Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия настаивает на экстрадиции Евгения Адамова на родину


Владимир Кара-Мурза: Россия настаивает на экстрадиции экс-главы Минатома Евгения Адамова не в США, а на родину. Об этом официально заявлено в сообщении МИДа после встречи в Москве делегации Министерства юстиции США с представителями Генпрокуратуры. Тему обсуждаем с Сергеем Митрохиным, заместителем председателя партии «Яблоко», одним из активных противников законодательства о ввозе в Россию иностранных ядерных отходов.

Как вы считаете, что полезнее для расследования деятельности Евгения Адамова, если он будет выдан в Америку или в Россию?

Сергей Митрохин: Вообще очень трудный вопрос, я не знаю, что лучше. Конечно, в России никакого объективного расследования деятельности Адамова не будет. Потому что была такая возможность в России с 2001 года. Именно в этом году, я напомню, был подготовлен доклад комиссии по борьбе с коррупцией Государственной думы на основе материалов Юрия Щекочихина о коррупции Адамова. Это был очень обширный доклад, я с ним знакомился еще в процессе формирования, потому что мы вместе работали с Юрием Петровичем. И там было очень много фактов, причем гораздо больше, неимоверно больше, чем тот объем обвинений, который ему предъявляется сегодня американской стороной. После этого этот доклад был направлен ни кем-нибудь, ни какими-то частными лицами, а Государственной думой в Генеральную прокуратуру. Прокуратура отказалась возбуждать уголовное дело по изложенным фактам. Хотя факты там излагались чудовищные совершенно, могу чуть позже об этом сказать. Прокуратура отказалась, сказала, что все нормально, нет нарушений законодательства, Адамова не в чем обвинять, не в чем даже упрекнуть в его деятельности. Поэтому все было спущено на тормозах это дело.

Сегодня прокуратура вдруг проснулась после того, как в Швейцарии Адамов был задержан, и теперь требует привлечь его по всей строгости российских законов. Это смешно и верить всему этому невозможно. Естественно, что после всего этого нет никаких оснований предполагать, что российское правосудие выявит преступления Адамова на почве коррупции и поведет объективное расследование всей его деятельности. В это верить просто невозможно.

Что касается американского правосудия, наверное, оно будет объективнее, чем российское, но, тем не менее, элемент такой политической ангажированности этого дела будет и там иметь место, потому что Адамов является действительно носителем государственных секретов. Он знает мельчайшие особенности всей ядерной триады России, будучи министром атомной энергетики, это очень важная должность. Он посвящен во все оборонные секреты России, которые за годы с тех пор, как он был отстранен от должности, в принципе не изменились. И я не исключаю, что американские спецслужбы воспользуются этим для того, чтобы что-то узнать.

Владимир Кара-Мурза: Один из соавторов упомянутого доклада депутат Виктор Илюхин удивлен медлительностью российского правосудия.

Виктор Илюхин: Материалы в отношении Адамова из Государственной думы комиссией по коррупции были переданы в российскую прокуратуру два-три года тому назад, и никакого абсолютно движения или реальных шагов для наказания привлечения Адамова не было. И тогда, когда мы изучали материалы в отношении Адамова, то я могу сказать, что в нашей комиссии, комиссии Государственной думы было больше негатива к Адамову, чем сочувствия или какого-то доброго отношения. Но нельзя забывать о том, что бизнес у Адамова остался в Соединенных Штатах Америки. В Соединенных Штатах Америки недвижимость у Адамова, в Соединенных Штатах Америки и вклады Адамова. А далее последует другое: Соединенные Штаты Америки дают ему политическое убежище. Потому что, идя на откровенный разговор с органами правосудия Соединенных Штатов Америки, он вынужденно разгласит сведения, составляющие государственную тайну Российской Федерации. Возвращаться в Российскую Федерацию ему не захочется.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Георгия из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, разве такого рода высшего ранга номенклатурные работники, разве они не могли быть отслежены на более ранних ступенях нашим ФСБ?

Сергей Митрохин: Мне кажется, я уже ответил на этот вопрос. Его деяния были отслежены, действительно, отчасти сотрудниками ФСБ. Но было совершенно невозможно по линии ФСБ выдвинуть это обвинение. Поэтому пошло по линии комиссии по борьбе с коррупцией Государственной думы через Юрия Щекочихина, который был совершенно отважным человеком, не боялся ничего и который взялся придать гласности эти факты. Естественно, те данные, которые предъявила общественности комиссия, они не могли быть получены простыми депутатами. Там были номера счетов Адамова, там были суммы, содержащиеся на этих счетах. Там были прослежены связи фирм Адамова с секретными структурами Минатома, которым он руководил. То есть одновременно он был руководителем научного института НИКИЭТ Минатома и американской коммерческой структуры, были зафиксированы торговые связи между этой структурой Минатома и коммерческой структурой США, которой руководил Адамов. Конечно, простые депутаты, даже посвященные в какие-то тайны государственные, они не могли этого отследить. Это было отслежено сотрудниками ФСБ. Но ФСБ не имело возможности и до сих пор не имеет возможности открыто предъявить обвинения через свое вышестоящее руководство подобного рода высокопоставленным чиновникам. Юрий Щекочихин за это взялся, он эти данные предъявил своим коллегам по комиссии по борьбе с коррупцией в Государственной думе. После этого они были выдвинуты в качестве обвинения Адамову, были утверждены Государственной думой, палатой в целом, она проголосовала за это и в таком виде были переданы в прокуратуру. О результате я уже сказал.

Все это свидетельствует о том, что коррупция в нашей стране сегодня, и когда был Адамов, тут ничего, собственно говоря, не изменилось, возведена в рамки какой-то государственной добродетели. У нас за коррупцию не наказывают.

Свежий пример. Сейчас хотят снова назначить Илюмжинова президентом Калмыкии. Человека, против которого неоднократно выдвигались обвинения в коррупции прямой в связи с действием оффшорной зоны на территории Калмыкии, были даже уголовные преступления, связанные с его именем, например, убийство Ларисы Юдиной, которая пыталась разоблачить факты коррупции в окружении Илюмжинова и его самого. Что ж, теперь его опять хотят переназначить президентом Калмыкии. Вот такая индульгенция на коррупцию господствует в нашем государстве. Результат очень простой, что другие государства занимаются нашими коррупционерами – Швейцария, Соединенные Штаты, но только не Россия.

Владимир Кара-Мурза: Президент Фонда «Политика» Вячеслав Никонов считает, что Адамову остается стремиться к полному судебному оправданию.

Вячеслав Никонов: Я думаю, Адамов хотел бы выйти из тюрьмы, если это не удастся, то по крайней мере, оказаться в России, а не в Америке. Потому что ясно, что российский запрос в швейцарскую прокуратуру был связан с желанием не столько наказать Адамова, сколько получить его в Россию, поскольку Адамов в Америке - это возможная угроза государственных секретов. Американцев интересует Иран – это действительно проблема, которая волнует американское руководство сейчас. И конечно, заполучить в свои руки такой ценный источник информации, я думаю, американцы не отказались бы от этого.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Саратовской области от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Здравствуйте. Лично я тоже против ввоза ядерных отходов в Россию, но приветствую вызов отходов политических за рубеж. Господин Адамов уже не первый кандидат на американскую скамью подсудимых и, по-видимому, не последний. Но что странно: несмотря на явную опасность, герои нашей грани времени не отсиживаются дома. Говоря мольеровским языком: кой черт несет их на эту галеру?

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, зря Адамов стал выезжать за границу, зная о его розыске по линии Интерпола?

Сергей Митрохин: Что значит - зря он стал выезжать за границу? Он оттуда и не возвращался, у него там бизнес был и до сих пор оставался, до самого последнего момента бизнес и в Соединенных Штатах, и счета в швейцарских банках и в других банках европейских и американских. Он просто не мог туда не ездить по своим коммерческим делам, для него это был нормальный образ жизни. Конечно, я думаю, что для него оказалось полной неожиданностью, шоком, что в такой благополучной стране для его капиталов как Швейцария его взяли и арестовали. Получается, что действительно возмездие неотвратимо. Только, к сожалению, не у нас в России, а в других странах.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от радиослушателя Сергея из Армавира.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Если сказать про Адамова в двух словах, он слишком много знает, поэтому действительно для американских спецслужб очень лакомый кусочек яблочного пирога.

Сергей Митрохин: Не яблочного, извините. Аналогия не очень корректная. «Яблоко» с ним всегда боролось.

Слушатель: Я имею в виду в американском понятии яблочный пирог.

Владимир Кара-Мурза: Спасибо, Сергей. Слушаем москвича Владимира.

Слушатель: Здравствуйте. Меня, как обывателя, россиянина, волнует вот какой вопрос. Соединенные Штаты Америки распространяют, грубо говоря, свою юрисдикцию на каждого и на всякого. Взять пример другой. Возьмите президента Ельцина, он орудовал вместе с западными лидерами, разграблял несчастную страну как мог. Мы можем так же потребовать выдачи Клинтона или выдачи Коля. Почему действуют так? Почему только Соединенные Штаты Америки высокопоставленных чиновников высокого ранга хватают и тащат к себе в тюрьмы? Почему они не учитывают, что это подрыв национальной безопасности России?

Сергей Митрохин: Немножко не так все дело обстоит. Адамов является резидентом Соединенных Штатов. Он ведет бизнес до сих пор, в течение многих лет вел бизнес на территории этой страны, имеет на территории этой страны недвижимость. Поэтому он не является совсем суверенным человеком для Соединенных Штатов. Соединенные Штаты через этого человека передавали свои деньги на российскую ядерную промышленность, на обеспечение ядерной безопасности России. И теперь они преследуют этого человека за то, что он украл эти деньги, которые ему дали Соединенные Штаты. Я не виду здесь никакого нарушения нашего суверенитета, я вижу наш национальный позор в том, что мы не боремся с собственными коррупционерами. И потом всплескиваем руками, когда этим начинают заниматься другие страны. Вот это позор. И не надо здесь отгораживаться словами, что у нас какой-то суверенитет. У нас что, суверенитет для воров, для коррупционеров? Извините тогда, какова цена этому суверенитету. Если бы Адамов сидел в российской тюрьме, не возникло бы даже разговора о том, что кто-то воспользуется нашими ядерными секретами.

Владимир Кара-Мурза: Алексей Подберезкин, лидер партии «Социальная справедливость», считает, что Адамов подставился сам.

Алексей Подберезкин: Адамов дал прекрасный повод, я отнюдь его не защищаю, но он дал прекрасный повод обвинить его, я надеюсь, что это только повод, что за этим нет ничего, обвинить его в растрате средств. И тогда получается очень неплохо. Можно не только усилить кампанию о плохой сохранности ядерных объектов на территории России, это, конечно первая и самая главная задача, но заодно использовать Адамова как человека, который, безусловно, знает все те секреты, которые раньше считались самыми главными секретами и на которые целое управление Генштаба работало.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Татьяну.

Слушательница: Добрый вечер. Исходя из ценза пятилетнего для хранителя секрета о невыезде за границу, мне интересно, кто давал разрешение Адамову. Я так думаю, он пять лет не выдержал. И что, у нас существует неприкасаемые, которым можно выезжать, тем более он носитель таких секретов?

Сергей Митрохин: Вы совершенно правы, у нас существуют неприкасаемые – это высшие государственные чиновники, которые связаны особой круговой порукой. Эта порука является коррупционной. Никогда не будут преследовать за коррупцию человека такого ранга, потому что те чиновники, которые должны дать отмашку этому преследованию, у них у самих рыльце в пушку, и они боятся, что если они выпустят этого джина борьбы с коррупцией из бутылки, то рано или поздно он займется ими самими. Поэтому никто не соблюдает никаких цензов секретности по отношению к этим людям. В отношении к какому-нибудь несчастному физику-ядерщику из Арзамаса, наверное, он вечно будет невыездным. А вот что касается бывшего министра адамной энергетики, то на него никакие запреты не распространяются. Я повторяю, может быть не все услышали в начале информацию: Адамов возглавлял коммерческую фирму американскую, будучи директором секретного института Минатома НИКИЭТ. Характерная деталь: этого невозможно было узнать, когда мы занимались вместе с Юрием Щекочихиным этим вопросом, адрес этого института, он засекречен. Он отсутствовал как юридическое лицо, нет такой организации. Вот она за семью печатями находится. Но ее руководитель является одновременно директором коммерческой американской фирмы и ведет торговлю сам с собой, являясь главой той фирмы и главой этой организации секретной.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Владимира из Москвы.

Слушатель: Здравствуйте: Сейчас идет поток, шквал звонков о том, что Адамов является обладателем якобы каких-то государственных тайн и секретов. Я окончил МИФИ, и у меня в НИКИЭТе работает большинство однокурсников. Они характеризовали всегда Адамова как голого администратора и нулевого ученого. Никакими секретами он не обладает - это секрет полишинеля. Единственный его талант – это воровать, о чем все подробно говорят. И поэтому истерика выглядит официальной пропагандой, которая пытается вытащить Адамова, спасти его от правосудия.

Сергей Митрохин: Вы знаете, когда мы говорим о секретах, это же не значит, что он знает какие-то секретные формулы физические, формулы ядерной реакции. Конечно, эти формулы известны, они написаны в учебниках. Речь совершенно о другом. Он знает о том, какие разработки велись, каких видов вооружений, соответствуют ли эти виды вооружений международным конвенциям и так далее. Характер этих секретов в большей мере является политическим, нежели каким-то научно-техническим. Как ученый, конечно, он абсолютный ноль, но как администратор, как вы выразились, и как человек достаточно мобильный в смысле получения должностей, он был, безусловно, талантлив. И в этом качестве он действительно обладает очень многими секретами, как у нас принято выражаться, которые хотят узнать в том числе и американцы.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Евгению Витальевну.

Слушательница: Добрый вечер. Я не знаю, чего вы так удивляетесь? Березовский возглавлял Совет безопасности, и «Немецкая волна» умирала со смеху, что израильский подданный заведует нашими секретами. Вы уже более 15 лет в перестройке, не кажется ли вам, что флаг поменяли красный на имперский, а под флагом остались кухаркины внуки? И может быть они могут жить по-человечески, только когда их на мушке держать? Вам это не кажется?

Сергей Митрохин: Я думаю, что не нужно никого держать на мушке, от этого ничего хорошего не получится. Нужно соблюдать законы, и все должны быть равны перед законом, в том числе и самые крупные чиновники. Если бы элементарная норма современной цивилизации у нас соблюдалась, мы бы не попадали в такие позорные истории, как эта история с Адамовым.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Сергея.

Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос вашему гостю. Вы сказали о том, что офицеры ФСБ помогли вам найти эту информацию, само ФСБ не могло заняться этим вопросом, Госдума вынуждена была. Мне непонятно: получается так, что государственной защитой, безопасностью нашей должны заниматься некие офицеры ФСБ, но не само ФСБ как орган. Потому что пресечь на том первом этапе коррупции, государственная коррупция – это угроза государственной безопасности. Конечно, я с вами согласен, должен быть закон о коррупции – это отдельная тема, вы часто поднимали вопрос о том, что такой закон должен быть. Но вопрос: почему же тогда руководство этой организацией федеральный службы безопасности, когда надо, они кого угодно, Генпрокурора или министерства юстиции могут арестовать.

Сергей Митрохин: В вашем вопросе уже содержится ответ. Действительно, там довольно квалифицированные люди работают, которые могут вывести на чистую воду любого коррупционера. Но есть политическая воля, она направлена либо в сторону борьбы с коррупцией, независимо от рангов и званий, либо в сторону укрывательства коррупционеров. Ответ на ваш вопрос такой: у нас воля первых лиц в государстве направлена на укрывательство коррупционеров. Поэтому честные сотрудники ФСБ вынуждены окольными путями добиваться своих целей.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Марка.

Слушатель: Здравствуйте, господа. Я хотел бы узнать: говорится постоянно неконкретно, смазано, что он является носителем каких-то секретов. Почему-то мне кажется, что американская разведка с ее огромным бюджетом, технической оснащенностью и прочим, все это знает прекрасно. Я не верю в то, что он знает что-то такое, что им неизвестно. А тут просто подняли страшный шум из-за того, что самое подноготное всей нашей безопасности станет известно. До этого дня, пока он туда не попал, ничего не знали совсем.

Сергей Митрохин: На самом деле, конечно, есть спутниковые съемки различных объектов, есть информация, полученная другими путями. Но не надо абсолютизировать значение этой информации, она очень фрагментарна. Для того, чтобы получить полную картину, нужно обыкновенное человеческое знанием. Этим знанием несомненно обладает Адамов. Потому что Минатом являлся исполнителем заказов Минобороны в части ядерного оружия. Он знает очень многое из того, что обычно любая страна, а не только Россия, скрывает, особенно если она является ядерной, от других государств. Такими знаниями, я еще раз повторяю, больше политическими, чем техническими, Адамов несомненно обладает. Не все можно рассмотреть со спутника. Научный прогресс и прогресс отслеживания ядерного потенциала той или иной страны еще не дошел до таких абсолютных результатов. Иначе не было бы шпионов. Иногда вы слышите о том, что где-то ловят шпиона. Чем он тогда занимается, если все можно со спутника разглядеть?

Владимир Кара-Мурза: Тележурналист Михаил Леонтьев считает, что Россия откровенно сдает Адамова.

Михаил Леонтьев: Адамов - он не родной нашей нынешней политической власти и никаких истерик по поводу предъявления обвинений не было. Вообще одно время складывалось впечатление, что в принципе российская власть готова даже посотрудничать после того, как Адамов ушел. У него была репутация сложная. Но то, что он был эффективен, то, что отрасль при нем очень сильно консолидировалась – это факт. Я не думаю, что при Адамове произошел страшный скачок криминализации. Адамову досталась сфера, в значительной степени уже готовая ко всему.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Михаила.

Слушатель: Господа, доброй ночи. Я вот о чем подумал, так ни к чему не пришел. То, что наша верховная власть криминальна – это было известно еще с советских времен, и с тех пор она не стала более законной. Все это известно и американцам. Почему Адамов сейчас заинтересовал американцев, именно сейчас? Может быть они в чем-то заподозрили наши подспудные телодвижения?

Сергей Митрохин: Почему он заинтересовал сейчас американцев? Я думаю, что он их и раньше интересовал с разных точек зрения. Например, могу такую эксклюзивную информацию сообщить, которую я раньше не сообщал никому, как родилась идея ввоза в Россию ядерных отходов, носителем которой был Адамов, он считается ее автором. На самом деле автором этой идеи был не Адамов, а американец, очень крупный специалист в ядерной области Томас Кохран, который в свое время сотрудничал с ЦРУ очень тесно. И вот у него в голове появилась идея: а почему бы те ядерные отходы или так называемое отработанное ядерное топливо, которое принадлежит Соединенным Штатах, но базируется в самых разных странах мира - в Южной Корее, в Японии, в Западной Европе и так далее, и эти страны не знают, что с ним делать, потому что оно представляет угрозу для здоровья населения, окружающей среды. Так вот, почему бы это топливо где-нибудь не захоронить навечно. И в качестве благоприятного объекта захоронения он счел Россию, Красноярский край, Сибирь и поделился этой идеей с Адамовым. Причем там сразу же стали вырисовываться золотые горы, которые можно заработать на реализации этой идеи. Заработать не только российским чиновникам, но и американским фирмам, которые будут всем этим заниматься, получать заказы на реализацию этого уникального проекта, беспрецедентного в мировой истории. Он поделился этой идеей с Адамовым, Адамов начал ее пробивать в России довольно успешно.

Сейчас Михаил Леонтьев сказал - он не родной нынешней власти. Я не знаю, что значит родной, не родной, но именно режим Владимира Путина дал Адамову карт-бланш на проталкивание этой идеи в 2001 году. До Путина он как-то не осмеливался. Он ходил в Государственную думу, я помню, как он ходил и зондировал почву среди депутатов, готовы они к этому или не готовы. Но тогда был комитет по экологии, возглавляемый членом фракции «Яблоко» Тамарой Злотниковой, который бы просто лег костьми на пути этой идеи. После этого были новые выборы в Государственную думу. Минатом при Адамове провел лоббистскую работу, чтобы избрали тех депутатов, которые войдут в комитет по экологии, будут выполнять волю Минатома. Это был новый комитет по экологии во главе с господином Грачевым. Это был некий такой филиал Минатома в Государственной думе. Благодаря ему, при полном содействии высших руководителей, администрации президента и правительства и других структур, этот закон был продавлен Адамовым. Поэтому родной он или не родной нынешней власти – это большой вопрос. Михаил Леонтьев любит жонглировать красивыми словами, но в данном случае, мне кажется, он несколько неправ. Потому что именно благодаря этой власти, ее методам работы с парламентом, с политиками и так далее, Адамову удалось протащить эту идею, благодаря которой Россия теоретически действительно может стать международной свалкой ядерных отходов.

Владимир Кара-Мурза: Руководитель программ по изменению климата российского отделения Фонда «Дикая природа» Алексей Кокорин сомневается в коварстве американской стороны.

Алексей Кокорин: Вряд ли они думают, что Адамов им расскажет какую-то конфиденциальную информацию. Адамов честный человек. Возможно, они не знают какой-то сверхсекретной информации. Это же не ответчик «свой – чужой» из самолета Су-27, который литовцы пытались найти, пока не убедились, что он автоматически разрушается при катапультировании летчика. Я думаю, вряд ли. Я думаю, они хотят такую показательную порку, чтобы выгородить себя. Много есть примеров, когда американские деньги за рубежом совсем бестолку, в том числе и по вине американцев. А тут они хотят продемонстрировать, что это все такие плохие были получатели денег, в частности, господин Адамов.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Николая.

Слушатель: Уже из того, что сказал господин Митрохин и вообще прозвучало в вашей программе, ясно, что американцы свои деньги потратили очень эффективно, с очень большой пользой для себя, получив в свои руки секретоносители, дискредитировав в очередной раз российское государство. К господин Митрохину у меня такой вопрос: не кажется ли вам, что не очень красива ваша позиция, которая в моих глазах выглядит не столько заботой о проблемах страны, в которой мы все живем, сколько злорадством по поводу проблем ваших политических противников, которые попали в такую в связи с этим неловкую ситуацию. Вы знаете, с тех пор, как вы стали основным спикером партии «Яблоко», эта партия в моих глазах совершенно исчезла, хотя в свое время я за «Яблоко» голосовал.

Сергей Митрохин: Это ваше право, естественно, выражать то или иное мнение. Я могу сказать, что это все-таки не детские игрушки, все, что делал Адамов. Потому что есть очень много документов, свидетельствующих о чудовищной коррупции этого ведомства при Адамове. Кстати, к чести нового министра хочу сказать, что здесь все-таки ситуация изменилась. Новый министр Александр Румянцев по сравнению с Адамовым просто небо и земля. То, что творилось при Адамове, много есть документов, в том числе и официальных, есть документы Счетной палаты, и причем они были в свое время засекречены, благодаря нашим усилиям, усилиям «Яблока» эти документы были преданы огласке. В частности, о том, что 270 миллиардов долларов помощи иностранных государств помощи нашему ядерному комплексу растворились в пустоте. Не существовало ни отчетности по этим деньгам, ни малейших признаков того, куда они делись. Но мы этими вопросами занимались, как могли. Мы говорили о коррупционной подоплеке всей этой истории с ввозом ядерных отходов, мы занимались защитой ядерных объектов России. В частности, благодаря нашим усилиям «Яблока», в том числе и моему скромному вкладу, был построен, например, рубеж обороны вокруг горно-химического комбината в городе Железногорске. Когда мы совершили общественную инспекцию, я вместе с двумя экологами проник на этот комбинат, обнаружил, что он абсолютно не охраняется. Это то самое место, куда Минатом собирался по инициативе Адамова ввозить в Россию ядерные отходы чуть ли не со всего мира. Оказалось, что это место не охраняется вообще в принципе. Там миллиарды кюри радиации, а они стоят просто в голом поле. И нам тогда утверждали чиновники, что там все охраняется. Благодаря нам нашим усилиям было построено сооружение охраны вокруг этого объекта.

Мы занимались проблемами Курчатовского института в Москве, который находился в критическом состоянии во второй половине 90 годов, просто его не собирался никто финансировать, оказались в ужасающем состоянии хранилища ядерных отходов от реактора, который там работает. Мы очень тяжелыми трудами все-таки добились финансирования на эти цели, пришлось дойти до министра финансов и убедить буквально, взять в оборот и заставить выделить деньги. Проблема была решена. А была угроза выброса этих отходов в Москву-реку. Мы достаточно много сделали для страны. Если вам об этом не знаете, недоинформированы об этом, почитайте наши материалы, мы можем вам выслать их. Если вам это не нравится – это ваше личное право. Назовите хотя бы одну партию, которая вообще всем этим занималась и сделала хотя бы сотую долю того, что сделало «Яблоко» для реализации этих целей.

Владимир Кара-Мурза: Сергей Ознобищев, директор Института стратегических оценок, понимает действия швейцарского правосудия.

Сергей Ознобищев: Решение Швейцарии выдать Адамова в США, а не в Россию, для меня было ожидаемым. К сожалению, наша система правосудия, если хотите, судебная система, она упала в глазах Запада и мировой общественности. Мне кажется, деятельность Адамова заслуживала всяческих похвал. Он продвинул вперед развитие ядерной энергетики у нас, особенно это происходило не в самые простые годы для России, когда Россия с трудом выходила из экономического и вообще из комплексного кризиса. Так что, я думаю, что с этой точки зрения вряд ли найдется человек, который способен предъявить Адамову какие-то обвинения именно в связи с его деятельностью министром атомной промышленности.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Николая, радиослушателя из Курской области.

Слушатель: Здравствуйте, уважаемые господа. Очень интересные вопросы поднимаются. Я хочу сказать, что американцам все равно, эти секреты, действительно, полишинеля. Я хочу сказать, что американцы не могут себе позволить поощрение клептомании. Если коготок увяз, всей птичке конец. Америка отвечает не только за экономическую свою, является мировой валютой, поэтому не может рисковать. Поэтому компьютер и если преступление совершено, оно должно быть доведено до конца. Вообще самая главная тайна – это как перевозится, где перевозится и какие у нас железные дороги. Катастрофы происходит постоянно. Если бы нефть не пошла в Москву-реку под Тверью, мы бы не узнали об этой катастрофе. Это касается всех нас и тех, которые говорят, что вы злорадствуете. Вы знаете, что по этим дорогам везут неизвестно что, и как, и где, а эти дороги очень ветхие.

Сергей Митрохин: Тут, собственно, комментарии излишни, абсолютно прав радиослушатель. Кстати, особая проблема с ввозом ядерных отходов в Россию – это именно состояние железных дорог. Потому что при таких объемах перевозок, которые следовали из реализации планов Адамова, вытекала очень крупная нагрузка на железные дороги с возможностью аварий, со всеми вытекающими отсюда последствиями. А что касается комментария господина Ознобищева, мне кажется, он немножко не в курсе дела. Он хвалит Адамова за развитие атомной энергетики и не очень понятно, в чем оно заключалось. Даже если взять строительство атомных станций, то при Адамове его не было. Это при Румянцеве продвинулось строительство атомных станций, при Адамове ничего такого не было. Что касается коррупции, да, есть такие люди, которые могут обвинить Адамова в коррупции, они заседали в комиссии Государственной думы. Вот выступал господин Илюхин, был покойный Юрий Щекочихин, который отважился материалы ФСБ, те, которые само ФСБ боялось предъявить общественности, это делать. И мы знаем, что Юрий Щекочихин фактически погиб при исполнении своего служебного долга. До сих пор неясны обстоятельства его смерти.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Сергея из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Добрый вечер. Слушаю вашу передачу: посчитали - прослезились. У меня к господину Митрохину вопрос: вы человек компетентный, скажите прямо, кто из наших нынешних руководителей по истечению своих должностных полномочий может спокойно выезжать за рубеж?

Сергей Митрохин: Вы знаете, это очень серьезный вопрос. Потому что многие будут бояться это делать из наших руководителей по истечении своих должностных полномочий. Это, кстати, одна из причин, по которой в России может довольно долго существовать авторитарный режим. Потому что эти люди будут бояться, что их настигнет возмездие или в других странах или в России. Так вот, для того, чтобы это не случилось в других странах, они просто не будут выезжать за рубеж, а для того, чтобы это не случилось в России, они будут продлевать себе существование такого криминально-авторитарного режима, при котором они будут чувствовать себя в безопасности. Это трагедия нашей страны.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Владимира.

Слушатель: Я хочу подвергнуть сомнению компетентность Митрохина. Дело в том, что ОЯТ, облученное ядерное топливо уже начало использоваться по несколько раз. Существуют технологии переработки. И эти технологии практически скоро сделают ненужной добычу урана. Скажем, Центральная Азия нам уже будет не нужна со своим ураном, соответственно, какие-то проблемы в этом регионе. Адамов всегда стоял за глобальный рынок, то есть за цивилизованную торговлю ураном, ядерными технологиями и так далее, где все деньги циркулируют по коммерческим законам ясным и открытым, без откатов, к которым привыкли в нашей стране за последние 15 лет. И вот те, кто привык, особенно в думе, где доминируют представители ТЭКа, топливно-энергетического комплекса они, конечно, против атомной энергетики. Они фактически выступили против Адамова еще при Илюхине, этой комиссии, где понаплели, что у него родственники берт взятки. Это были просто коммерческие операции крупного масштаба.

Сергей Митрохин: Вы знаете, спор о компетентности – вещь относительная. На самом деле совершенно известный факт, что переработка ядерных отходов не является коммерчески прибыльным делом. Вот с этим столкнулись, например, две страны, которые этим занимаются - Англия и Франция. Предприятия фактически дотируются государством. Там существует система такого многоканального скрытого дотирования этих производств. Все остальные государства давно поняли, что дело это абсолютно неприбыльное, но к тому же чрезвычайно вредное для окружающей среды. У нас возьмите ПО «Маяк», который этим занимается, он представляет постоянную чудовищную угрозу окружающей среде. Вы поездите по этим городам - Кыштым, другим районам вокруг ПО «Маяк», и посмотрите, как там живут люди. Пройдитесь по кладбищам, которые там, посмотрите годы рождения и смерти людей, которые лежат на этих кладбищах, и вы поймете, что такое переработка ОЯТ. Другие страны, те же Соединенные Штаты, трудно их упрекнуть в непонимании коммерческой выгоды того или иного проекта, там нет даже планов по переработке. Ядерное топливо там захоранивается, захоранивается навечно. И ту же Швецию возьмите, строятся крайне дорогостоящие вечные хранилища ядерных отходов. Это очень дорого, но все-таки шведы и американцы идут на это, потому что понимают, что переработка отработавшего ядерного топлива абсолютно бесперспективна. Что касается, второй вопрос…

Владимир Кара-Мурза: Это про вашу комиссию, он уже на личности перешел.

Сергей Митрохин: Что касается комиссии, то я доверю тем людям, которые там работали. Кстати, председателем комиссии бывший директор КГБ Ковалев, очень достойный человек. А Юрий Щекочихин просто жизнью заплатил за такие вещи, в частности, борьбу с коррупцией, одним из случаев которой была борьба с Адамовым. Поэтому я считаю, что просто некорректно обвинять этих людей в каких-то корыстных замыслах.

Владимир Кара-Мурза: Алексей Яблоков, член-корреспондент Российской Академии наук, президент Центра экологической политики России, считает, что арест Адамова не представляет серьезной угрозы для безопасности страны.

Алексей Яблоков: Очень большое опасение, я слышу со всех сторон – Адамов выдаст какие-то тайны. Никаких тайн он выдать не может, потому что он на протяжении последних десяти лет создал в Америке несколько консалтинговых фирм. Что такое консалтинговая фирма? Это значит, когда к вам приходят люди за советом, и вы даете советы, такие советы, которые нельзя прочитать в газетах, такие советы, которые нельзя выискать в учебниках и научных статьях. Значит Адамов все секреты, которые он знал, он давным-давно продал американцам. Это, как говорится, однозначно. На самом деле Адамов знает досконально гораздо больше, чем хотелось бы многим людям, о наших атомных связях с Ираном. Америка постоянно упрекает нас в том, что мы, строя атомную станцию в Бушере, фактически помогаем Ирану создать атомную бомбу. Так вот, Адамов эту бомбу и делал для Ирана.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Владимира.

Слушатель: Добрый вечер. Я, собственно, что хотел сказать: Яблоков как раз сказал, что я хотел сказать. Адамов, известно, был министр-бизнесмен, чего ни в одной нормальной стране не могло быть. Занимая свой пост, он параллельно занимался частным бизнесом, и неоднократно ездил частным образом в США. Возможностей у него было очень много. Если он что-то хотел продать, то он, естественно, все продал. Что касается того, что наш МИД в адрес США в защиту Адамова, что, мол, неправомерно, что хотят отдать туда, я думаю, что как раз правомерно, так как он воровал американские деньги. Если бы это были деньги чьи-то чужие, то им бы было все равно.

Владимир Кара-Мурза: Спасибо. Слушаем вопрос от Ольги из Санкт-Петербурга.

Слушатель: У меня вопрос товарищу Митрохину. Спасибо вам за информацию, очень интересная информация. Действительно, ваши коллеги здесь в Петербурге собирали подписи против ввоза отходов ядерных в Россию. Было ясно, наверняка, после Чернобыля, что это не деньги – а преступление. Скажите, пожалуйста, есть ли сейчас возможность сделать так, чтобы господин Адамов предстал перед судом как государственный преступник, учитывая все его связи, коммерческую деятельность в качестве министра и так далее?

Сергей Митрохин: В России это невозможно, потому что те самые чиновники, которые должны были бы этого добиваться, они сами участвовали в сделках Адамова, либо прямым, любо косвенным путем. Они поощряли всю его деятельность по продавливанию этих законов, противоречивших на тот момент российскому законодательству. Он, я думаю, в немалой степени коррумпировал целый ряд чиновников и депутатов, которые приняли этот закон или одобряли принятие этого закона. Поэтому в России такой честный открытый суд над Ходорковским, извините, над Адамовым… Я неслучайно оговорился, вспомнил Ходорковского, тут определенный контраст. Смотрите, с каким рвением наша прокуратура занимается Ходорковским отдельно взятым и с какой благожелательностью она относится к государственным преступникам-коррупционерам типа Адамова и многих других. Вот и сравните.

XS
SM
MD
LG