Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обвинительный приговор экс-владельцам ЮКОСа и первое чтение бюджета


Владимир Кара-Мурза: Два часа назад Мосгорсуд вынес обвинительный приговор экс-владельцам ЮКОСа, снизив меру наказания Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву с девяти до восьми лет лишения свободы. А в это же самое время прокремлевское большинство думы утвердило в первом чтении откровенно популистский бюджет, многие положения которого перекликаются с идеями статьи Ходорковского «Левый поворот». Ситуацию обсуждаем с Олегом Кузнецовым, генеральным директором экспертного института при Российском Союзе промышленников и предпринимателей. Олег Евгеньевич, есть ли у Российского Союза промышленников и предпринимателей какое-то солидарное отношение к суду по делу ЮКОСа?

Олег Кузнецов: Я могу здесь привести то, что сказал глава РСПП по этому поводу - Аркадий Вольский. Он сказал следующее: «Честно говоря, я ожидал другого приговора. А по этому приговору могу сказать лишь, что разочарован и сожалею».

Владимир Кара-Мурза: А Михаил Ходорковский продолжает, несмотря на судебное решение оставаться членом вашего совета?

Олег Кузнецов: Членом бюро продолжает оставаться.

Владимир Кара-Мурза: Когда было последнее переизбрание, уже он в тюрьме находился?

Олег Кузнецов: Да.

Владимир Кара-Мурза: Многие задумываются о том, что приговор помешает избираться в Государственную думу, то оставаться членом Российского Союза промышленников и предпринимателей не помешает?

Олег Кузнецов: Я не знаю, соберется бюро в конце сентября, возможно там будут решать.

Владимир Кара-Мурза: Как оценивает ваш экспертный институт социальную составляющую принятого сегодня в первом чтении бюджета на будущий год?

Олег Кузнецов: Можно сказать, что это первый шаг в правильном направлении. Но это действительно первый шаг, за ним вынужденно или не вынужденно, а согласно какой-то программе должны последовать следующие шаги.

Владимир Кара-Мурза: То есть вы ожидаете уточнений положений бюджета во втором и третьем чтениях?

Олег Кузнецов: Ожидаю уточнений и ожидаю развития этого направления социального в бюджетах следующих лет.

Владимир Кара-Мурза: А использовало ли правительство какие-то наработки вашего института при составлении бюджета?

Олег Кузнецов: Прямо не использовало. Я бы сказал, что в определенной степени разработка бюджета – это не совсем прозрачный механизм. Его доработка в думе – это гласный и прозрачный механизм.

Владимир Кара-Мурза: Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации, считает, что Кремль использовал в бюджете мысли и выводы из статьи Ходорковского.

Михаил Делягин: Когда Путин объявил, что на 10 тысяч рублей, то есть в три раза вырастет зарплата большому количеству врачей – это иллюстрация к статье Ходорковского «Левый поворот». Вот статья Ходорковского – это то, как реагируют на левый поворот российского общества интеллигент, интеллектуал и мыслитель. Выступление Путина 5 сентября – это то, как реагирует на то же событие кремлевский пиарщик. Но это сопровождается чудовищными реформами социальной сферы, чудовищной жилищной реформой. Так что, я думаю, будет как с монетизацией льгот: расходы выросли, но потери населения увеличились настолько, что увеличение бюджетных расходов не компенсирует потери населения. Российское государство имеет, включая золотовалютные резервы, денег больше, чем имел Советский Союз в лучшие свои годы, но не хочет эти деньги использовать на благо своего населения.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, следовало ли использовать деньги Стабилизационного фонда на бюджетные расходы?

Олег Кузнецов: Тут не надо путать две вещи. Стабилизационный фонд – фонд, который создается для совершенно определенных целей. И вот если принято решение иметь такой фонд, накапливать в нем средства, значит надо его строго придерживаться. Если вы принимаете какие-то решения другие, то есть по другим фондам, например, инвестиционный фонд, фонд здравоохранения, то, соответственно, в них направляются совершенно свои потоки денег. А Стабилизационный фонд, коль скоро принимается решение, что он есть, он незыблемым должен быть. То есть это две разницы. Нельзя говорить об использовании денег Стабилизационного фона. Можно принимать решение о том, какая цена отсечения нефти будет для того, чтобы накапливать после превышения этой цены деньги в Стабилизационном фонде. Но сам фонд трогать, как я считаю, нельзя.

Владимир Кара-Мурза: Пополнился ли Стабилизационный фонд деньгами ЮКОСа, фактически конфискованного в начале весны у прежних владельцев?

Олег Кузнецов: На этот вопрос нет ответа. Я думаю, что проследить движение этих денег трудно. Они были зачислены в бюджет как другие налоговые деньги, и там они смешались с другими деньгами. Их не метили, чтобы потом можно было сказать, что они пополнили какой-то фонд.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвички Ирины Семеновны.

Слушательница: Добрый вечер, господа. Ради бога простите, я буквально прослушала заявленную тему. Я могу говорить о Ходорковском? Конечно, очередной траурный день. Я одинокая пенсионерка, коренная москвичка, якобы обобранная Ходорковским, которого я бесконечно уважаю. Тем более я вспоминаю, что я училась в параллельных классах с его отцом в свое время. Я все время на корвалоле, валидоле, когда слышу об этом. Этого надо было ожидать - этого изуверства.

Владимир Кара-Мурза: Спасибо, Ирина Семеновна. Кстати говоря, раз прозвучал вопрос от пенсионерки, улучшится ли положение пенсионеров, если будет реализован принятый сегодня в первом чтении бюджет?

Олег Кузнецов: Мы знаем, что какие-то деньги этого бюджета пойдут и довольно значительные, около 110 миллиардов рублей, в частности, на здравоохранение. Довольно значительные деньги. Прежде всего участковым врачам будут увеличены зарплаты, оборудование в поликлиниках, больницах, машины скорой помощи.

Владимир Кара-Мурза: Низшему и среднему звену персонала.

Олег Кузнецов: Другое дело, что говорят, что надо было не только этим звеньям повышать зарплаты, может быть не настолько. Возможно, доля истины в этом есть. Но я сказал, что это первый шаг в этом направлении.

Владимир Кара-Мурза: Отталкиваясь от этих статей бюджета, обозреватель «Новой газеты» Юлия Латынина считает его откровенно предвыборным.

Юлия Латынина: Когда Путин обещает увеличить зарплаты, причем сильно низшему звену медицинского персонала, то есть тем, которые составляют много избирателей, и при этом даже не делается попыток увеличить зарплату высокообразованным медикам, которых просто гораздо меньше, возникает просто вопрос: а что такое должно случиться в 2006 году, что именно в 2006 году принят предвыборный бюджет? Потому что такого бюджета два-три года подряд нельзя выдержать. У нас вроде выборы запланированы на 2008 год. Вот в этом смысле предвыборный бюджет – это выборы или, по крайней мере, что-то типа переворота.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвички Раисы Егоровны.

Слушательница: Здравствуйте, уважаемые собеседники. У меня три момента. Я хотела бы вот такой вопрос задать: скажите, пожалуйста, неужели предприниматели не пронимают, что для России Нобелевская премия - это вопрос престижа. И вот я предлагаю создать фонд для изобретателей электронного видения для слепых, которые говорят о том, что это необходимейший элемент жизни для слепого человека. Если будет создан такой фонд, то стало быть и Россия будет процветать и получит Нобелевскую премию, разумеется.

Владимир Кара-Мурза: Занимается ли Союз промышленников и предпринимателей или экспертный институт при нем какими-то научными разработками?

Олег Кузнецов: Экспертный институт занимается научными разработками в социально-экономической области.

Владимир Кара-Мурза: То есть тоже, за что иногда вручаются нобелевские премии, подобно Питириму Сорокину.

Олег Кузнецов: Что касается Союза промышленников и предпринимателей, то, естественно, он стимулирует. Кстати говоря, можно вернуться к теме бюджета и инвестиционного фонда. Ведь одна из задач инвестиционного фонда - финансировать венчурные разработки. То есть новые, в основе которых лежат изобретения.

Владимир Кара-Мурза: То есть чистую науку.

Олег Кузнецов: Чистую с выходом, естественно, на какие-то прикладные области. И идея, что финансирование будут производить не только государство, но и предприниматели, бизнес.

Владимир Кара-Мурза: Президент Российской финансовой корпорации Андрей Нечаев считает, что нынешний бюджет продиктован желанием перехватить инициативы оппозиции.

Андрей Нечаев: Я не знаю, в какой степени власти и президент руководствовались созданием альтернативы призывам Михаила Борисовича Ходорковского. Но социальные инициативы президента, конечно, выбивают мощный козырь из рук оппозиции. Безусловно, тут президент перехватил инициативу. Я не исключаю, что ситуация повторится. Напомню, что с 1 января граждане будут оплачивать 100% стоимости жилищно-коммунальных услуг. А если планка окажется завышенной? Сейчас предлагается, что не более 22% своих доходов семья тратила на оплату жилищно-коммунальных услуг. То это, безусловно, может вызвать следующий, гораздо более резкий всплеск недовольства населения, и если этот пожар будут тушить таким же способом, как было в случае с монетизацией льгот, то, конечно, бюджету придется раскошелиться.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Михаила из Новосибирска.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Со 2 сентября в Новосибирске прекращено вещание Свободы на УКВ-частоте. Вещание на ФМ-диапазоне произошло гораздо раньше отключение. Теперь только короткие волны. Вопрос короткий: господин Кара-мурза, возможно ли устроить обсуждение программы «К барьеру!», где участвовал Митрофанов?

Владимир Кара-Мурза: Очевидно. Во-первых, Митрофанов и у нас участвовал в эфире, поэтому можете всегда позвонить, когда он будет на прямой связи. У НТВ тоже есть электронное голосование, проголосуйте против него, если он вам не нравится. Слушаем москвича Анатолия.

Слушатель: Вы начали с бюджета. Вопрос вот какой: что за странные телодвижения - повышать зарплату одним? Ведь пострадают другие - это ясно как белый день. Если повышать зарплату госслужащим, то пострадают те, кто работает в коммерческих предприятиях.

Владимир Кара-Мурза: Известный пример, когда повысили зарплату воркутинским шахтерам, что произошло потом в Воркуте?

Олег Кузнецов: Очень большая разница возникла зарплаты шахтеров и учителей, скажем, врачей в этом городе. Это было в конце 80, вы помните. И естественно, врачи и учителя отказали учить и лечить.

Владимир Кара-Мурза: Довольно глупо будет, если младший медицинский персонал будет получать больше профессоров.

Олег Кузнецов: Но ясно, что тут была выбрана наиболее болезненная точка в нашем здравоохранении. Мы все знаем, что очень мало получают врачи, участковые терапевты и медсестры. Но, кстати говоря, ничего не сказали о фельдшерском составе, который тоже, я думаю, немного получает. Но тут надо учитывать одну штуку. Дело в том, что эта система не развалилась окончательно, значит люди получают какие-то компенсации. Люди живут не на чистом окладе, а за выслугу лет, за квалификацию, губернаторские, еще какие-то. То есть как-то все это немножко уже утряслось. Хотя, конечно, в тяжелом состоянии и надо увеличивать. Вот есть только риск и опасение, что, добавив что-то, десять тысяч врачам участковым или пять тысяч медсестрам и медбратьям, какие-то надбавки, которые так или иначе люди получали, их начнут снимать. Уже на этом низовом уровне, не потому что кто-то наверху решил, а просто система одно заменит другим. Вот этого надо опасаться.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Владимира Сергеевича из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте, господа. Экономика – это, по-моему, бассейн, в который по одним трубам втекает, по другим вытекает. А еще точнее - это уравнение, в котором знак равенства можно поставить только тогда, если в бассейне нет дыр. И пока не будут заделаны коррупционные дыры в этом самом бассейне, мы будем бить мировые рекорды по производству миллиардеров, а народ будет нищать.

Владимир Кара-Мурза: Мы рассмотрим, как вашу реплику, потому что пока бюджет принят только в первом чтении и рано говорить о коррупционных дырах именно в этом бюджете. Слушаем Николая из Курской области.

Слушатель: Добрый вечер, уважаемые господа. Я хочу сказать, что, конечно, создать такой прибор, чтобы слепые что-то увидели – это, конечно, очень важно. Но у нас зрячие отказываются видеть, что каждый год с карты исчезает такой город, как Курск, и плюс к нему еще тысячи и тысячи деревень. Уходят школы, медицинские пункты, больницы и так далее. У меня простой вопрос: с этим бюджетом добавится хоть один хутор в России?

Владимир Кара-Мурза: Очевидно, Николай проводит параллели с Украиной, где Юлия Тимошенко успела внести в бюджет гигантские пособия молодым семьям, родившим ребенка. Способна ли Россия на подобные популистские меры?

Олег Кузнецов: Начну с хуторов. Действительно, есть проблемы. Вы знаете, у России две основные проблемы, одна из них – дороги. Хутора возникают не просто в лесу или степи, а к ним дороги ведут. Так вот, у нас по программе строительства сельских дорог надо выделить где-то полтора миллиарда рублей на строительство этих сельских дорог. Насколько я знаю, в бюджете заложено в три раза меньше. Так что проблема есть, и она будет. И мне кажется, что государство и государственные средства, и об этом много говорят эксперты, говорят предприниматели и государственные люди говорят, что надо развивать инфраструктуру. Государственные деньги должны идти в инфраструктуру и, в частности, в эти дороги, линии электропередач и так далее.

Владимир Кара-Мурза: Что касается экс-владельцев ЮКОСа, они развивали инфраструктуру в регионах своей нефтедобычи.

Олег Кузнецов: Да, это так. Развивали и была интересная программа, связанная с созданием компьютерных центров для молодежи и подключение к Интернету. Я думаю, что это никто не может оспорить.

Владимир Кара-Мурза: Это к вопросу о том, что плодить миллиардеров - тоже значит развивать инфраструктуру своей страны.

Олег Кузнецов: Да. Только должно формироваться определенное мышление у этих миллиардеров. Они не должны чувствовать себя временщиками. Ведь у нас часто и руководители нашего государства были, так получалось, у них формировалась психология временщиков. То же самое относится к этим миллиардерам, они часто чувствовали себя лишь временщиками.

Владимир Кара-Мурза: Пример Ходорковского лишь укрепил их в этом мнении, мне кажется.

Олег Кузнецов: Может быть, не знаю.

Владимир Кара-Мурза: На его примере показано, как недолго длится мирская слава. Слушаем Людмилу из Санкт-Петербурга.

Слушательница: Здравствуйте. У меня два вопроса. Первое: если есть проблема с расходованием Стабилизационного фонда, боятся, что он увеличит инфляцию, нельзя и уменьшить налоги? Растрясется Стабилизационный фонд и уменьшение налогов позволит увеличить деловую активность. И второе, по поводу НДС: нельзя ли его отменить, потому что это невозможно, он облагает добавленную стоимость в виде зарплаты и в виде прибыли, на которую тоже есть налог на прибыль.

Олег Кузнецов: Этот вопрос обсуждается. Кстати говоря, в бюджете этого года определенные расходы на снижение налогов предусмотрены. Что касается Стабилизационного фонда, то он пополняется в основном из пошлин экспорта на нефть, он прямо не связан с НДС. Растет цена на нефть, растут отчисления в Стабилизационный фонд. Но соображения о снижении НДС, они имеют под собой почву. И я думаю, что этого стоит добиваться.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Сергея, радиослушателя из Петербурга.

Слушатель: Доброй ночи, господа. У меня скорее не вопрос, я слышал реплику о какой-то машинке, разработать для улучшения памяти наших людей. И второй: кто подготавливал речь нашего президента? Это, по-моему, люди, которые не ходили ни в больницы, никуда, плохо представляют, что это такое. Медицина – это медтехника, протезирование, все, что угодно. К сожалению, наш гарант после школы не посещал нормальной медицины, он плохо представляет, что это такое. Он не ходил в нормальные лечебные учреждения. Поэтому все это, по-моему, какие-то глупости.

Владимир Кара-Мурза: Чувствовалась ли поспешность при составлении бюджета, что он в начале сентября уже готов?

Олег Кузнецов: Я бы так сказал: чувствуется поспешность с некоторыми инициативами, которые включены в бюджет. Инвестиционный фонд - идея правильная. Или социальная направленность – все правильно. Но тут прозвучала такая тема, что предвыборная кампания началась или что это некая реакция на выступление Ходорковского. Может быть это не так. Что мы видим? Заявлялись ли эти идеи в каком-то предвыборном послании президента, как в Соединенных Штатах президент дает какие-то обещания или губернатор дает обещания своим избирателям. Нет. Есть впечатление, что это некое действие достаточно импульсивное.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Алексея из Ленинградской области.

Слушатель: У меня два вопроса. Насчет Стабилизационного фонда. Стабилизационный фонд в ценных бумагах находится и хранится в американских банках. Эти ценные бумаги, кто их выпустил, какие фирмы - непонятно. Может эти фирмы обанкротятся и деньги, естественно, пропадут. Это первый вопрос. А второй вопрос: если придет законным образом или незаконным образом в России другая власть, не останется ли этот Стабилизационный фонд собственностью Америки или других лиц, которые заинтересованы в этом?

Владимир Кара-Мурза: Под ценными бумагами иногда понимаются просто американские доллары.

Олег Кузнецов: В данном случае средства хранятся в государственных ценных бумагах долгосрочных американских, и это весьма надежные бумаги.

Владимир Кара-Мурза: То есть они питают американскую экономику?

Олег Кузнецов: Можно сказать и так.

Владимир Кара-Мурза: Второй вопрос: может ли новая власть его лишиться в силу, имеется в виду аналогия с октябрьским переворотом и царским золотом.

Олег Кузнецов: Одно только замечание - насчет питают экономику. Вы знаете, у нас проблема – много денег. Когда мы говорим «они питают американскую экономику», надо понимать, что тоже есть проблемы, куда деть эти деньги, только экономика активная, она их поглощает. Вот в чем проблема. Насчет катаклизмов, я думаю, они бывают не так часто. Конечно, ничего гарантировать нельзя, все может быть. Хотя, я думаю, что это если будет не катаклизм, а смена правительства на каких-то законных основаниях, то американцы свои обязательства будут выполнять.

Владимир Кара-Мурза: Например, французы вложили деньги в царское правительство, потом у нас произошел переворот, и пропали все французские займы.

Олег Кузнецов: Все-таки, мне кажется, такие катаклизмы происходят не так часто. Могу заметить, что когда у нас произошла в 91 революция, смена режима, собственно говоря, Россия взяла на себя долги всего Советского Союза.

Владимир Кара-Мурза: Валерий Гартунг, председатель Партии пенсионеров и член думского Комитета по бюджету, считает, что Стабилизационный фонд напрасно не используется.

Валерий Гартунг: Большинство нуждающихся категорий населения в этом бюджете не получат улучшения своего положения. Когда Кудрину задали вопрос: а как вы считаете, если Стабилизационный фонд целиком потратить, как это повлияет на инфляцию? Он сказал, что это добавит всего 6-8% пунктов инфляции. То есть представьте, что если мы всем людям, которые живут за чертой бедности, поднимем доходы до прожиточного минимума, поднимем бюджетникам в полтора-два раза зарплату - это всего лишь даст инфляцию в 6%.

Владимир Кара-Мурза: Вопрос от Сергея из Петербурга.

Слушатель: Добрый вечер. Я бы хотел спросить вот о чем. Поскольку Россия является правопреемницей Советского Союза, насколько я понимаю, в частности, именно на России, на российских властях лежит ответственность за состояние чернобыльского реактора. Саркофаг, насколько становится известно из средств массовой информации, далеко не в лучшем состоянии находится. Каким-то образом обсуждается вопрос о необходимости строительства нового саркофага? И второй вопрос: недавно я слышал по Радио Свобода историю о ингерманландских финнах. Это этнос, который претерпел геноцид во времена сталинских репрессий, и там людей сейчас, насколько я понял, несколько десятков тысяч, они до сих пор не могут вернуться к местам своего компактного проживания в Ленинградской области как раз. Как-нибудь обсуждается вопрос помощи этим людям?

Владимир Кара-Мурза: Я думаю, Сергея интересует не случайно чернобыльская проблема. Опять вопрос о льготах, которых чернобыльцев лишились, он как-то будет учтен в новом бюджете?

Олег Кузнецов: Я ничего не слышал об этом. Но не исключаю, что депутаты могут поставить такой вопрос.

Владимир Кара-Мурза: Про депортированные народы: закон действует, наверное, распространится и на финнов. Слушаем Владимира Ильича, так же из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Добрый вечер. Скажите, пожалуйста, государство не успеет добавить какой-то процент бюджетникам, пенсионерам и сразу же поднимаются цены. И притом эти цены перекрывают в несколько раз то, что добавили. А почему нельзя сделать, допустим, государству определить планку такую, за которую, если платежи или цены подняли, наказывать монополистов и кто это делает.

Владимир Кара-Мурза: Кстати, бюджет вступает в силу с первого января и с первого января отпускаются цены на нефть. Поэтому все основы бюджета могут быть подорваны в один день.

Олег Кузнецов: Цены на нефть - проблема. Замечу, что когда принималось решение о социальной составляющей бюджета, насколько я понимаю, оно было непростым, это решение, о социальной составляющей, инвестиционном фонде, прежде всего социальной составляющей, по-моему, Кудрин тогда сказал, что мы покупаем входной билет у населения в реформы. Что он хотел этим сказать? Да, какие-то реформы могут быть непопулярными, не популистскими, но население должно получить компенсацию какую-то за это. Я считаю, что это только первый шаг, должны быть еще шаги, компенсирующие потери населения в этой области. Его надо делать было - это так.

Владимир Кара-Мурза: Возвращаясь к ценам на топливо, главный редактор газеты «Промышленные ведомости» Моисей Гельман считает, что новый бюджет лишь подстегнет инфляцию.

Моисей Гельман: Государство не только борется с инфляцией, но и способствует ее увеличению. Доказательством тому служит недавнее очередное повышение цен на бензин. Вообще надо сказать, что за прошлый год цены на топливо выросли на 64%. Таким образом, правительство искусственным образом включилось в механизм инфляции. Это настолько очевидно, что удивляешься: сделано это по абсолютному недомыслию или специально?

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Юрия Николаевича из Москвы.

Слушатель: Здравствуйте. Вы знаете, мне как-то стыдно слушать, как ваш гость Олег Кузнецов млеет от счастья по поводу действий правительства относительно Стабилизационного фонда и законопроекта по бюджету. Это реплика. Вопрос: если прекрасно информированный депутат Глазьев заявил в думе, что этот бюджет военно-полицейского государства, в котором средства на социальные нужды в три раза меньше, чем на силовые структуры, то почему вы заявили в своей вступительной речи, что бюджет составлен в правильном направлении?

Владимир Кара-Мурза: Во-первых, Олег Кузнецов не отвечает за сам бюджет. Как вы считаете, соблюдена ли пропорция между финансированием силовых структур и социальными статьями?

Олег Кузнецов: Я считаю, что он достаточно сбалансированный бюджет. Он увеличивает, скажем, расходы на жилищно-коммунальное хозяйство в три раза, в два раза на социальную политику, на 66 увеличено здравоохранение. То есть если мы говорим об этих статьях, то рост весьма существенный. И я бы сказал, что он ни чуть не меньше, чем рост вложений по основным направлениям военного бюджета. Да, мы вынуждены тратить много на оборону. А что, наша армия сейчас в хорошем положении?

Владимир Кара-Мурза: Кстати, социальная направленность не исключает и военно-политической. Потому что в предвоенной Германии большой военный заказ на некоторое время принес стабильность социальную.

Олег Кузнецов: Отрасли оборонные были долгое время у нас в упадке и все-таки надо их поднимать хотя бы для того, чтобы не потерять то, что было там наработано. А они были на острие технического прогресса.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Георгия, радиослушателя из Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. К вопросу о миллиардерах. Деньги – это энергия, а энергия, мы знаем, бывает в потенциальном и кинетическом состоянии. Вот такой вопрос: если бы они оказались не у миллиардеров, то у кого бы они оказались и в каком состоянии – в потенциальном или кинетическом?

Владимир Кара-Мурза: Работают ли деньги или увозятся за рубеж, находящиеся в частных руках?

Олег Кузнецов: Деньги, безусловно, работают. Если мы возьмем те же самые добывающие отрасли, ведь не меньше 60-80% процентов выручки, которая приходит от экспорта топливно-сырьевых ресурсов, конвертируется в рубли и идет, собственно говоря, в эти же отрасли и дальше по цепочке в другие отрасли, сопряженные с ними. Потом мы знаем, что сейчас получили развитие некоторые перерабатывающие отрасли, не связанные с топливом, например, пищевая промышленность, в частности, благодаря этим непрофильным владениям крупных корпораций. Я, например, был недавно на одном мясокомбинате под Москвой, выяснилось, что это побочный актив нашей крупной нефтяной корпорации. За три года команда кардинально изменила ситуацию на этом мясокомбинате, просто современное производство. Я был удивлен.

Владимир Кара-Мурза: Когда-то при советской власти всегда тоже было побочное производство, у автомобильных гигантов всегда были подшефные колхозы, нечто подобное.

Олег Кузнецов: Здесь немножко другое: деньги идут в эффективные отрасли, которые приносят доход. Это просто закон рынка. Это надо стимулировать, безусловно.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Виктора из Ленинградской области.

Слушатель: Здравствуйте. Будьте любезны, ответьте, пожалуйста, на такой вопрос: как можно в России прожить на пенсию 1325 рублей? Новый бюджет это учитывает?

Владимир Кара-Мурза: Мне кажется, что ножницы между пенсией и прожиточным минимумом сохраняются.

Олег Кузнецов: Безусловно, это проблема. На такую пенсию жить нельзя – это позор. Я думаю, что тут надо предпринимать усилия, надо увеличивать пенсии. И я сказал, что нынешний бюджет нужно рассматривать как первый шаг в нужном направлении.

Владимир Кара-Мурза: Член думского Комитета по бюджету, бывший глава Моссовета Николай Гончар считает, что бюджет отражает недавние наказы президента.

Николай Гончар: Я думаю, что нужно будет увеличить суммы, предусмотренные на обеспечение финансирования перечисленных президентом задач, если помните, по здравоохранению прежде всего. Так было кроме всего прочего и образование. То есть на те социальные программы, хорошо известный перечень, в бюджете Российской Федерации средства предусмотрены. Вопрос в следующем: хватит их или нет? У многих депутатов есть точка зрения, что на эти задачи средств предусмотренных не хватит. Вот об этом речь.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Новороссийска от радиослушателя Александра.

Слушатель: Добрый вечер. Я слушаю, ребята, и у нас на Кубани виноградники тысячи гектар все заросшие, а мы не знаем, куда пустить деньги. Ну как так? Неужели столько ума надо? Я не знаю, господа.

Владимир Кара-Мурза: Справедливости ради, даже в Евросоюзе существуют квоты на определенные сорта продукции, и виноградари Португалии соревнуются с виноградарями Франции. Поэтому это общая проблема даже развитых стран.

Да безусловно. Есть проблема. Какая, скажем, проблема – есть проблема защиты нашего отечественного производителя. Мы видим, сколько того же вина или винограда ввозится сейчас из-за границы, импорт растет.

Владимир Кара-Мурза: И даже из СНГ.

Олег Кузнецов: И даже из СНГ. Безусловно, надо предусматривать определенные меры защиты нашего производителя, подъем нашего производителя. Да, надо действовать преимущественно рыночными методами. Но приоритет, так или иначе, или благоприятные условия для нашего производителя надо создавать.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем радиослушателя Вадима, харьковчанина, находящегося в Москве.

Слушатель: На Украине у нас каждый новорожденный получает вознаграждение от государства тысячу долларов. Удивительно, почему Россия никак не может понять, что геноцид надо прекращать и вымирание населения, поддерживая семью или поощряя рождение каждого ребенка.

Владимир Кара-Мурза: Демографический бум на Украине только грядет, потому что не прошло 9 месяцев с момента принятия этого закона. Как вы считаете, следует ли России последовать этому примеру или наш бюджет не выдержит такой нагрузки?

Олег Кузнецов: Наш бюджет что-то уже делает в этом направлении. Насколько я знаю, с 500 до 700 рублей пособие на ребенка до года повышено. На ребенка повышено пособие. Повышаются, насколько я знаю, правда, все равно небольшие суммы при рождении ребенка, которые выплачиваются. Хотя, может быть, надо продумать, можно более решительно действовать в этом направлении.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Сергея из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Добрый вечер. Я прошу извинить, только что отключился от НТВ, там Митрофанова «К барьеру!» позвали. Поэтому буду несколько возбужденный. Я возьму на себя роль того мальчика, который говорит о голом короле. Господин депутат, скажите, пожалуйста, насколько вы дадите гарантии, что наша промышленность и экономика уравновешены? А уравновешены должны быть все виды отраслей. Если это не так, вы не скажете, что она уравновешена, настолько рискованные сырьевые, нефтяные, то не находится ли то ведомство, которым руководит Фрадков, просто бюро по производству новостей, осуждаем в газетах, сейчас обсуждаете. Или это не так?

Владимир Кара-Мурза: Напомню, что наш гость Олег кузнецов представляет позицию Российского Союза промышленников и предпринимателей, руководя его экспертным институтом. Уравновешен ли баланс, существует между бюджетными отраслями?

Олег Кузнецов: Безусловно, структура нашей экономики требует серьезных изменений. Кстати говоря, меня иногда тревожит, когда мы говорим о каких-то сверхвысоких темпах роста и забываем о том, что нам нужны прежде всего структурные изменения. Как лозунг это хорошо – удвоение ВВП, но проблема гораздо сложнее. Крен в сырьевую отрасль совершенно очевиден. Крен, который нас ставит в ряд развивающихся государств.

Владимир Кара-Мурза: Ставит в зависимость от мировой конъюнктуры, а не от самих себя. Глава московского горкома КПРФ Владимир Улас считает, что, принимая подобный бюджет, Кремль подстраивается под общественное мнение.

Владимир Улас: Сейчас основная задача, которую Путин преследует, она связана, во-первых, с попыткой подстроиться под изменяющееся общественное мнение, которое просто требует, чтобы те огромные деньги, которые сейчас есть в стране, они были пущены на развитие, чтобы они использовались в социальной области, чтобы страна остановила вымирание собственное. И конечно, с учетом того, что необходимо решать задачу преемственности, передачу власти по наследству или наследнику, плюс падение личной популярности заставляет идти на такие популистские шаги с учетом реального соотношения политических сил.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Владимира Николаевича из Подмосковья.

Слушатель: Скажите, пожалуйста, постоянно дебатируются вопросы об инвестициях из-за рубежа. Собственные возможности в виде Стабилизационного фонда, я уже не говорю о золотовалютном запасе, о котором тоже нужно не забывать и говорить вплотную, имеют сумасшедшее наполнение. И у нас колоссальные проблемы во многих отраслях, причем наукоемких. И космонавтика, и авиационная промышленность, и машиностроение, станкостроение, многие отрасли, которые делают страну перспективной и современной. Туда инвестиции из этого Стабилизационного фонда не идут. Тогда абсурд какой-то.

Владимир Кара-Мурза: Я так понимаю, что наша экономика ориентирована на экспортеров, поэтому никогда отечественные деньги не будут вложены. Спрашивает радиослушатель, почему не идет приток иностранных?

Олег Кузнецов: Сейчас все-таки несколько слов о том, что говорил радиослушатель. Да, действительно, Стабфонд очень большой и золотовалютные резервы очень большие. Но мне нравится, как сказал академик Ивантер, известный наш экономист. Он сказал, что наши финансисты как генералы, которые готовятся к уже прошедшей войне. Они все время находятся под впечатлением кризиса 98 года и пытаются накопить как можно больше золотовалютных резервов и средств в Стабфонде, чтобы чего не вышло. Это первое. Второе – почему не идут зарубежные инвестиции? Об этом много раз говорили. Важный тут момент – это инвестиционный климат. Чтобы деньги сюда пришли, инвестор должен чувствовать, что должна быть отдача какая-то заметная, что ему его деньгам будет зеленая улица предоставлена, что он свободно их вложит в эффективные проекты. Пока он этого не чувствует.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Сергея.

Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос к вашему собеседнику. Когда-то я читал, что один из ведущих финансистов и банкиров западных Герман Абс в одной из частных бесед сказал, что кроме золотого эквивалента нефтяной составляющей у каждой валюты должна быть единица труда каждого работника, затраченная для того, чтобы не было дальнейшей девальвации данной валюты. Что у нас делается? Если у нас, скажем, народ тяжелый на работу, может быть действительно открыть какие-то заводы с робототехникой, где не надо платить зарплату. Может быть у нас после повышения зарплат не будут происходить скачки дальнейшие цен. И второе мне хотелось бы сказать: почему у нас никто из юристов, кто расследовал дело о ЮКОСе, перестали говорить о десятках других подпавших под следствие бизнесменов вместе с Ходорковским. А ведь они тоже несут тяготы следственного положения. Может быть у нас показать фильм о настоящем полицейском детективе, который осуществлял полицейские функции и талант следствия? Кстати, человек был на самом деле - это не выдуманный персонаж, как многие фильмы. Я имею в виду двухметрового атлета, который бывший морской пехотинец, который расследовал многие дела и с успехом их доводил. Кстати, блестящий фильм, надо его обязательно показать у нас по телевидению.

Владимир Кара-Мурза: Давайте на первую часть вопроса.

Олег Кузнецов: На первую я могу, на вторую, пожалуй, не смогу ответить.

Владимир Кара-Мурза: Зависит от кинопоказа.

Олег Кузнецов: Конечно, создание наукоемких отраслей или развитие, потому что у нас есть отрасли наукоемкие, – это задача. Другое дело, что невозможно взять импортировать технологии, основанные на робототехнике, и внедрить их сюда. Они будут неким анклавом, который долго не просуществует в чужеродной среде. Надо стимулировать отечественные наукоемкие производства. И идея инвестиционного фонда, как идея, она и именно верна. Другое дело, что он небольшой и там недостаточно серьезно проработан проект, но идея поддержки наукоемких производств верна. Создает ли это социальные проблемы, скажем, развитие наукоемких производств? Определенные - да. Но мировой опыт показывает, что они решаются.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Руфину Сергеевну.

Слушательница: Здравствуйте. Я насчет вкладов говорю, которые лежали до 91 года. Вклад у меня завещан был сыну. Я думала, что я его не получу, потому что здоровье плохое, перевела в 90 году на сына, а он 63 года. Теперь, видимо, плакали мои денежки?

Владимир Кара-Мурза: Подводя итог нашему разговору, сбудутся ли в нынешнем бюджете надежды подобных радиослушателей?

Олег Кузнецов: Я думаю, что целиком не сбудутся, конечно. Но идеи, заложенные в этом бюджете, если они будут развиваться дальше, пусть это даже будет называться началом предвыборной кампании, популизмом, все равно, главное, что деньги пошли на эти направления, на верные направления. Я имею в виду и на социальные направления, и в инвестиции, в некоторые государственные и частно-государственные проекты. И это очень верные направления. Будем надеяться, что они будут развиваться.

XS
SM
MD
LG