Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Протесты работников бюджетной сферы


Владимир Кара-Мурза: Сегодня по всей России прокатилась волна протестов работников бюджетной сферы против наступления на их права. В общей сложности в массовых акциях участвовало два миллиона человек. Ситуацию обсуждаем с Еленой Драпеко, актрисой, заместителем председателя думского Комитета по культуре, депутатом от фракции КПРФ. Как по-вашему, Елена Григорьевна, справедливы ли требования, высказанные сегодня бюджетниками?

Елена Драпеко: Абсолютно справедливы. Государство является крупнейшим работодателем. Только 1700 тысяч учителей работают сегодня в Российской Федерации, сотни тысяч врачей, работников культуры. И сегодня самое тяжелое положение с заработной платой именно в бюджетной сфере. То есть государство, являясь самым крупным работодателем, является и самым большим эксплуататором и категорически отказывается увеличивать заработную плату в необходимых объемах. Те 20%, которые обещают прибавку к жалованию работникам бюджетной сферы, не решают проблемы, потому что они практически полностью будут съежены инфляцией. Прошлой инфляцией, потому что не было повышения, и инфляцией, которая заложена в бюджете на 2006 год.

Владимир Кара-Мурза: Недавно президент выступил с целой серией инициатив по улучшению благосостояния бюджетников. Как по-вашему, в новом проекте бюджета на 2006 год они не учтены?

Елена Драпеко: Будет частичное увеличение заработной платы определенным работникам, определенным категориям. Допустим, по врачам. Если прибавить заработную плату участковым врачам, то это очень хорошо. А как быть со специалистами? Гастроэнтерологи, кардиологи, они будут работать за нищенскую зарплату. У нас оперирующий хирург сегодня получает около пяти тысяч рублей заработную плату. Мы считаем, что это абсолютно несправедливо. Кроме того, что есть финансовые возможности у государства для того, чтобы повысить заработную плату всем работникам бюджетной сферы.

Владимир Кара-Мурза: По мнению заместителя председателя ЦК КПРФ Ивана Мельникова, инфляция намного опережает рост зарплаты.

Иван Стариков: Зарплату педагогам, учителям, работникам здравоохранения предлагают повысить в полтора раза. Что такое повышение зарплаты в полтора раза? Это в лучшем случае компенсация инфляции. То есть большая часть преподавателей, педагогов, работников культуры, здравоохранения как жила ниже прожиточного минимума, так и будет жить ниже прожиточного минимума. Стипендии студентам вузов вообще не планируют повышать. Мы часто проводим совместные акции протеста в защиту прав трудящихся и с представителями партии «Яблоко», и с представителями партии «Родина», и с представителями НБП. Я считаю, чем шире будет объединение в защиту прав трудящихся, в отстаивании интересов людей труда, граждан страны, тем более эффективно это будет.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Георгия радиослушателя из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. Это что-то такое невероятное: одна рука дает, а другая отнимает. Я вспоминаю, в советское время умеренные, маленькие были зарплаты, но, тем не менее, я неоднократно ездил в отпуск в Крым. Сейчас люди не могут себе этого позволить.

Елена Драпеко: Конечно, потому что выросли тарифы на междугородний транспорт, во много раз выросла оплата жилья, оплата коммунальных услуг. То есть везде цены растут, а заработная плата остается по-прежнему низкой. Об этом и говорил Иван Мельников, об этом и говорили сегодня на акции протеста десятки тысяч людей, которые по всей России вышли бороться за свои права. Об этом уже постоянно говорит ассоциация профсоюзов непроизводственной сферы, которая приняла решение о проведении акции.

Владимир Кара-Мурза: Вы только что вернулись из Санкт-Петербурга, как прошла в городе на Неве акция сегодняшняя бюджетников?

Елена Драпеко: Акция прошла организованно, хотя администрация сделала все возможное, чтобы ее сорвать. Было запрещено, кроме пикетов, массовые мероприятия проводить. Аргументом было то, что массовые мероприятия помешают дорожному движению. Кроме того антитеррористическая тема возникла. И поэтому пришлось бастующим погрузиться в автобусы и демонстрировать из автобусов, перемещаясь. В общем акция могла бы шире пройти, если бы вышли все, кто имел такую возможность и захотел.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Аллу Павловну.

Слушательница: Здравствуйте, господа. Я пенсионерка, звоню по мобильному и мне не жалко своих пенсионерских денег. Вот какое дело: госпожа Драпеко, недавно в этом году повысили зарплату госчиновникам, в том числе и депутатам Госдумы в четыре или в пять раз. На следующий год бюджетом предусмотрено увеличение расходов на администрацию президента в полтора раза. Не на 10, не 12%, а в полтора раза. И если учесть, какая у них зарплата, то это очень ощутимо. Ничего не говорится о том, что это увеличит инфляцию.

Владимир Кара-Мурза: Вы собираетесь в бюджете оспорить эти проекты?

Елена Драпеко: Да, мы совершенно согласны, правильная постановка вопроса. Кроме того, что численность чиновников у нас в 2007 году должна приблизиться к численности учителей. Представляете: миллион триста тысяч чиновников будет в Российской Федерации? Это произойдет вследствие изменения управления. Вы знаете, что входит в действие закон о разграничении местного самоуправлении, где появятся дополнительные места для чиновников. Мы голосовали против, боремся против этого, сколько возможно.

Владимир Кара-Мурза: Депутат Государственной думы, председатель Партии пенсионеров, член думского Комитета по бюджету Валерий Гартунг констатирует равнодушие исполнительной власти.

Валерий Гартунг: По-видимому, у правительства над головой не капает, поэтому не нужно ничего делать для бюджетников, считают, что бюджетники так проживут. Деньги есть, в следующем году поступит в Стабилизационный фонт миллион рублей. Этого вполне хватит, чтобы и бюджетникам поднять в два - два с половиной раза, и пенсионерам можно пенсии сделать до прожиточного минимума.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Георгия Георгиевича.

Слушатель: Здравствуйте. Во-первых, спасибо вам, Владимир, что пригласили Драпеко как представительницу коммунистов. К ней вопрос будет: я считаю, что коммунисты в настоящее время в наилучшей степени выражают интересы народа. Я раньше их критиковал за архипелаг ГУЛАГ и тому подобное. А вопрос такой: коммунисты хотели для народа очень важный провести известный референдум. Как с этим сейчас дело обстоит?

Елена Драпеко: Референдум проводится, хотя он неофициальный, нам запретили официально проводить референдум. Но наши группы по всей стране собирают мнение народа. Нам представляется, что мы должны найти форму сопротивления. Референдум – это одна из таких форм сопротивления. Мы надеемся положить на стол правительству миллионы подписей людей против ухудшения их материального положения, против принятых антинародных законов последних лет.

Владимир Кара-Мурза: Это будет народный референдум с той же повесткой дня? Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от Ирины.

Слушательница: Здравствуйте. Я хотела бы спросить у Елены Драпеко, как она считает, не кажется ли ей, что, это тоже мое мнение личное, что наше правительство и мы живем в разных государствах? Они совершенно не понимают, что такое получать три тысячи в месяц или четыре тысячи, платить полторы тысячи за квартиру и так далее. Тарифы, они все время говорят, что в цивилизованных обществах, странах платят тарифы сто процентов ЖКХ и так далее, но они не считают наши зарплаты абсолютно.

Елена Драпеко: Я с вами совершенно согласна. Я сейчас летела в самолете из Петербурга и читала газеты местные, где учительница пишет, что она одна воспитывает четверых детей на одну учительскую зарплату, естественно не может содержать достойно, даже не может платить за квартиру. Поэтому ее сейчас грозятся выселить из квартиры. Это очень большая беда. Но в правительстве Российской Федерации тоже есть разные блоки. И если иметь в виду наш социальный блок, то я хочу сказать, что и министр культуры, и министр образования пытаются биться с нашим экономическим блоком. Кто нас действительно не слышит – это Министерство экономического развития и Министерство финансов, которые все предложения профильных министерств социальных отметают. И сейчас при принятии бюджета были внесены поправки и от Министерства культуры, и от образования, и профильные комитеты Государственной думы внесли поправки об увеличении заработной платы, денег на образование и здравоохранение. Но Министерство финансов нас не поддержало. Поэтому внутри правительства тоже идет борьба.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем радиослушателя Евгения из Ельца.

Слушатель: Добрый день. Вы знаете, у меня небольшая реплика. Слово «бюджетники» мне очень не нравится. В общем-то, кто эти люди? Это самая обученная, самая интеллигентная часть нашей нации России. И вот смотрите: неужели они вместо того, чтобы протестовать, неужели они не могут, используя свой интеллектуальный баланс, используя свои возможности интеллектуальные, неужели они не могут объединиться, дабы пополнить ряды депутатов самых разных уровней. Потому что они учат наших детей, они лечат нас. Это же самые уважаемые люди.

Елена Драпеко: У нас достаточно большое количество и врачей и учителей особенно в местных органах власти. Но так устроена система управления в Российской Федерации, что решения принимают все-таки не депутаты, а исполнительная власть. Она сегодня у нас определяет погоду в государстве. Хотя вы совершенно правы, у нас часто раздаются голоса: народ, спаси интеллигенцию. Я с вами согласна, что наша интеллигенция должна выйти из состояния социальной анемии и возглавить борьбу народа за его социальные права. Это опыт мировой, когда, объединяясь в профсоюзы, в партии люди борются за свои социальные права. Мы пока только начали эту дорогу, нам предстоит многому научиться.

Владимир Кара-Мурза: Депутат от КПРФ Виктор Тюлькин, первый секретарь ЦК РКРП утверждает, что власть обманула ожидания работников бюджетной сферы.

Виктор Тюлькин: Обманутыми чувствуют себя не только российские бюджетники, но и гораздо более широкие слои трудящихся России. Российские бюджетники в более худшем положении, чем какие-то другие может быть слои, особенно на фоне тех повышений беспрецедентных, я бы сказал, которые проводятся для чиновничьего аппарата. Но с нашей точки зрения, ядром сопротивления может быть только организованное сопротивление трудящихся, прежде всего на производствах, профсоюзные, стачечные, забастовочные движения. Может обрастать более широкими слоями граждан - ветераны, пенсионеры, студенты и так далее. Но ядро должно быть сопротивления в трудовых коллективах.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушательницы Виктории.

Слушательница: Добрый вечер. У меня вопрос такого характера. Я, во-первых, хотела бы спросить депутатов Государственной думы, не стыдно ли им получать такую зарплату на фоне такой всеобщей нищеты? И правительство спросить о том же.

Елена Драпеко: Вы совершенно правы, конечно, стыдно. Хотя должна сказать, что депутаты-коммунисты на свою заработную плату содержат практически и партийные структуры, и многие общественные организации, и очень много фондов. К нам ведь люди приезжают со всей страны. Иногда люди приехали, а оплатить обратно билет им денег нет. Поэтому скидываемся, собираем эти деньги. Но это правильная постановка вопроса. Потому что исполнительная власть и законодательная власть должна жить так, как живет ее народ, только тогда она поймет боли и беды народа. Но нас сегодня в Государственной думе меньшинство – патриотов, коммунистов, «Родины», то есть тех, кто пытаются бороться. Но ведь выбирало Государственную думу население, вот такое думу, такую законодательную власть вы себе выбрали.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Людмилу Михайловну.

Слушательница: Добрый день. Вы знаете, я хотела бы сказать такую вещь, что, во-первых, фракция коммунистов, я знакома немножко с их программой - вперед назад в то самое будущее, которое мы проходили 70 лет. Это первое. Второе: до тех пор, пока у нас будет президент Путин с его силовым блоком и администрацией, мы так и будем, не поможет ничего.

Владимир Кара-Мурза: Завтра предстоит обсуждение второго чтения бюджета. Какие поправки собирается ваша фракция внести?

Елена Драпеко: Во-первых, резкое увеличение вообще на социальный блок средств в бюджете. Потому что, допустим, даже то, что мы обязаны выполнить, сегодня не можем выполнить. Последний энергетический кризис, который произошел в Москве, в Туле и окрестностях, показал, что у нас нет автономных систем электроснабжения наших учреждений. А это обязательно должно быть на случай аварийных ситуаций. Вот нам на это нужно полтора миллиарда рублей. Для того, чтобы перейти на заработную плату по профессиональному признаку, то есть разработанные новые методики, нам нужно 4,3 миллиарда рублей. Для того, чтобы повысить заработную плату федеральным учреждениям культуры, нам нужно тоже около четырех миллиардов рублей. Вот это все вместе получается около 12 миллиардов рублей нам нужно, первой необходимости затраты. Эти все поправки записаны и внесены в Государственную думу. Но боюсь, что Государственная дума этого созыва при таком превалировании правительственной фракции вряд ли примет наши поправки.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Владимира, радиослушателя из Саратовской области.

Слушатель: Добрый вечер. Смотрите, какая ситуация, например, в Чехии происходит: врачи оттуда бегут на Запад, потому что они там востребованы, они квалифицированы. Что у нас в России? Мне 54 года, и я говорю о том, что я вижу. Я ни разу в жизни не видел честного милиционера, судью или прокурора, я ни разу не встречался с честным совестливым чиновником, крайне редко видел хороший учителей и один раз в жизни квалифицированного врача. Так за что, извините меня, им всем чохом набавлять зарплату?

Елена Драпеко: Как-то очень резко вы по поводу наших работников. Есть у нас честные милиционеры, хорошие врачи, талантливые учителя. Тут я с вами согласиться не могу. Талантов в России очень много. Другое дело, что вы правы в другом, что коррупция поразила сегодня всю вертикаль власти. Что сама власть сегодня стоит на этой системе - системе коррупции, системе откатов, системе возвратов. И это очень большая беда, беда, с которой не может не согласиться даже президент и его администрация. Ведь говорят, эти цифры были опубликованы, что около 30 миллиардов у нас денег идет на взятки чиновникам – это безумные деньги. И здесь нужно проявить политическую волю президенту, правительству, ну и нам конечно, и ввести жесткую систему контроля. Между тем закон о противодействии коррупции вот уже третий созыв не может преодолеть Государственную думу, никак его не согласовывают, чтобы принять. Хотя такие законы, аналогичные законы существуют во многих европейских странах.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Надежду, радиослушательницу из Санкт-Петербурга.

Слушательница: Здравствуйте, Владимир, здравствуйте, Елена Григорьевна. Скажите, пожалуйста, как по-вашему, видеть такие плакаты: учителям, врачам достойную зарплату? Ведь действительно один из позвонивших сказал, что это грамотные люди, и они, видимо, могут посчитать, что это такое - достойная зарплата. Вот как по-вашему?

Елена Драпеко: Эта зарплата должна удовлетворять потребности человека не только биологические, но и духовные потребности. Именно поэтому мы требуем внести в потребительскую корзину услуги учреждений культуры. Потому что не только единым хлебом жив человек. И на трехсторонней комиссии между правительством, профсоюзами и работодателями постоянно боремся за то, чтобы заработная плата была намного выше прожиточного минимума. Ведь об этом президент говорил в своем послании, что в два раза повысить. Таким образом получается, что наше Министерство финансов и Министерство экономического развития, которое предлагает нам бюджет от имени правительства, не выполнили прямого распоряжения президента. Они сейчас лукавят, они говорят, что мы же повысили некоторое время назад, если суммировать это с тем. Это, конечно, разговоры в пользу бедных, я бы сказала.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Татьяну.

Слушательница: Добрый вечер. Вы говорите, что вам трудно сейчас что-либо сделать для пенсионеров, для бюджетников. Но именно вы - фракция коммунистов - в 94 году проголосовали за безумные льготы, за 75% пенсии от зарплаты, за увеличение срока службы и подтвердили еще в 99 году. Не стыдно?

Владимир Кара-Мурза: Елена Григорьевна, не была тогда депутатом.

Елена Драпеко: Да, я не была тогда депутатом. Но на самом деле это не имеет отношения к депутатам, речь шла вообще о государственных служащих. И по закону о госслужбе это относится ко всем государственным служащим – 75% от зарплаты будут получать все, кто имеет стаж государственной службы. У нас на государственной службе зарплаты очень маленькие, и поэтому во всех странах мира это компенсируется социальным обеспечением государственных служащих. Вот этим, наверное, руководствовались мои коллеги, когда выносили это на обсуждение.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушательницы Натальи.

Слушательница: Здравствуйте, Елена. Уже, может быть, повторюсь, но немножко в другом ключе. Тут звонил мужчина, что он не видел никогда честного милиционера, честного учителя – это, конечно, чересчур. Но я вот что хочу сказать: моя мама вчера пошла в поликлинику, маме 70 лет, она онкологическая больная, с тем, чтобы ей по соцпакету выписали хоть какое-то лекарство. Врач ей сказал: не надо ничего, вы себя и так нормально чувствуете, и отправил ее. Пришлось сегодня мне ехать в поликлинику, устраивать скандал, идти к главврачу, требовать. После этого выписали семь рецептов. То есть оказалось, что нужно семь лекарств. То есть таким врачам, а таких сплошь и рядом, лично мне не дали на днях направление бесплатное на УЗИ, я должна была 250 рублей платить, выяснилось потом, что зря, что, оказывается, обман, обязаны мне были дать направление при моем заболевании. И это просто сплошь и рядом – подарки, взятки, коробки. Это, я не знаю, это не коррупция - это бессовестные люди.

Елена Драпеко: Да, конечно, отчасти вы правы. У меня есть приятельница, она зам главного врача поликлиники. Это конечно большая беда, потому что им выделяют 600 тысяч рублей, которые заканчиваются в первые десять дней существования, и больше на эту поликлинику не выделяют. То есть они не имеют права больше расходовать. И это тоже связано с центральной властью, которая недостаточно финансирует эти поликлиники. Ведь бесплатного ничего не бывают. Выписывают бесплатные рецепты, но все они учитываются в результате.

Владимир Кара-Мурза: Лидер движения «Трудовая Россия» Виктор Анпилов считает, что бюджетники откровенно нищают.

Виктор Анпилов: В целом заработная плата в России миллионов и миллионов трудящихся, не только бюджетников, утратила свою покупательную способность по нашим расчетам на две трети по сравнению с 1991 годом. Во-вторых, дороговизна, инфляция съедают ту надбавку, которую определило правительство работникам бюджетной сферы. Нарушается конституция, у народа отняли право голосовать по одномандатным округам, отняли право избирать глав субъектов федерации, отняли право выдвигаться кандидатом по принципу самовыдвижения. Фактически отняли право на референдум. Народ остается бесправным.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Николая, радиослушателя из Курской области.

Слушатель: Здравствуйте, уважаемые господа. В России за тысячелетия ничего не меняется. Как говорили раньше и писали писатели: тьма власти и власть тьмы. Те же борзые щенки, и если человек помрет, то и так помрет никаких лекарств не принимая. Земляники, Держиморды, и все это есть и есть. До сих пор скорая помощь не то, что не лечит, а даже не хотят выносить человека и грузить в транспорт. Во всех цивилизованных странах, чтобы поднять зарплату чиновникам, можно это сделать, но только себе никак нельзя - это всегда было. А у нас и то не так. Я буквально хочу сказать, что военнослужащие – это такая каста непонятная. Все кое-что приватизировали – соху деревянную, клочок земли. Военнослужащий не мог приватизировать ни патронов, ни пушек, ничего, у него отобрали все. Сейчас бастуют военнослужащие, которым не дали квартир, не сказали, кто и что получит, ни приватизировать нельзя, ничего. Там картина страшная. Наш президент и все остальные обещали первого сентября в течение нескольких лет и перед этими лозунгами все рассказывали и шли на выборы, что обязательно в этом году поднимут на 15%. И забыли, и не напоминают.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, кто следующий выйдет на улицы России в борьбе за свои права?

Елена Драпеко: Думаю, что у нас самые обездоленные сегодня – это, конечно, сельские труженики и сельская интеллигенция. Потому что по последним законам у них отняли даже последние льготы, которые были закреплены, и самая низкая заработная плата сегодня на селе. У нас в бюджете, я посмотрела, в законе о бюджете есть такая программа социального развития села. И там заложены какие-то очень небольшие деньги. И постоянное сопротивление. А это основа жизни России. Потому что если обезлюдят деревню, перестанут рождаться в деревне дети, то это будет очень большая беда. Конечно, следующими может быть действительно выйдут силовики, потому что анализ бюджета оборонного, который у нас резко увеличен, показывает, что в основном мы увеличиваем деньги на заработную плату, вещевое довольствие, денежное довольствие внутренним войскам и как бы службам внутренней безопасности. А сама оборона страны недостаточно финансируется.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушательницы Лидии.

Слушательница: Добрый вечер. Известно, что коррупция составляет у нас в стране треть бюджета. Это, конечно, недоработка нашего правительства, парламента и прочих руководящих людей. Поэтому стоит изъять из их зарплаты эти суммы и раздать на повышение зарплаты бюджетникам.

Елена Драпеко: Это хорошая идея, я с ней совершенно согласна. Суть наших поправок, которые мы выносили сейчас в Государственную думу, собственно в этом и состоит: сократить деньги на госуправление Российской Федерации и за счет этого увеличить заработную плату работникам бюджетной сферы. Вы просто точно сформулировали нашу поправку.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Николая Александровича из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. Тут прозвучало слово «система». Понятно, что систему, наверное, определяют какие-то основные законы. Почему про это не слышно? Почему у нас говорят про принцип коррупции, систему пронзает коррупция, и вообще коррупция стала системой. Систему определяет основной закон и вообще основные законы. Вы посмотрите Трудовой кодекс, вы посмотрите конституцию – это же преступные, именно коррупционные законы. Я в любом суде могу это доказать, но вы почему-то про это не говорите.

Елена Драпеко: Я с вами не совсем согласна. В конституции записано, что Россия является социальным государством, стало быть должна быть направленность бюджета, направленность силы всей на развитие социальной сферы государственной. Просто не выполняется конституция в Российской Федерации. Здесь мы, наверное, должны спросить с ее гаранта, как же так случилось, что социальное государство сегодня отнимает у своих граждан социальные права.

Владимир Кара-Мурза: Александр Дугин, лидер Международного евразийского движения, считает сегодняшнее положение дел итогом реформ.

Александр Дугин: Это абсолютный результат безобразной, отвратительной, антирусской, антисоциальной, антинародной политики нашего правительства, которое является никуда негодным и которое предпочитает вкладывать деньги в Стабилизационный фонд вместо того, чтобы действительно пойти навстречу людям. Я думаю, что Стабилизационный фонд, а также огромное количество прибыли получаемой от продажи природных ресурсов должны быть немедленно переведены в пользу бюджетников. Это императив социальной политики. Но у нас во главе правительства, во главе экономического блока стоят либералы. По сути дела сегодня либералы против русского народа. И в лице бюджетников поднимает голову русский народ, вся идентичность сопряжена с социальной несправедливостью. На следующем этапе, да и сейчас требует просто головы Грефа. Смерть Грефу – вот какой лозунг сейчас, смерть Грефу, смерть либерализму в России.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвички Киры.

Слушательница: Доброй ночи. Меня зовут Кира, я из Обнинска. У меня вопрос к вашей гостье: Лена, вы в думе курируете культуру. Библиотеки к вам ведь относятся?

Елена Драпеко: Да.

Слушательница: Вы знаете, что зарплата библиотекаря с высшим образованием 1680 рублей? Это государственное предприятие. И в год, соответственно, эти библиотекари получают только 20 тысяч рублей. Вот у нас есть такой Чубайс, у которого менеджеры получают годовое вознаграждение 300-500 тысяч долларов в год. И Чубайс умудрился в прошлом году получить себе плюс годовое вознаграждение премию за свою работу миллион. Вот скажите, из какого кармана? Это тоже государственное предприятие, то, которым руководит Чубайс, - РАО ЕЭС, так они там ворочают миллионами долларов, а библиотекарь получает 20 тысяч рублей.

Елена Драпеко: Вы современно правильно ставите вопрос. Трагедия наша в том, что мы имеем дело с антинародным государством, так оно построено, что Чубайс может получать сотни тысяч, а библиотекарь, который занимается святым делом, получается тысячу с небольшим. Мы поставили сегодня вопрос о том, что в федеральных учреждениях культуры заработная плата зачастую ниже, чем в районных. Особенно это касается Москвы, Санкт-Петербурга, крупных наших мегаполисов, где существуют губернаторские надбавки так называемые. И я разговаривала с директором Исторической библиотеки, где уже некому работать, там специалисты разбегаются из отделов. Высококлассные специалисты из особо ценных объектов уходят, потому что там заработная плата очень низкая. И конечно, мы поставили этот вопрос и перед Министерством культуры, Министерство культуры в свою очередь запросило деньги у Министерства финансов, а Министерство финансов сказало - не будет вам этих денег. Если вы хотите повышать заработную плату, сокращайте количество рабочих мест. Слишком вас - деятелей культуры, работников культуры – много, вас меньше должно быть. Вот это возмутительная совершенно постановка вопроса, с которой мы не соглашаемся и будем продолжать требовать увеличения заработной платы.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичу Любовь Ивановну.

Слушательница: Добрый вечер, Владимир, добрый вечер, Елена. Вашу передачу пора называть «Книга жалоб и предложений». Есть дельные предложения, в основном жалобы идут. У меня вопрос к Елене такой: Елена, откуда у нас взялось это слово «бюджетники»? Что это за каста новая, которая появилась в связи с перестройкой или что-то? Насколько я знаю, в Соединенных Штатах все люди, которые работают на государство, будь то государственная поликлиника, больница, университет, библиотека, полиция, армия – это все госслужащие.

Елена Драпеко: Да, мы ставили об этом вопрос, чтобы признать всех, кто работает на государство, госслужащими, пока не получили поддержки главного правового управления президента. Они разделили нас на такие касты – каста управленцев и каста госслужащих. Поэтому вопрос ваш совершенно верный. Я могу сказать, что я с вами совершенно согласна. Кроме того, что у нас есть прецедент. Еще до Великой Октябрьской социалистической революции в царской России существовала, по-моему, такая система, когда учителя считались государственными служащими, получали государственную пенсию и заработную плату достаточно достойную, на которую можно было даже многодетную семью содержать. Я помню, инспектором училищ был отец Владимира Ильича Ленина, и большую семью содержал на эти деньги. А когда умер, вдова на эту пенсию содержала. А у нас сегодня сам себя не может содержать человек, не говоря уже о семье.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.

Слушатель: Здравствуйте. К вопросу о царской России. Ваши единомышленники, Лена, в начале века применяли такую форму борьбы как выход из Госдумы. При этом, конечно, звучали доводы о продолжении работы в этой думе. Мне интересно узнать, какие доводы у вас за продолжение коммунистов работы в думе?

Владимир Кара-Мурза: Ради точности скажем, что был бойкот думы со стороны большевиков, а уже потом, когда их избрали в думу, то их просто арестовали за то, что они проголосовали против военного бюджета. Добровольно никто из думы не уходил.

Елена Драпеко: Да, и на три месяца отправили в тюрьму. Дума является трибуной, с которой мы можем говорит. Если бы я не была сегодня депутатом, то вряд ли предоставили бы мне возможность говорить сегодня в эфире. Кроме того у меня есть доступ к информации. Если я депутат, то я мог запросить любую информацию из любого государственного источника и ее получить. У меня есть возможность иметь общественные приемные и помощников, которые озвучивают мою позицию и помогают в моей работе. Кроме того есть реальная возможность влиять на процессы, которые происходят. Например, наши переговоры, в частности, мои переговоры с Министерством регионального развития по закону о местном самоуправлении привели к тому, что Министерство согласилось с нашими доводами и готово принять наши поправки, которые касаются обязанности муниципальной власти обеспечивать услугами учреждений культуры своих граждан. Таких полномочий не было. В этом законе совершенно забыли, что в России существуют две с половиной тысячи муниципальных музеев. И чиновник, который отвечал за принятие этого закона, он согласился с тем, что он просто не знал о том, что краеведческие музеи в городах все муниципальные, как правило. Нам удалось его убедить. Стал бы он со мной разговаривать, если б я не была депутатом Государственной думы? Наверное, нет.

Владимир Кара-Мурза: Депутат Московской городской думы Евгений Бунимович, сам учитель и заслуженный учитель России, солидарен с протестующими.

Евгений Бунимович: Требования профсоюзов мне кажутся весьма скромными, если предложение заключается в том, что увеличить зарплату в полтора раза в этом году и в полтора раза в будущем году. Просто, чтобы для оценок было понятно, из этого следует, что учителя в провинции, которые получают в среднем 3700, через два года будут получать так, как сегодня московские учителя, то есть 9500 пример. Вот все, что требуют сегодня учителя. Если бы образование, здравоохранение, социальные программы на самом деле являлись приоритетом, то в бюджете были бы просто другие пропорции, и тогда бы эти требования, которые сегодня мы выдвигали на митингах, они бы просто были реализованы в бюджете, и вопросов бы не было.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Владимира из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Добрый день. Мудрая пословица гласит - смотри в корень. Ведь корень зла вот в чем заключается: один человек из нескольких отстаивал русскость. Ведь это же имя прилагательное – русский - это не национальность, отвечает на вопрос чей и какой. Чей – деревенский, какой - некультурный. И вот пока в России русский дух, пока в России Русью пахнет, жизнь будет только ухудшать. Это корень зла, первопричина. Власть уже давно махнула на все это, потому что ей не переделать. Я не знаю, какие войны, какие Гитлеры нужны, чтобы все это уничтожить.

Елена Драпеко: Мне страшно слушать просто ваше предложение уничтожить русскость. Я считаю, что как раз это основа нашего выживания. И опыт показывает, что уважение к образованию, к культуре, забота о здравоохранении сегодня стала главной заботой местной власти. И когда ездишь по субъектам федерации, то видишь, что местная власть бьется изо всех сил для того, чтобы удержать социальные какие-то услуги населению на достаточно высоком уровне. И проблема у нас как раз с федеральной властью, с генеральной линией, которую формирует правительство Фрадкова. Именно поэтому мы ставили вопрос об отзыве этого правительства.

Россия совершенно замечательная страна своим многообразием. Была в Чувашии, какой замечательный, какой прекрасный народ. Не имея ни нефти, ни газа, ни алмазов на своей территории, они достойно живут сегодня. Строят новые города, у них работают заводы, у них нет такого количества безработицы, у них порядка больше. И вороватого чиновничества я там не видела. В Татарстане, на тысячелетии Казани мы увидели замечательное состояние культуры, уважение к своему национальному языку, национальной культуре и в то же время уважение к русской культуре. Поэтому наше богатство – это наше многообразие России.

Владимир Кара-Мурза: Сегодня, кстати, примешалась к сегодняшней акции ленинская тема. Из рядов митингующих, особенно из колонн КПРФ звучали лозунги о неприкосновенности усыпальницы вождя. Как вы расцениваете эту проблему?

Елена Драпеко: Здесь есть два аспекта: первый – политический, а второй как бы культурологический. То, что касается политического вопроса, я считаю, что Ленин по-прежнему остается одной из самых влиятельных политических фигур современности. Это показывают и все опросы во всем мире. Он входит в десятку самых известных политиков всех времен и народов. В нашей стране сегодня опросы показывают пятьдесят на пятьдесят отношение к нему положительное и отрицательное. То есть ударит больно по 50% людей политически активных и вызовет, наверное, социальное негодование. Поэтому я бы не рисковала на месте правительства сегодня этим заниматься.

Культурологический аспект этого вопроса. Красная площадь со всеми памятниками и захоронениями, которые находятся на ее территории и на территории Кремля, является памятником всемирного значения, находящееся под охраной ЮНЕСКО. И любое вмешательство будет нарушением Гаагской конвенции, которую Россия подписала и которую она обязана выполнять по сохранению памятников всемирного значения.

Владимир Кара-Мурза: Сенатор от республики Тува Людмила Нарусова настаивает на идее перезахоронения Ленина.

Людмила Нарусова: Впервые предложение захоронить Ленина на Волковом кладбище в Петербурге делал мой муж Анатолий Александрович Собчак на съезде, еще будучи членом Верховного совета СССР, в сентябре 91 года. Именно он говорил о том, что негоже, что на Красной площади, где проводятся фестивали, концерты рок-музыки, всякие увеселительные мероприятия, салюты и фейерверки, Красную площадь превратили в погост. По сути дела даже сторонники того, чтобы Ленина уважать за его деяния, не предают его тело земле и таким образом его наказывают. Естественно, я считаю эту идею Анатолия Собчака абсолютно правильной.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Ивана Петровича.

Слушатель: По поводу проблемы Ленина. На вопрос к Бертрану Расселу, кого он считает величайшим гением 20 века, Бертран Рассел назвал Владимира Ильича Ленина, своего идейного антипода, добавил - к сожалению.

Владимир Кара-Мурза: Кстати, идейные антагонисты Ленина именно поэтому хотят его перезахоронить. Так что тут большого противоречия нет. Слушаем москвичку Людмилу Павловну.

Слушательница: Добрый вечер. Я хотела бы дать небольшую реплику по поводу разделения наших людей на бюджетников на государственных служащих. Делят не только живых, но и мертвых. Дело в том, что дума принимает законы о захоронении участников войны. И получается так, что человек, прошедший всю войну, не попадает в число привилегированных мертвецов. Люди, которые прошли войну и умерли до 1 января 93 года, эти люди, участвовавшие в войне, имеют право на оформление участка захоронения довольно неплохими памятниками.

Елена Драпеко: Все предложения эти выходят из Совета по делам ветеранов Государственной думы, где генерал Куликов их аккумулирует. Это предложения ветеранских организаций. Поэтому я даже спорить здесь не буду, я не специалист в этом вопросе. Я считаю, что все, что можно сделать для тех, кто остался в живых, надо делать. Все, что можно сделать для увековечения памяти, конечно, тоже надо делать. Тем более, что это не такие большие деньги.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Риммы, радиослушательницы из Санкт-Петербурга.

Слушательница: Здравствуйте. Я хотела вам сказать о том, что с тех пор, как воцарилась у нас губернатор Матвиенко, стали уродовать наш город. А наш город водит целыми ансамблями в номинации ЮНЕСКО. Появляются какие-то безобразные колпаки на зданиях на Исаакиевской площади, и не только. Город превращается в какое-то безобразие, а он целыми ансамблями входит в номинации ЮНЕСКО. Что вы можете сказать о том, как работает наша губернатор так называемая?

Елена Драпеко: Ваше негодование, наверное, надо отнести к Комитету по охране памятников, который возглавляет Дементьева Вера Анатольевна. Если у вас есть по этому поводу какие-то неудовольствия, надо, наверное, их отправить туда. Есть у нас общественная организация по охране памятников истории культуры, которая входит в общественный совет при губернаторе. И наверное, если вы считаете это возможным, можно обсудить вместе с общественностью эти вопросы.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Артура.

Слушатель: Здравствуйте. Не могли бы вы обрисовать в принципе политическую перспективу? Путин заявил, что сидит на чемоданах. Видимо, каких-либо изменений социальной политики и вообще ситуации в стране не предвидится кардинальных. Но все-таки в начале следующего цикла выборного возможно ли объединение КПРФ и «Родины», и чтобы этот блок возглавлял Рогозин?

Елена Драпеко: Вряд ли такое получится. Рогозин мне очень нравится, по-моему, очень перспективный политик, но Зюганов свои позиции не сдаст. Из-за этого рассорились, вы знаете, что мы в разводе с Геннадием Андреевичем Зюгановым именно по этим вопросам. Потому что я и мои единомышленники считали, что нужно аккумулировать все патриотические, все левые силы и не торговаться за первенство в этом смысле, а бороться всем миром за социальные права трудящихся. Геннадий Андреевич с нами не согласился, поэтому у меня с ним проблемы случились. Что касается выборов будущих, тут загадывать очень сложно. Как говорила Алиса в Стране чудес: у нас все чудеса и чудеса. Поэтому может случиться все, что угодно. И тут даже опытные политологи и опытные аналитики не могут предугадать, что же власть учудит накануне выборов. То ли объединится с какой-нибудь республикой, Белоруссией или Узбекистаном, создаст новое государство, то ли станет парламентской республикой, то ли сделают какого-нибудь назначенца, уже указывают на некоторых политических деятелей, что он будет преемником. Здесь я не берусь делать прогнозы.

XS
SM
MD
LG