Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Подробности нападения группы неизвестных на активистов левых молодежных объединений


Владимир Кара-Мурза: Сегодня стали известны подробности совершенного накануне нападения группы неизвестных на активистов левых молодежных объединений у здания горкома КПРФ. У нас в студии Сергей Шаргунов, член политсовета партии Родина, руководитель Союза молодежи «За Родину», представители которого также едва не пострадали в ночном инциденте. Что рассказали вам ваши товарищи о событиях вчерашнего вечера?

Сергей Шаргунов: Вы знаете, Владимир, меня с самого начала приглашали на это мероприятие. Это было собрание по поводу проведения левого марша, который непременно состоится в середине сентябре в Москве. Я не смог и попросил своих товарищей принять участие в этом совещании. Они туда пришли. И по их рассказу, примерно в 20.00 была взорвана какая-то дымовая шашка, взлетела ракета, начались крики. И внизу, они выглянули в окно, они увидели, как избивают охрану. Охрана – это символическое слово. На самом деле внизу было несколько ребят и девчат нацболов. Собственно говоря, их практически перебили. То есть разбитые головы, одному человеку сломали две руки. Напали люди с бейсбольными битами, и впервые, что характерно, было применено огнестрельное оружие. Насколько я знаю, стреляли не только из шоковых пистолетов и резиновыми пулями, но и в воздух стреляли реальным боевым оружием, то есть остались патроны. Нападавшие пытались пробиться выше, им было оказано некое сопротивление. После чего они, по ходу разбив еще несколько машин, которые находились возле здания, этого помещения, они залезли в свой автобус и поехали восвояси. Есть номер автобуса.

И милиция, поначалу довольно вяло реагировавшая на этот инцидент, видимо, среди сотрудников милиции нашлись люди, которые выполняют свой долг, и они задержали автобус. Это была приятная новость. Автобус был задержан, направлен к отделению милиции. Нападавших отправили в это отделение. Я связался с разными депутатами Государственной думы, они позвонили в отделение милиции. И к сожалению, начальство отказывалось давать им какие-либо комментарии. Приехал прокурор, который постарался все кровавое происшествие представить чуть ли не как стычку разных экзотических группировок молодежи из серии одни фанаты с другими.

Реально нападавших отпустили, причем довольно вежливо, и стали развозить по домам. Когда нападавшие стали выходить из отделения милиции, они прикрывали свои лица, многие поднимая вверх куртки. При этом свидетелям открылось замечательное волшебное слово «Наши» - логотип, который был на футболках.

Владимир Кара-Мурза: Под этими куртками? Эдуард Лимонов, лидер НБП, активисты которой наиболее пострадали во вчерашнем инциденте, напоминает, что это уже не первое нападение.

Эдуард Лимонов: Это совершено той же организованной группой криминальной, которая в этом году уже совершила три крупных нападения на национал-большевиков, каждый раз не меньше 30-50 людей. Огромный нажим на милицию со стороны верных исполнителей воли Владимира Владимировича Путина, со стороны Генеральной прокуратуры и прокуратур всех уровней. Нажим очень сильный. На мой взгляд, вчера произошли первые стычки грядущей гражданской войны.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвички Аллы Павловны.

Слушательница: Здравствуйте господа. Я вообще-то так и предполагала, что сегодня именно эта тема будет обсуждаться. Я вчера об этом услышала. Если у нас будет какая-то революция, то не оранжевая как в Киеве и не такая как в Грузии, у нас будет узбекский вариант – это точно. И еще у меня вот какой вопрос. Дело в том, что лимоновцев, которые в кабинете Зурабова защищали нас, пенсионеров, их осудили на пять лет. Тех лимоновцев, которые в приемной президента хотели просто вручить письмо, их обвинили чуть ли не в государственном перевороте. А людей, только «Наших», которых и создала администрация президента, которые вплоть до тяжких тележных повреждений, из через три часа отпускают, и мало того, развозят на машине по домам. Господи, да в каком же государстве мы живем?

Сергей Шаргунов: Я не могу не согласиться с Аллой Павловной, потому что реализуется самый худший латиноамериканский сценарий. То есть государство, власть, я убежден, что без отмашки сверху это бы не произошло, дает санкцию на суровое, на серьезное преступление. Я повторюсь, уверен, что такой оппозиционер, такой прилизанный карьерист как Василий Якеменко никогда бы сам не подал инициативу идти громить, избивать. Ясно, что на это была дана отмашка. Я все-таки убежден, что это почерк организации «Наши». Прежде всего, потому что обладаю достоверной информацией, в том числе из болельщеских кругов знаю, что нападавшие причастны к группировке некоего Васи Киллера. Потому что Якеменко тесно связан с болельщиками команды «Спартак», есть одно из направлений. Он сам заявлял в том числе на съезде «Наших», что мы бы никакого майдана не допустили в Москве, я бы обратился к своим друзьям, они бы пошли и гнали бы всех битами. После чего произошло нападение на офис НБП, многие из пострадавших были доставлены впоследствии в Институт Склифосовского. К счастью, некоторые из нападавших были задержаны. И что интересно, они оказались совсем не рядовыми участниками молодежного движения «Наши». Их фамилии, их имена известны.

Владимир Кара-Мурза: Той же версии придерживается Роман Доброхотов, лидер молодежного движения «Идущие без Путина».

Роман Доброхотов: Это уже не первый случай, когда избивают энбепешников. Каждый раз это одни и те же люди, причем их знают даже в лицо. Это лидеры фанатских группировок ЦСКА и «Спартака». Более того, те люди, о которых идет речь, представители фанатских группировок – это те люди, которые занимаются охраной движения «Наши». Это люди, которые в службе безопасности «Наши» выполняют самые разнообразные функции. И как мы сейчас видим, не только охраной «нашистов» от нормальных людей, но и, собственно, атакой на все оппозиционные движения. Поскольку НБП, безусловно, самое громкое оппозиционное движение, оно проводит яркие акции, то, естественно, оно было выбрано первой целью.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Саратова от радиослушателя Виталия.

Слушатель: Добрый вечер. Я просто целые сутки нахожусь в состоянии транса. Скажите, пожалуйста, если известны их фамилии, номер автобуса, все прочее, может быть как-то к каким-то депутатам обратиться? Я слышал, что Грызлов якобы выступил против. Но если известны фамилии, может быть опубликовать, с адресами, со всем, чтобы эти люди тоже почувствовали, что к ним может какое-то негативное отношение случиться со стороны соседей, общественности. Ну что же это такое - бандитская группа шастает по Москве, там они «Наши» или не «Наши», кто их знает.

Владимир Кара-Мурза: Какие меры предпринимаете вы лично и ваши союзники?

Сергей Шаргунов: Я сегодня говорил с Дмитрием Рогозиным, что, на мой взгляд, пришло время создать парламентскую комиссию по расследованию целой серии кровавых вылазок, совершенных в нашем городе, чтобы эти лужи крови на асфальте не превратились в нечто более страшное. Потому что если сейчас позволить власти нашей, правоохранительным органам замять происшествие, то в дальнейшем мы можем получить большую эскалацию насилия. Мы можем получить весьма драматичное развитие этой истории. Так что, я считаю, что в данном случае долг депутатов Государственной думы, долг средств массовой информации и вообще всех людей с гражданским чутьем не оставлять эту историю просто так, добиваться, по крайней мере, обнародования имен тех, кто нападал, и выяснения того заказчика, который стоял за этими молодчиками.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Григория.

Слушатель: Здравствуйте. Вы упираете в основном на то, что все эти действия совершают представителя «Наших». Мне кажется, что это люди посерьезнее и носящие те или иные погоны. Я не могу точно утверждать, какая служба. Я, например, передвигаюсь по Москве пешком и уже неоднократно видел мобильные группы из четырех-пяти машин «Жигули», явно спецслужбы, которых раньше не наблюдалось в Москве. Какие вы помимо парламентских мер предпринимаете контрмеры по обеспечению безопасности?

Владимир Кара-Мурза: Кстати, проводят параллели с недавними избиениями поляков, которые без службы РУБОПа не могли быть возможны, поскольку велась слежка целенаправленная за польскими дипломатами и журналистами, и тогда уже вступали в силу погромщики и штурмовики. Нет ли здесь аналогии?

Сергей Шаргунов: Я не исключаю, что спецслужбы причастны к этому, но именно как наводчики. Мне кажется, что власть осталась одна. Сегодня речь идет не о том, что они защищают «псевдосуверенную демократию» (выражение одного из кремлевских политтехнологов), они на самом деле защищают жуликов, корыстные интересы группки людей, которые хотят сохранить за собой прежде всего собственность, то есть власть. И поскольку они понимают, эта горстка людей, что ни милиция, ни армия не станут вступаться за них, то единственное, что они могут – нанимать молодежь.

И еще хочется заметить, что власть любит пугать нас жупелом гражданской войны, рассказывать об опасности кровопролития. И кто, интересно, стравливает молодежь? Я бы не стал называть мерзавцами и подонками нападавших. Это просто несчастные молодые люди, которых разводят в темную, которых вместо того, чтобы просвещать, вместо того, чтобы давать им социальную реализацию, власть, в том числе через спецслужбы, пытается использовать и натравливать на других молодых людей, на политических оппонентов власти. И я убежден, что если произойдут какие-то серьезные события, то, конечно, в очередной раз высветится тот факт, что группировка «Наши» – это колосс на глиняных ногах. Подавляющее большинство этой молодежи вообще не будут участвовать ни в каких событиях, они пойдут домой слушать популярную музыку. А единицы самые агрессивные могут оказаться люмпенами. Не зря здесь вспоминался узбекский вариант. Я бы вспомнил киргизский вариант. Вот это будет толпа, которая будет беспричинно всех громить. Цель им дают соответствующие люди, в том числе спецслужбы. Но реально у власти никого нет.

Владимир Кара-Мурза: Первый зам руководителя движения «Идущие вместе» Борис Якеменко отрицает причастность к случившемуся активистов движения «Наши».

Борис Якеменко: Я сегодня купил газету «Вечерняя Москва», там на первой странице «Побоище на Автозаводской». Это вполне естественно - растет активность. Существуют какие-то футбольные группировки, чем больше фантов, тем больше они конфликтуют друг между другом. Потому что, когда две группы, там понятно, существует некий конфликт, и не все о нем знают, а когда 20, то это все гораздо более заметно. Сейчас, очевидно, происходит то же самое и происходит некий конфликт, разумеется, он, наверное, неизбежен между какими-то радикальными группировками. Поэтому это вполне нормально. Но я не припомню случая, чтобы какие-то респектабельные молодежные направления, какое-нибудь молодежное «Единство» или «Яблоко» бились между собой. Мне кажется, что это маргинальная среда выясняет между собой отношения.

Владимир Кара-Мурза: У вашей организации есть какие-то конфликты с коллегами по правому флангу оппозиции?

Сергей Шаргунов: Конечно, у нас нет конфликтов с другими молодежными организациями. И то, что пытается представить Борис Якеменко – это просто чушь собачья. Нет на самом деле никакого противостояния в молодежной среде. И более того, молодежные активисты сговорчивее между собой, нежели их старшие товарищи. В принципе сегодня наблюдается радостное единение в среде молодежной оппозиции. Поэтому невозможно говорить о том, что есть какая-то серьезная, тем более способная вооружиться, ворваться куда-то группировка конкурентов тем, кто вчера проводил заседание оргкомитета по левому маршу. Вообще показательно то, что собралось сразу столько организаций – это и молодежная «Родина», и НБП, и АКМ, и СКМ.

И вообще я давно выступаю с инициативой объединения наших усилий, в том числе с коллегами по либеральному направлению. Потому что сегодня основные наши лозунги, лозунги противостояния власти, лозунги честных выборов, они находят отклик в самых разных молодежных организациях. Я думаю, что делить нам особенно нечего. Я постоянно общаюсь с Ильей Яшиным, с представителями молодежного «Яблока», «Обороны», движения «Да». Недавно говорил с Романом Доброхотовым, который здесь давал свою реплику. И более того, открою тайну, думаю, в ближайшее время мы выступим с таким объединительным проектом, который будет строиться не на декларациях, а на конкретных действиях, в том числе на создании отрядов самообороны.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Наташу.

Слушательница: Добрый вечер. Поскольку у нас часто культура опережает жизнь, я вспомнила фильм Мамина, который был сделан еще в перестройку, назывался он «Бакенбарды». И там группа молодежи затеялась любить Пушкина, они все отрастили себе бакенбарды, вооружились тростями с тяжелыми набалдашниками и пустились бить всякие молодежные организации. И стали ходить по улицам, скандируя Пушкина. Я не знаю, что нынешнее молодежные группировки будут делать со своей прической и будут ли заниматься дзюдо, но это очень похоже.

Владимир Кара-Мурза: Занимались рукопашным боем на озере Селигер.

Сергей Шаргунов: Смешно, конечно, то, что вы сказали. С единственной поправкой, что я убежден – это не было их инициативой - нападение на офис оппозиционной организации, безусловно, их науськивает власть. В отличие от любых подобных прецедентов, в данном случае это была не реакция организации «Наши» или какой-то другой организации - это было инспирировано со стороны власти.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Новосибирска от радиослушателя Михаила.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Первый звоночек прозвучал более трех лет назад. Многие, похоже, забыли 9 июня 2002 года, когда футбол был Япония-Россия 0:1. И на Манежной площади было устроено побоище с поджиганием и переворачиванием автомобилей. Так вот эти беспорядки были организованы «Идущими вместе» – это убедительно доказала «Новая». Откройте подшивку и убедитесь.

Сергей Шаргунов: Моя статья, кстати.

Слушатель: Этими же дегенератами было организовано. Действительно, бойцами «нашистов» являются футбольные хулиганы. Но вы забываете еще и скинхедов. Это в программе «Время» показывают «нашистов» как глупеньких смазливеньких девочек с голубыми глазками-бусинками как у котят. А на самом деле это боевики, имеющие от режима карт-бланш, а у ментов любую индульгенцию.

Владимир Кара-Мурза: Я помню, той весной раздавалась волна шовинизма по поводу Олимпиады в Соединенных ШтатахЖ, где якобы дискриминировали российских спортсменов, и это вылилось в волну погромов 9 июня во время Чемпионата мира по футболу.

Сергей Шаргунов: Что касается знаменитого погрома на Манежной площади, я думаю, что, несмотря на то, что там принимали участие многие из «Идущих вместе», на самом деле все это было не столько организовано, сколько было проявлением той ситуации, которую я предсказываю. То есть массовые волнения и, соответственно, эти люди выступают просто как люмпены, они переворачивают машины, врываются в магазины, что-то жгут. То есть действуют не как организованная толпа, они же не пошли, например, захватывать думу или ФСБ, которые были рядом. Просто побили окна рядом в магазинчике. Такая просто грязная волна прокатилась по улицам.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Евгению Витальевну.

Слушательница: Добрый вечер. У меня вопрос к руководителю молодежи. Скажите, почему вы не устраиваете диспуты публичные, почему не пишете статьи друг против друга? Говорят: в спорах рождается истина. Тут как-то Илюша Яшин выступал по вашей программе, сказал: Ленин – бандит. Из чего ясно было, что это его идеологический враг. Но врага надо знать. Надо бы изучить Ленина, опровергнуть его. Или, например, Лев Толстой, он в 1905 году написал потрясающее письмо большевикам, он был против революции, где написал: «Если сегодня к власти допустить низменные элементы, то по прошествии нескольких десятилетий к власти придут уголовные элементы». Не происходит ли у нас сегодня это? Не заняться ли вам умственным развитием?

Сергей Шаргунов: Спасибо, это очень хороший вопрос. Я сам человек не чуждый интеллектуальной деятельности, много пишу, в том числе литературный обозреватель одной из центральных газет. Да, мы настроены на то, чтобы проводить постоянные дискуссии. Я недавно Маше Гайдар предлагал придти на собрание молодежной «Родины» и подискутировать на разного рода экономические вопросы. Кроме того, должен вам признаться, что этим летом я побывал в разных молодежных лагерях, и в том числе в лагерях «Наших». Например, я был в Форосе, лагерь был практически набит комиссарами этого движения. С другой стороны, по приглашению московских «нашистов» я ездил на Карельский перешеек, там была идеологическая дискуссия. Кстати, приезжала Юлия Малышева из СПС. Я убедился в полном идеологическом убожестве «нашистов». В принципе, это милые ребята, которых в массе своей надо перетягивать на нашу сторону, на сторону нормальной, критичной и свободомыслящей молодежи. Тот инстинктивный патриотизм, который в них есть, я могу только приветствовать.

Вопрос лишь состоит в том, что, по всей видимости, есть две организации «Наши». Одна – это очередная пирамида вроде «Идущих вместе», когда ребят завлекают разного рода социальной организацией, возможностью получить высшее образование, позитивными делами: давайте пойдем и отдадим поклон нашим ветеранам. С другой стороны, есть теневой отряд, боевая группа, которую конкретно науськивают на подавление оппонентов. И очень забавно было разговаривать с наивными «нашистами». Стоит девочка, я спрашиваю: а зачем, вы думаете, вас как стадо баранов согнали, 60 тысяч человек на Ленинский проспект? Разве не за тем, чтобы продемонстрировать всем угрозу: вот если выйдет оппозиция на улицу, будет противовес, то есть чисто уличное мероприятие. Она говорит: «Нет, нас привезли поклониться ветеранам».

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Сергея.

Слушатель: Добрый вечер. Вопрос к вашему гостю. Вы задали вопрос Рогозину насчет парламентского расследования, что он ответил?

Сергей Шаргунов: Вы знаете, Дмитрий Олегович живо и быстро среагировал на эту ситуацию еще вчера вечером, он связывался с отделением милиции. Сегодня он сделал несколько серьезных заявлений, потребовал жесткого расследования происшедшего.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Николая, радиослушателя из Курской области.

Слушатель: Здравствуйте, господа. Сергей, конечно, рассуждает как ребенок. Первая заповедь любого серьезного игрока, политика, борьба за власть – это, конечно, серьезная борьба, игра не на жизнь, а на смерть - это уважение любого противника, а ошибка – это недооценка. Никто никуда не разбежится. Эти ребята серьезно идут. В 93 году нынешняя власть показала, что она будет стрелять, надо из танков, будет стрелять из танков.

Владимир Кара-Мурза: Какие методы вы собираетесь использовать в марше левых сил?

Сергей Шаргунов: Марш левых сил по возможности пройдет мирно. Но, повторяю, я хотел бы в середине сентября заявить о создании коалиции разных оппозиционных молодежных организаций. Коалиция займется конкретными акциями, в том числе прямого действия. На самом деле я разделяю опасения Николая и сам с тяжестью душевной думаю обо всем этом. Да, скорее всего власть постарается действовать довольно жестко. И поэтому надо думать, что делать в этой ситуации.

Владимир Кара-Мурза: Как ни странно, активисты правой оппозиции выразили свою солидарность с потерпевшими. От лица СПС выступил зам председателя федерального политсовета Леонид Гозман.

Леонид Гозман: Мы, во-первых, возмущены происшествием. Мы сделали беспрецедентный для нас шаг – мы обратились с письмом к Национал-большевистской партии, к Авангарду красной молодежи и «Родине». Есть серьезные основания, с нашей точки зрения, и серьезные основания подозревать, что данное действие было срежиссировано кем-то достаточно влиятельным, достаточно могущественным. То есть либо напрямую властью, либо кем-то, кто к власти близок. А вот это уже вдвойне плохо. Мы желаем пострадавшим ребятам скорейшего выздоровления. Мы требуем от властей гласного открытого расследования и наказания, суда над исполнителями и, главное, - над заказчиками этого преступления.

Владимир Кара-Мурза: Вопрос от москвича Теймураза Александровича.

Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, я еще до недавнего времени скептически относился к Рогозину, сейчас немного поменялся. Я сам демократ, демократических идей. И тем не менее, то, что произошло вчера, когда я услышал адрес Автозаводская, если бы услышал, какой номер дома, я бы приехал и, клянусь, встал бы вместе с ними. Поэтому я призываю, спасибо этому режиму за то, что они все делают для того, чтобы мы объединились. И когда говорят, специально подбрасывают, что вы разные – СПС, «Яблоко», Рогозин... Мы может быть чуть-чуть не так думаем, но в этом отношение мы все должны быть вместе, чтобы свергнуть этот режим.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, подобные акции сплачивают оппозицию из разных флангов?

Сергей Шаргунов: Да. И вообще заявление одного из руководителей Союза правых сил меня, честно говоря, немножко удивило. Потому что он считался до последнего именно апологетом режима.

Владимир Кара-Мурза: Во всяком случае, они были против движения «Наши», надо справедливости ради сказать об СПС.

Сергей Шаргунов: Но подобное заявление на самом деле радует и означает, что власть остается по сути дела одна, и даже последние сторонники этой власти, так называемое правое крыло в СПС тоже начинает от нее отворачиваться. Безусловно сплачивает. Я думаю, что наше настроение боевое, хорошее настроение. Пускай нападают, главное, чтобы оппозиция была с кулаками. На самом деле неплохо, что уже так рано, до 2007 года происходят подобные вылазки. Значит нужно мобилизовываться тоже заблаговременно.

Владимир Кара-Мурза: Первый секретарь московского городского комитета Союза коммунистической молодежи Сергей Довгаль считает, что произошла спланированная акция.

Сергей Довгаль: Это был четко спланированный, организованный, хорошо просчитанный и продуманный налет. Им позволено все. Они могут вооружаться, они могут таскать Макарова, пускай с резиновыми пулями, они могут прямо у отделения милиции, меньше чем 50 метров от отделения милиции избивать людей, применять оружие, поджигать машины. Могу сказать, что уже левые организации, например, СКМ, АКМ и другие, НБП, они организованно приходят на акции, организованно отходят, чтобы не было нападений после акций, такие меры продумываются.

Владимир Кара-Мурза: Вопрос от москвича Михаила.

Слушатель: Господа, доброй ночи. Меня порадовал звонок одной слушательницы, она начала возмущаться, что у нас за государство, неужели оно уголовное? Меня порадовало, что в народе эта мысль, что у нас действительно оно такое, хоть начинает появляться.

Владимир Кара-Мурза: Посмотрим, как пойдет расследование этого инцидента. Слушаем москвича Сергея.

Слушатель: На вопрос, Сергей, вы не ответили, насчет - будет парламентское расследование или нет. Вы сказали, что живо отреагировал Рогозин. Он всегда живо реагирует, потом Кремль его останавливает. Так будет добиваться он парламентского расследования или нет?

Владимир Кара-Мурза: Кстати, вы работали в «Новой газете» в свое время, она расследовала инцидент в Рязани, учения с использованием гексогена. Пришлось всем заявителям отозвать свои заявления, жителям Рязани, никакого расследования не было. Как будет на этот раз?

Сергей Шаргунов: Да, к сожалению, такова бюрократическая, мягко говоря, бюрократическая практика нашего государства. Дмитрий Рогозин дал мне твердое обещание, что будет настаивать на серьезном расследовании происшедшего. Я не парламентарий и тем более не парламентское большинство, чтобы образовывать подобную комиссию.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Людмилу Васильевну.

Слушательница: Добрый вечер. Я хочу выразить свою солидарность с этими мужественными людьми и хочу выразить свое сочувствие семьям, у которых, наверное, там дети, жены.

Владимир Кара-Мурза: Вы как-то участвуете в акциях поддержки молодых лимоновцев, которые проводят их родители?

Сергей Шаргунов: Да, безусловно. Я был свидетелем защиты на процессе над ребятами, которые в свое время вошли в здание Минздрава, старался их всячески поддержать. Стараюсь поддерживать родителей. Мы были на открытии процесса над ребятами, которых обвиняют в том, что они вошли в приемную Администрации президента. Более того, накануне вероломного нападения на наших активистов проходил митинг у Соловецкого камня в Москве, мы тоже принимали там участие. Я сказал слово. Это был митинг в основном родителей арестованных.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Надежду, слушательницу из Петербурга.

Слушательница: Здравствуйте, Владимир, здравствуйте, Сергей. Спасибо, ребята, что вы существуете. Всего вам хорошего. Нарастили ребята-штурмовики мускулы, на Селигере отдохнув. Скажите, пожалуйста, у меня такой вопрос к вам: как велика ваша организация и из кого она состоит?

Сергей Шаргунов: Вы знаете, в основном в организации студенты. На самом деле в целом организация насчитывает три тысячи человек. Потому что сегодня, благодаря и ресурсу партии «Родина», у нас более сорока региональных организаций по всей стране. Причем мы в состоянии проводить синхронную одновременную акцию в один день на одну тему. Недавно проводили акцию против закрытия военных кафедр в вузах под лозунгами «Иванов, а Вы служили?». Реально вышли более 25 регионов по всей стране. Собираемся пройти антинаркотическую акцию. Я считаю, что и в тех случаях, когда начинают прессовать одного активиста оппозиционные организации, тем более когда прессуют подобные истории, нужно выступать согласованно по всей стране. Здесь молодежная «Родина», которая обладает серьезным человеческим ресурсом, имеет много сторонников, она должна подключаться всюду и действовать заодно с другими организациями.

Владимир Кара-Мурза: Радиослушательница хотела узнать: у нее в Петербурге есть ваше отделение?

Сергей Шаргунов: Да, безусловно. Я недавно ездил в Петербург, общался с ребятами. Там Дима Капран, студент, возглавляет организацию нашу. Вы знаете, могу дать московский телефон – 221-15-15, звоните, спрашивайте молодежную «Родину», и вам дадут координаты питерские. Надо сказать, что кроме студентов сейчас стали появляться крепкие ребята, в том числе футбольные болельщики. Я считаю, что их нужно не то, что перевоспитывать, с ними нужно общаться, находить общий язык и, повторяю, мы должны быть крепкими и сильными. Мы не раздували эту тему, но были попытки нападения на офис молодежной «Родины». У меня были трудности в свое время.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Артура.

Слушатель: Здравствуйте. У меня два вопроса. Первый вопрос: все-таки вы можете на пальцах объяснить, какие у вас претензии к недемократичности власти? Реально те свободы, которые сейчас существуют в России, они беспрецедентны вообще. Это граничит со вседозволенностью, ни в одной стране Европы, я был во многих, такого просто не существует. Уровень толерантности и свободы реальной и либерально-демократических ценностей невероятен просто именно сейчас в России. Второй вопрос: «Яблоко» активно отмежевывается от позиции олигархата. Почему же вы снова хотите сотрудничать с теми, кто организовывал все процессы в 90 годы, с этой фуршетной публикой?

Сергей Шаргунов: Хорошо, это очень интересный вопрос, интересная тема. Я тоже не раз слышал такую парадоксальную точку зрения о том, что сейчас довольно свободное время. Вы правильно охарактеризовали его словом «вседозволенность». Вот эта небывалая вседозволенность позволяет организовывать такие нападения, за которыми открыто стоит власть, идти на беспредел. Вседозволенность – беспредел. Если смотреть по банальным показателям, что, телевидение у нас свободное, когда оно все совершенно зачищено сегодня. Вот этот жалкий квасной патриотизм, который нам показывают, он что, имеет отношение к какой-то искренней вере людей в свою страну? Разве вы не видите стокгольмский синдром, когда большинство людей из страха, из уныния, из апатии будто бы поддерживают первое лицо государства.

На самом деле у нас сегодня, с одной стороны, зачищенные средства массовой информации, с другой стороны, мы имеем полностью подконтрольный парламент, когда все политические партии взяли, сгребли и на совочке отнесли в уголок, и там они, можно сказать, блокируются. Наконец, есть подавление народа. Мы видим, что это производится и через социальные так называемые преобразования, когда, с одной стороны, обобрали стариков. С другой стороны, молодежь под воздействием этой дурацкой пропаганды власти, когда показывает только «Бумер», «Бригаду», да передачу «Аншлаг», начинают собираться в чисто бандитские объединения. Я говорю здесь даже не про «Наших». Я ездил в регионы, где ребята надевали кашемировые пальто, приходили и говорили: мы теперь «бригада», будем вас крышевать. Естественно, их заваливали в сугроб, они попадали в СИЗО. И все это результат той пацанской пропаганды, которая, безусловно, началась в обществе с приходом так называемого нового лидера.

Нужно отдавать себе отчет, что градус агрессии возрос в обществе. Нужно отдавать себе отчет, что мы семимильными шагами идем к латиноамериканскому государству, когда у нас будет сырьевая экономика и при этом власть будет завинчивать все гайки.

А то, что вы наблюдаете так называемую полемику, что сейчас стали приглашать Лимонова и Проханова куда-то, так это связано с тем, что зачистили все политическое пространство. Повторяю, разные, в том числе экзотические политические персонажи тусуются в этом уголочке. Вот и все.

Владимир Кара-Мурза: Кстати, о союзе с «Яблоком»: лидер молодежного «Яблока» Илья Яшин выразил сегодня свою солидарность с потерпевшими.

Лев Яшин: И нацболов, и других левых активистов бьют уже не раз. Можно со всей уверенностью констатировать, что при власти сформированы целые штурмовые бригады, которые такими бандитскими методами устраивают расправы над представителями оппозиции. Формально те отморозки, которые избивали дубинками оппозиционных активистов, не состоят в движении «Наши», в основном, насколько нам известно, это люди, имеющие отношение к футбольному фанатскому движению, так называемые футбольные хулиганы. Такие силовые акции в значительной степени способствуют тому, чтобы диалог был налажен между всеми спектрами оппозиции. Потому что, когда людей начинают банально избивать – это лучший стимул. Чем больше власть закручивает гайки, тем больше вероятность того, что оппозиция будет сильней.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Георгия из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. Да, похоже, что Россия опять заставит о себе говорить серьезно. Мне вспоминаются слова печально известного Басаева: «Вам не удастся отсидеться в своих домах и квартирах. Война войдет в ваш дом». Этот кавказский синдром переходит, к сожалению, на Россию. Это не где-то в далекой Башкирии, а под носом, у Спасской башни.

Владимир Кара-Мурза: Напоминают ли эти акции расправу в Благовещенске и других городах?

Сергей Шаргунов: Ну да, это то, о чем я говорю – это создание весьма нездоровой атмосферы в обществе. То, чем зарекомендовала себя власть. Поскольку власть очень слабая, безвольная, она может только стращать. И действительно атмосфера вседозволенности имеет два аспекта. С одной стороны - это слабость, апатия, уныние. С другой стороны – это агрессия и запугивание всех всеми.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Людмилу Георгиевну, радиослушательницу из Санкт-Петербурга.

Слушательница: Я 21 года рождения, отец у меня был политкаторжанин. И начиналась революция в 17 году с его участием тоже. Он устраивал забастовки, устраивал всякие листовки. В общем встречи, которые потом кончались тюрьмой. И было так, что ленинские идеи пускались в народ, оповещали в первую очередь народ. Все совершенно замыслы и помыслы ленинские, все шли в народ и в последнюю очередь к интеллигенции.

Владимир Кара-Мурза: Наверное, это та схема, которую можно использовать оппозиции в любой стране.

Сергей Шаргунов: История во многом повторяется. Вопрос в том, чтобы извлекать определенные уроки и не повторять ошибки.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Геннадия.

Слушатель: Добрый вечер. В общем-то дело достаточно серьезное. Я живу в большом доме, где живет очень много молодежи одного из крупнейших заводов в Москве. Сегодня, когда вышел погулять, стоит группа молодых людей, заводские ребята. И они уже начинают шевелиться. Когда заводские ребята выйдут на улицу, то этим Якеменко братьям, которые бизнес свой организовали, я думаю, небо покажется в овчинку. А вообще нашего президента поздравляю с его лживой, лицемерной политикой.

Владимир Кара-Мурза: Как, кстати, ваша организация работает среди рабочей молодежи?

Сергей Шаргунов: Да, это очень важная тема. И когда к нам придет рабочая молодежь, тогда, наверное, процессы сдвинутся. Но нужно понимать, что сама по себе эта молодежь действовать не будет и здесь нужен политический субъект, организующая сила. Мы собираемся с осени активно работать среди общежитий, среди вузов. Но тема рабочей молодежи, пролетарской молодежи крайне важна, потому что эти люди, которые напрямую сталкиваются с сегодняшними социальными невзгодами, это люди наиболее близкие к материи жизни.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Сергея, радиослушателя из Петербурга.

Слушатель: Доброй ночи, господа. Вам не кажется, что эта группировка Лимонова – это идеальные спарринг-партнеры для «Наших»? Я как-то несколько лет назад познакомился с этими ребятами, они тусуются недалеко от торгового центра. Шибко большого интеллекта не видел. Во-первых, дремучесть в отношении истории. И вы упомянули Соловецкий камень, они изрисовали полквартала этими лозунгами «Сталин, Берия, ГУЛАГ». Как эта любовь соотносится к митингу у Соловецкого камня?

Сергей Шаргунов: Во-первых, я не усматриваю закат Национал-большевистской партии. Но хочу сказать, что это организация, которая занимает свою эстетическую нишу в российской истории. Организация, которая, во-первых, не пролила ни капли крови и действовала исключительно мирно. Во-вторых, это организация, аккумулирующая в себе некий экзистенциальный протест, я бы сказал так. Это не лирическая отмазка, на самом деле так оно и есть. Это молодежь, у которой бурлит энергия, которая негодует. Понятно, что иные их крикливые лозунги из серии «до смерти» являются на самом деле фикцией. И известно, в связи с чем прозвучал лозунг по поводу Сталина и Берия. Это была форма эпатажа на съезде одной партии, которая была фактически правящей. И молодежь решила таким образом выразить свой антибуржуазный протест против, как они полагали, зажравшихся господ.

Владимир Кара-Мурза: Напомню, что дополнительную популярность НБП придает тот факт, что ее лидер Эдуард Лимонов, вернувшийся из эмиграции, сам попал в ГУЛАГ российский и провел четыре года в тюрьме по надуманному обвинению.

Сергей Шаргунов: Кстати, после этого произошла серьезная эволюция его взглядов. Я отношусь к этому не как к политической показухе, я считаю, что партия стала серьезнее относиться к теме застенок, поскольку практически вся прошла через систему ГУИН, через колонии, и сегодня декларирует нормальные традиционные для нашей страны лозунги свободы.

Владимир Кара-Мурза: Через больницы сегодняшней ночью прошла. Слушаем москвичку Лидию Ивановну.

Слушательница: Здравствуйте. У меня после всех этих событий сложилось такое впечатление, что наша власть, Сергей говорит, слабая, безвольная, нет, наша власть очень сильная, действует коварно, целенаправленно. Если в Германии в свое время был фашизм, то у нас идет гэбизм. И нашему обществу грозят страшные беды от этой власти. Поэтому вот эти все разборки между Явлинским, Союзом правых сил, кто-то дочь устраивает в депутаты, занимаются мелкими вопросами, а вообще надо всем очень серьезно объединяться. Потому что нам грозят страшные времена.

Владимир Кара-Мурза: Вам не кажется, что именно на уровне молодежного поколения представителям различных партий проще объединяться, чем на уровне их отцов?

Сергей Шаргунов: Сейчас происходит «бэби-бум», появляется множество молодежных организаций, и меня это не может не радовать. Я думаю, что особо у нас нет идеологических препонов, мы все выступаем за сильную страну и за страну свободную. Потому что неприкосновенность личности и, в частности, честные выборы - для нас это важные моменты. Я думаю, что идея нормального патриотизма, когда власть будет волевой, творческой и заинтересованной в том, чтобы преодолеть отчуждение между гражданами и самой собой, то есть властью и идеей социальной справедливости, потому что Россия огромная страна со своими определенными традициями, плюс идея свободы - эти идеи сегодня торжествуют. И надо сказать, я не вижу серьезных препонов между молодежными организациями. Действовать надо согласованно.

Другой момент – это политический этикет, который неизбежен. Это определенные амбиции, которые тоже неизбежны, особенно в такой сфере, как политика. Поэтому разом взять и всех объединить, разумеется, не получится. Для этого существуют практические пространства – это площади, это тема выборов, это какие-то ключевые актуальные политические моменты, когда нужно сплачиваться. В том числе нужно сплачиваться перед лицом или мурлом врага, который приходит к тебе с бейсбольной битой.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем звонок от Андрея из Санкт-Петербурга.

Слушатель: О том, что может нас сплачивать и разъединять. Прошедший год был юбилейный, тогда мы вспоминали победу в войне. Но эти события теми или иными политическими движениями часто представлялись очень с неприятными оттенками. Вот сейчас у нас в Петербурге и, насколько я понял, в других городах движение «Наши» провели ряд митингов памяти жертв Беслана. Выразите, пожалуйста, свое отношение к этому и вообще об объединяющих и разъединяющих действиях политических движений.

Сергей Шаргунов: Вы если заметили, на афишах, на стендах и на футболках у «нашистов», которые призывают всех отметить годовщину Беслана, есть такая надпись «Без слов». На самом деле так называлась рубрика в журнале «Крокодил». То есть опять кремлевские политтехнологи сели в лужу. Казалось бы, нужно вспомнить трагические события. Помните, там карикатура была такая и называлась «Без слов». Это все детали. На самом деле без слов действовали «нашисты», когда нападали на Сергея Удальцова, когда нападали на активистов молодежной «Родины», громили офис НБП. Они ведь не выкрикивают «вы мерзавцы», «вы против власти», они либо орут матом, либо издают что-то нечленораздельное, а в основном действуют молча. Удальцов мне рассказывал, когда его избивали накануне первого мая, просто окружили и начали молча бутузить и избивать ногами. «Без слов» - это такой хороший рабочий лозунг этой организации.

Владимир Кара-Мурза: Лидер Авангарда красной молодежи Сергей Удальцов подозревает милицию в сочувствии нападавшим.

Сергей Удальцов: На меня нападали когда, дело просто мертвым грузом лежит, и никто не скрывает, что расследовать никто не собирается. Конечно, эти нападающие пользуются поддержкой, прикрытием силовых структур, поэтому действуют так нагло. В двух шагах отделение милиции, УВД Даниловское. И среди бела дня практически, было еще светло, в 8 часов вечера действовать так нагло, я думаю, однозначно они именно уверены из-за того, что знают, что их прикроют.

Сейчас на повестке дня создание общих отрядов самообороны, общего штаба координации действий. Потому что защита наших сторонников на массовых акциях, на внутренних мероприятиях, просто отдельных активистов - это уже на повестке дня. Если они этого добиваются, так скоро и произойдет. Лимонов уже заявляет о гражданской войне. Я в принципе тоже во многом согласен.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Ельца от радиослушателя Евгения.

Слушатель: Доброй ночи. Я внимательно слушаю, ребята, видимо, хорошие, все хорошо. Но у меня такое впечатление создается, что они призывают к чему-то - к волнениям, о самообороне говорят.

Владимир Кара-Мурза: Очевидно, радиослушатель говорит, что вы не уделяете внимания парламентским, легальным формам борьбы, сразу перескочили через них на силовые акции.

Сергей Шаргунов: Зачем же так? Я еще раз хочу повторить, что крови пока никто из молодежной оппозиции не проливал. Речь идет скорее о нападениях на нас. А участие в выборах я не считаю бессмысленным процессом, главное, чтобы не увлекаться и не превращать всю свою политическую деятельность в бесконечный фарс, когда ты будешь баллотироваться постоянно, проигрывать или получать небольшое количество голосов. Потому что изначально это будет нечестная обманка. Евгений, конечно, прав, может быть это связано с тем, что общая атмосфера сейчас в стране пропитана этими миазмами пропаганды, когда кажется, что все в принципе нормально и зачем куда-то идти бунтовать. На самом деле все абсолютно ненормально. Мы наблюдаем сегодня кризис власти, который будет усиливаться. На самом деле, что такое кризис? Кризис – это перелом в болезни. И Россия сегодня боится, с одной стороны, этой болезни, а с другой стороны - доктора. Болезнь – это те процессы, которые запущены действующей партией власти, и эта болезнь, к сожалению, ведет к медленному угасанию. Доктор – это те возможные потрясения, которые, надеюсь, пройдут бескровно.

XS
SM
MD
LG