Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Региональная политика Кремля


Владимир Кара-Мурза: Сегодня первые проявления общественного протеста встретило выдвижение кандидатуры Кирсана Илюмжинова на пост президента Калмыкии. Состоявшееся параллельно утверждение Романа Абрамовича губернатором Чукотки позволяет проследить некую тенденцию в региональной политике Кремля, которую мы обсуждаем с Валерием Хомяковым, генеральным директором Совета по национальной стратегии. Удивило ли вас повторное выдвижение кандидатуры Илюмжинова на пост главы Калмыкии?

Валерий Хомяков: Меня это не удивило по одной простой причине – поскольку Кирсан Илюмжинов достаточно сложная и противоречивая фигура. С одной стороны, действительно жизнь в Калмыкии за время его президентства значительно улучшилась с экономической стороны, с другой стороны, словно режим, который был там создан, он, мягко говоря, недемокритчен, а если говорить не мягко, то он достаточно авторитарен. Подавляются гражданские свободы, подавляется оппозиция. Были достаточно громкие дела и по убийству журналистов оппозиционных. Поэтому, наверное, Владимир Путин исходил из двух критериев в своих предпочтениях. С одной стороны, он ему не очень был бы симпатичен, поскольку Илюмжинов еще с ельцинской эпохи, может быть хотелось его заменить. А с другой стороны, наверное, за Кирсаном Илюмжиновым есть электорат, который в 2008 году необходимо было бы привести к избирательным урнам и отголосовать за того человека, кого Владимир Владимирович посчитал бы назвать своим преемником. Эта чаша весов сыграла все-таки в пользу Илюмжинова. Поэтому я особенно не удивился.

Владимир Кара-Мурза: А утверждение Абрамовича? Вроде ходили слухи, что после продажи «Сибнефти» Газпрому он свои интересы в России сворачивает и больше не станет губернатором Чукотки.

Валерий Хомяков: Я думаю, это немножко другая история. Потому что, если говорить о Кирсане Илюмжинове, то безусловно человек богател на том, что он занимал определенную должность. Если говорить об Абрамовиче, то здесь как раз ситуация обратная. Я был на Чукотке и видел как там жили люди до Абрамовича, и был во время его президентства – это два разных субъекта федерации. Ситуация поменялась и в социальной сфере, и в медицинском обслуживании. Поэтому здесь как раз он вкладывает. То есть сравнивать их нельзя. Я думаю, здесь Абрамовича уговорил лично президент. Для чего Абрамовичу Чукотка? Он оттуда деньги не высасывает, он зарабатывает другими вещами.

Владимир Кара-Мурза: Там он платит налоги, которые существенно ниже, чем в других.

Валерий Хомяков: Но, тем не менее, большая составляющая бюджета, который сейчас есть на Чукотке - это за счет личных инициатив губернатора. Поэтому ситуация немножечко другая.

Владимир Кара-Мурза: Заместитель председателя партии «Яблоко» Сергей Митрохин объяснил суть сегодняшней акции протеста против кандидатуры Илюмжинова.

Сергей Митрохин: Сегодня партия «Яблоко» провела пикет против выдвижения господина Илюмжинова в качестве кандидата в президенты Калмыкии. Мы считаем, что это акт цинизма по отношению к жителям Калмыкии и лично воспринимаем как оскорбление. Потому что в 98 Лариса Юдина, которая возглавляла калмыцкое отделение партии «Яблоко» была убита подручными Илюмжинова за то, что она занималась борьбой с коррупцией в ближайшем окружении Илюмжинова и его самого. Она расследовала функционирование так называемой свободной экономической зоны, которая просто была зоной отмыва денег лично для Илюмжинова.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Георгия.

Слушатель: Здравствуйте. Такой частный вопрос: интересно, все-таки Абрамович, он реально налаживает хозяйственную жизнь или просто бухает деньги, как в черную дыру?

Валерий Хомяков: Там он и налаживает реальную жизнь, поскольку инфраструктуры в том же Анадыре не было никакой, я не говорю о более отдаленных поселках, и налаживает социальную сферу. Поэтому здесь и то, и это. Не просто бухает деньги в черную дыру, он человек, который деньги заработал, умеет их считать, поэтому вбухивания нет – это точно.

Владимир Кара-Мурза: Он переселяет оттуда в Подмосковье людей.

Валерий Хомяков: Безусловно. Я знал таких людей, которым он помогал делать операции в том числе на сердце.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Сергея из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Доброй ночи. У меня вопрос о Калмыкии. Я как-то пару-тройку раз проезжал, ее уровень коррупции, уровень жизни отличается от соседней Ростовской или близлежащего Ставрополья. Почему же Путин Илюмжинова туда на кормление ставит?

Валерий Хомяков: Я уже попытался на эту тему ответить. Это дело президента, его право. Он имеет право назначать ровно так же, как оппозиция, в том числе и калмыцкая, имеет право протестовать против этого. И партия «Яблоко» завила свою политическую позицию, с которой я солидарен. Тем не менее, так получилось, так фишка легла для Кирсана Илюмжинова.

Владимир Кара-Мурза: Можно не сомневаться, что послушный хурал утвердит.

Валерий Хомяков: Безусловно, сто процентов голосов он там получит.

Владимир Кара-Мурза: Президент фонда «Политика» Вячеслав Никонов не преувеличивает преимуществ кандидатуры Илюмжинова.

Вячеслав Никонов: Я не думаю, что Кремль сильно очарован Кирсаном Илюмжиновым. Известно, что в ходе предыдущей избирательной кампании Илюмжинов испытывал достаточно серьезное противодействие со стороны кремлевский группировки. Но сейчас складывается ситуация таким образом, что Илюмжинов является, безусловно, самой сильной политической фигурой на политическом небосклоне Калмыкии. Кроме того, он является достаточно опытным человеком, он безусловно образован, он известен, он имеет определенную репутацию в международных кругах. Поэтому здесь, наверное, Кремль руководствуется принципом «от добра добра не ищут» и делает ставку на человека, которого знает. Хотя, уверен, – Кремль не очарован Илюмжиновым.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, есть определенная тенденция в приходе представителей крупного бизнеса к руководству регионами субъектами Российской Федерации?

Валерий Хомяков: Безусловно, в данном случае Абрамович первое такое интересное явление. Поначалу, в том числе и я, достаточно скептически относились: ну зачем ему Чукотка? Видимо парень решил какие-то деньги заработать или еще что-то сделать полезного для себя, в первую очередь. Но теперь выясняется, что нет. Наверное, может быть какое-то чувство совести проявляется, а может быть у подобного рода олигарха, если называть вещи своими именами, появилось некое чувство социальной ответственности и национальной ответственности, в том числе. Вот есть неухоженный край. Можно было избираться почти в любом регионе поближе, там, где есть нефть - на Ямале мог избраться, в Ханты-Мансийском округе, в Тюмени. Выбрал Чукотку. Почему? Потому что, наверное, решил продемонстрировать, в том числе и себе, что он может кроме зарабатывания денег может еще организовать жизнь, которая там была вообще никакая. Теперь она более-менее улучшается.

Владимир Кара-Мурза: Кстати, в Тюмени, в Ханты-Мансийском округе наоборот появились проблемы у региональных лидеров из-за связи с ЮКОСом.

Валерий Хомяков: Безусловно, а как же.

Владимир Кара-Мурза: Поэтому он не рискнул, наверное. Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.

Слушатель: Здравствуйте. Илюмжинов находится у власти 15 лет.

Владимир Кара-Мурза: 12.

Слушатель: Вы сказали, что жизнь при нем улучшилась. Это как понимать, по отношению к чему она улучшилась?

Валерий Хомяков: По отношению к тому, что было в 93 году, когда он стал президентом.

Владимир Кара-Мурза: Напомню, что он был народным депутатом РСФСР.

Валерий Хомяков: Безусловно, оттуда многие стали губернаторами после этого.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Петра.

Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, то, что вы говорите, вызывает у меня чувство некоторого удивления. Ну что это – благотворительность по отношению к региону, то есть к Чукотке. Зачем это? – вопросы задаются. То же самое можно сказать и о Калмыкии. Интересно, что это вообще за такая система. То есть Абрамович будет, благотворительность, не будет – не будет. Что же, регионы должны бегать за какими-то благотворителями? Я знаю о другом регионе информацию, там где ЛУКОЙЛ командует, там просто средневековье царит по отзывам тех людей, которые там находятся. Должна быть другая система – рыночная экономика открытая, ответственность граждан за свою жизнь, собственность. Что мы возрождаем бог знает какое государство? Не будет оно существовать при такой системе управления.

Валерий Хомяков: Меня тоже удивляет система, тоже вызывает огромное удивление. Но мы сейчас обсуждаем ту систему, которая есть, вот она такая. Я сто процентов с вами согласен, то, о чем вы говорите. Безусловно, хотелось бы, чтобы люди сами определяли свою власть, а не ждали какого-то начальника из Москвы, который будет смотреть на то, что скажет чиновник московский, который его продвинул на это губернаторское кресло. Я очень бы хотел, чтобы у нас вернулась избирательная система та, которая была раньше. Да, многие губернаторы использовали административный ресурс для того, чтобы остаться в этих креслах, но было два срока. Два срока отсидел – до свидания. Власть должна меняться, если она не меняется, она застаивается. Поэтому тут у меня вызывает удивление то, что мы с вами обсуждаем, но, к сожалению, пока такая система, которую Кремль выстроил. Это называется вертикаль власти, от которой я, кстати, не в большом восторге.

Владимир Кара-Мурза: Гендиректор Центра политических технологий Игорь Бунин не удивлен состоявшимися назначениями.

Игорь Бунин: Да, Илюмжинова назначили. Назначили, потому что любой назначенный калмыцким ханом лидер превратится быстро в хана. А так Илюмжинов из хана превращается в сатрапа великого царя. Мечта кремлевских властителей в том, чтобы забыть про самые тяжелые районы. Вот Чукотки нет, она отсутствует как проблема, там Абрамович все успокоил все сделал. И вот, например, назначили вице-мэра Москвы Шанцева губернатором Нижнего Новгорода или Бооса назначили в Калининград. Там вообще было болото, там жизни политической не было. Приехал новый человек, какая-то жизнь появилась.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Владимира, радиослушателя из Саратовской области.

Слушатель: Добрый вечер. Вызывает некоторое удивление постановка вопроса: Илюмжинов – диктатор, а Абрамович просто какой-то абстрактный благотворитель. Получается, что если ситуация на месте зависит от какого-то одного субъекта, то это ведь тоже авторитаризм чистой воды. Но почему-то они кладутся по разным полочкам. Вот сегодня была информация из Корякского округа, так там представитель власти лепетал буквально, что закрепили бы за нами землю по родам, потому что там сельское хозяйство невозможно, там специфическое – собирательство, охота, рыболовство, и тогда бы мы сами подняли свою культуру безо всякой помощи. Так Чукотка, я полагаю, в таком же положении стоит, и она бы сама себя подняла, если бы землю отдали как положено национальному субъекту федерации.

Валерий Хомяков: К сожалению, не хочу обижать национальный субъект Чукотского автономного округа, я там был достаточно много и видел, как этот субъект просто спивался. Теперь этого нет. Абрамович сделал все, чтобы чукчи перестали пить. Он лишает их возможности доступа к этому, как они называют «огненная вода».

Владимир Кара-Мурза: Там ввели специальные карточки, на которые не продают алкоголь.

Валерий Хомяков: Поэтому они сейчас более-менее начинают восстанавливаться, в том числе и свою культуру. Если говорить о Корякском округе, речь идет и об автономии с Камчаткой - это тоже одна из тем, которую могли обсуждать, там ситуация обратная. Поэтому, отдай все родовые имения, они потом продадут мелким олигархам и сопьются окончательно.

Владимир Кара-Мурза: Сегодня обсуждалась новость о том, что полпред Поляковский уговорил Виктор Вексельберга в случае объединения Камчатки с Корякским округом возглавить объединенный регион. Это из той же серии будет, что и губернаторство Абрамовича?

Валерий Хомяков: Я надеюсь. Но не только же яйца надо покупать, правильно? Можно еще и пользу принести стране.

Владимир Кара-Мурза: Тут речь идет о деловых качествах. Всякий ли предприниматель может стать государственным деятелем, членом Госсовета, губернатором?

Валерий Хомяков: Я думаю, что у Вексельберга хватило бы опыта, знаний, умения организовать там жизнь. Камчатка тоже богатейший край, там икры полно, но денег нет. У меня сын туда летал и рассказывал, что там происходит. Всего навалом, а денег нет, потому что все разворовывается, перепродается. Кто-то богатеет, те, кто у власти находится, а остальные люди просто голодают. Едят икру ложками, а хлеба купить не на что. Вот удивительно. Поэтому я думаю, что Вексельберг, как потенциальный губернатор вот этого Камчатского края, наверное, сделал бы очень многое по тому же опыту, что сделал Абрамович на Чукотке.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Галину.

Слушательница: Добрый вечер. Я восторгаюсь Абрамовичем, он такой выдержанный, спокойный. А вот нам бы в Москву порядок навести или в Московскую область или в Белгород, и у нас бы ни коррупции не было, ничего. И все бы наконец зажили нормально.

Владимир Кара-Мурза: Про Белгород упомянули.

Валерий Хомяков: Да, про Белгород. Лучше про Москву. Для этого надо прийти на выборы в Московскую государственную думу, отголосовать не потому, как приказывает партия власти или кто-то давит сверху, а просто по тому внутреннему чувству и ощущению за тех кандидатов, которые есть. Там достаточно интересная будет предвыборная борьба. Может быть тогда новая Московская государственная дума, вернее, городская дума смогла бы пригласить Абрамовича к нам. Теперь он уже занят, на другом месте работает.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Алексея из города Первоуральска.

Слушатель: Здравствуйте, уважаемые господа. Раньше Россия славилась гильдией купеческой, потом так же хорошими крепкими промышленниками, а сегодня господин Абрамович похож на Иуду. Потому что в то время, когда сидит Ходорковский, в это время Абрамович прислуживает Путину, который сам по себе является, на мой взгляд, диктатором.

Валерий Хомяков: Вы только это чукчам не говорите про Абрамовича, потому что они просто его боготворят – вот это точно, сто процентов знаю.

Владимир Кара-Мурза: Очевидно, радиослушатель имел в виду, что все крупные состояния нажиты в основном на торговле природными ископаемыми, что это не всегда говорит о деловых качествах их обладателей.

Валерий Хомяков: Безусловно, наверное. В том числе почему-то это получилось у одного человека, а у другого нет. Тоже интересно. Деловые это качества, связи личные? Тоже надо уметь сделать, взять и организовать такие связи, чтобы оказаться на том месте на котором Абрамович, не в качестве губернатора, а в качестве одного из самых крупных предпринимателей.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Сергея из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. Тут надо не вопрос, а согласитесь или не согласитесь с моей точкой зрения. Я по результатам сегодняшних открытых эфиров смею утверждать, что, наверное, российский этнос, россияне достойны этого обращения. Посмотрите, утром - рассуждение о наркоманах Ленинградской области. Народ это не поддерживает, а начальство просто плюет. Ближе к обеду: там, кажется, был герой траулера. Никто не заикнулся даже, кто этот герой траулера просто не подчинился военной силе. Нашему милиционеру не подчинился бы, что бы с ним было? А он спешит скорее в лоно российской фемиды, как раз той фемиды, которой не выдали Адамова. Вечером: Герой Советского Союза. Ему в упор задаешь вопрос: вы голодаете? Следующего присваивают героя – зачем, для чего? Человек не понимает. Если совесть выбросили в мусорное ведро, зачем получать героев?

Владимир Кара-Мурза: Будем считать это репликой Сергей. К сожалению, каждый день подобная информационная картина повторяется. Слушаем Александра из Петербурга.

Слушатель: Добрый день. У меня простой вопрос господину Хомякову и вам, Владимир. Резанула реплика по поводу облагодетельствования Абрамовичем Чукотки. Господин Хомяков априори в системе координат рыночных признает, что он в миллион раз менее креативен, менее талантлив, менее работоспособен, меньше принес пользы. И вы господин, Кара-Мурза, тоже меньше принесли пользы, чем Абрамович. Абрамович по состоянию в миллионы раз богаче вас. Объясните мне простую ситуацию: как в рыночной системе можно воспринимать, ну в пять раз он может быть вас талантливее, креативнее и так далее, в пять раз, соответственно, богаче. Как он может быть в миллион раз? Вот господин Хомяков если сумеет объяснить, то тогда я приму. Крайняя степень либерализма, утверждение того, что он такой гений, такой бизнесмен, который способен в миллион раз принести больше, чем я, извините, это такое уничижение, мазохизм, втаптывание себя в грязь.

Валерий Хомяков: Интересный, то ли вопрос, то ли реплика. Я ним незнаком, по поводу креатива не могу с ним сравниваться. Наверное, он понимает в одном деле, я может быть в другом лучше или больше, Владимир то же самое. Поэтому тут несопоставимые вещи. Он умеет зарабатывать деньги, мы занимаемся с Владимиром тем, чем мы занимаемся. Я политолог, он журналист. Поэтому каждый зарабатывает деньги так, как он хочет.

Владимир Кара-Мурза: Очевидно, радиослушатель имеет в виду, что доверием президента не каждый человек пользуется.

Валерий Хомяков: Мне оно не нужно, например, я не стремлюсь к этому доверию и, по-моему, вы, Владимир, тоже как-то не очень от этого мучаетесь.

Владимир Кара-Мурза: Отчасти политический вопрос. Слушаем Антона из Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. У меня тоже сравнение: а кто более креативный, талантливый Ходорковский или Абрамович?

Владимир Кара-Мурза: Это тоже вопрос совершенно схоластический, поскольку сейчас трудно сравнивать положение в сегодняшней России. Сергей Марков, директор Института политических исследований, отмечает слабые стороны этого назначения.

Сергей Марков: Существует серьезнейшее объединение администрации Кирсана Илюмжинова в коррупции. Они еще не доказаны, но есть серьезные подозрения, что там серьезно обосновано. А в целом, мне кажется, что переназначение таких людей как Кирсан Илюмжинов, тем более на срок третий или даже четвертый, является типичным примером политической ошибки и сбоя этой системы назначения губернаторов, которая у нас имеется. Хотя можно понять кремлевских людей: надо не просто снять этого, а нужно найти кого-то кто был бы лучше, а это часто бывает ой как нелегко.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Николая из Курской области.

Слушатель: Доброй ночи, уважаемые господа. Если позволите, я бы ответил радиослушателю, который спросил, что я не понимаю тех героев, которые хватают эти звезды. Пускай вспомнит Льва Рохлина, который отказался получить эту звезду, дальше мы знаем его судьбу. Я хочу сказать, что да, конечно, в нашей стране живет очень много неудачников, и десяток тысяч чукчей, конечно, никогда не выбьются до конца. Хотя их родственники алеуты в Америке преуспевают и приумножили род свой и все остальное. Может быть что-то в консерватории нужно подправить?

Владимир Кара-Мурза: Воспринимаем как реплику. У нас тоже Юрий Рытхэу писатель есть с Чукотки. Слушаем москвича Ивана Петровича.

Слушатель: Добрый вечер, уважаемые господа. Тема такая философская. Вот здесь можно провести аналогию: кто самый великий либерал 20 века? На раз-два-три можете ответить?

Валерий Хомяков: Мне трудно сказать, кто самый велики либерал 20 века. Я думаю, что в каждой стране в этой номинации есть свой либерал. В какой-то степени это может быть и Егор Гайдар, который взял на себя огромнейшую обузу в 92 году и вытащил нас из того места, куда мы чуть не попали, куда бы не хотелось попадать. Наверное, и Бальцерович в Польше заслуживает уважения, и поляки с очень большой симпатией теперь относятся, который провел шоковую терапию. Наверное, это и Вацлав Гавел в Чехии. Поэтому тут можно найти, кто самый лучший либерал. Я просто не понял смысла этого вопроса. Поскольку он философский вопрос.

Владимир Кара-Мурза: Всегда радиослушатели анализируют, как мы дошли до жизни такой. И некоторые обвиняют либералов, иногда Горбачева во всем происходящем. Иногда кого-нибудь попозже. Слушаем Светлану радиослушательницу из Санкт-Петербурга.

Слушательница: Здравствуйте. Рада вас слышать, передачу до ужаса люблю. Скажите мне, пожалуйста, я читаю и перечитываю «Матери Беслана» в 68 и 69 номере газеты, вот читаю, что отвечает Путин. И я думаю: что мы в друг друге ищем зло, когда президент отвечает такие нелепые вещи? Неловко, как можно наградить Зязикова, у которого день рождения? Что такое коррупция, за что судили Ходорковского, если в народе ходят слухи о самом Путине, когда он был чиновником. Газета это подтверждает.

Владимир Кара-Мурза: Имеется в виду стенограмма встречи в Кремле с матерями Беслана.

Валерий Хомяков: Я понимаю, что наша радиослушательница достаточно оппозиционного относится к президенту. У меня самого достаточно много вопросов к нему вопросов, я бы сказал, не только к нему, а к его чиновникам. Буквально сегодня прошла информация, что Владимир Устинов, по-моему, сказал, что все было в Беслане нормально.

Владимир Кара-Мурза: Колесников.

Валерий Хомяков: Все было нормально, штурмовали правильно, поджог был не из огнеметов, а внутри здания загорелось.

Владимир Кара-Мурза: И оружия не было в школе. Тут вопрос глубже: именно все злоключения Южного федерального округа, связаны ли с назначаемостью губернаторов. Потому что после Беслана сменились практически Алханов, Зязиков, Каноков и практически в каждом назначенных губернаторств происходят новые теракты.

Валерий Хомяков: В принципе отчасти я с этим согласен. Потому что Хязиков повел себя достаточно странно, мягко сказать, в отличие от Аушева, которому не дали возможности остаться президентом Ингушетии, который действительно подъехал на переговоры. Вот этот внутренний страх, я не понимаю, чего боялись, тебя только назначили, тебя не снимут, иди разбирайся, веди переговоры. Может быть в этом есть какая-то, может быть дело еще в консерватории, действительно.

Владимир Кара-Мурза: Главный редактор газеты «Россия» Юрий Ковешников констатирует преобладание назначений прежних губернаторов.

Юрий Ковешников: Сегодня больше 30 регионов уже получило назначенных губернаторов. Но большинство из этих регионов управлялись этими людьми, то есть не блистали ни экономическим развитием, ничем. Но Абрамович не может быть примером. Потому что в этом регионе живет населения столько, сколько живет в одном ЖЭКе в Москве. И поэтому мы можем говорить только тогда, когда регионы будут классической формулой или это Красноярский край или Новосибирская область. А пока в такие регионы не были направлены фигуры значимые в российском бизнесе. Какой ресурс найдут губернаторы вновь назначенные для того, чтобы вывести свои регион из буквально кризисного состояния, сказать очень трудно, потому что вопрос практики.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Геннадия Васильевича, радиослушателя из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Доброй ночи. Я прошу прощения, по поводу креативного начала и креативности Ходорковского, Абрамовича и Путина. Ходорковский, конечно, креативен – творчество, создание. Тут нет вопросов. А Абрамович – это подстилка, как вся «Единая Россия» в думе.

Владимир Кара-Мурза: Не будем переходить на личности. Известно, что Роман Аркадьевич делал свою карьеру в тени Бориса Абрамовича.

Валерий Хомяков: Да, безусловно, об этом много написано в газетах. Видимо, сумел сделать так, что Абрамович сейчас в авторитете у президента Путина, а Борис Абрамович, извините меня, в другом месте. Тут кто кого наколол - еще большой вопрос.

Владимир Кара-Мурза: И еще не закрытый.

Валерий Хомяков: И еще не закрытый кстати.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Екатерину, радиослушательницу из Санкт-Петербурга.

Слушательница: Здравствуйте, господа. Очень приятно слушать всегда вашу передачу. Но ужасно то, что мы все время забываем о том, что разнузданно расцветает не только антисемитизм, расизм в нашей стране. Это тогда, когда мы гордились «союз нерушимый республик свободных».

Владимир Кара-Мурза: Кстати, национальный признак при назначении губернаторов все-таки соблюдается. Илюмжинов – представитель коренной народности.

Валерий Хомяков: Как правило, соблюдается, особенно в национальных республиках. И наверное, в свое время и КПСС вела такую политику. Первый секретарь, допустим, национальной республики или союзной республики был представитель титульной нации, а второй секретарь, как правило, был русский. Теперь, я думаю, пока это все осталось. Может быть это и правильно, поскольку достаточно сложно приехать русскому человеку и разобраться во всех ингушских делах.

Владимир Кара-Мурза: Можно вспомнить, что премьером у Илюмжинова был Виктор Батурин, ныне лидер скандально известной компании «Интеко», брат Елены Батуриной. Он был премьер-министром в первые годы.

Валерий Хомяков: Он подобрал для того, видимо, чтобы каким-то образом заручиться поддержкой Юрия Михайловича. Кто его знает, с чем это было связано. Тем не менее, пока эта ситуация, эта схема остается, вот она такая.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Наталью.

Слушательница: Добрый вечер. У меня реплика и вопрос господину Хомякову. Реплика такая, что мы дожили до ситуации, когда представители КПСС находят себе возможность высказаться только на волнах Радио Свобода, и это не радует. Это реплика. А господину Хомякову, потому что я действительно не могу понять различия с юридической точки зрения между, с одной стороны, Ходорковским и Березовским, а с другой стороны, Илюмжиновым или Абрамовичем.

Валерий Хомяков: Различий нет, все они граждане Российской Федерации.

Владимир Кара-Мурза: Борис Березовский находится в розыске.

Валерий Хомяков: Просто один находится там, эти находятся здесь, а другой находится в тюрьме. Поэтому различий здесь много, но, тем не менее, все они граждане Российской Федерации, просто один поражен в правах и теперь уже не может участвовать ни в каких довыборах. Поэтому ситуация здесь непростая. Мне кажется, мы немножко увлеклись этой темой, может быть выйдем на какие-то другие более общие вопросы.

Владимир Кара-Мурза: Ирина Хакамада, лидер партии «Наш выбор», анализирует мотивы новых назначений.

Ирина Хакамада: Хорош Илюмжинов для калмыков? На самом деле верховную власть, которая сегодня назначает губернаторов, не волнует. Самое главное, чтобы он был хорош для Кремля. Хорош, лоялен прежде всего к самому президенту, который его назначает. В случае с Абрамовичем, как раз в развитии его региона произошел прогресс, потому что он стал вкладывать туда деньги. А вот по поводу Илюмжинова я не знаю, у меня такое впечатление, что это просто хамство, где люди привыкли жить так, как они живут, и тем, что там утвержден Илюмжинов, ничего в жизни не изменится.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Георгия Георгиевича из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. Мне кажется, что деньги Абрамовича – это деньги, отобранные у всего нашего народа. В Норвегии, как говорило Радио Свобода, около двухсот миллиардов долларов, которые на будущее даже поколения рассчитаны. А у нас Абрамовичи. Когда наконец русский народ поймет, что деньги Абрамовича – это его же деньги, русского народа?

Валерий Хомяков: Я это не комментирую. Наверное, русский народ должен сам это понять. Наверное, русский народ, кто-то сам понимает. Ходите на выборы, голосуйте за тех кандидатов, которые вам нравятся или не нравятся. Будут думские выборы через два года буквально, будут президентские выборы. Выдвигайтесь, в конце концов, сами на пост президента.

Владимир Кара-Мурза: Но пока избирательное пространство сужается, наверное это имеет в виду.

Валерий Хомяков: Пока это все сжимается. К сожалению, разные были звонки и разные были мнения высказаны, наверное, действительно ксенофобия начинает каким-то образом процветать. Это уже выражается и в убийствах, в том числе иностранных студентов, чего бы не хотелось. Репутация нашей страны от этого страдает в первую очередь. Вот это очень печально на самом деле.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Евгения из Ельца.

Слушатель: Добрый вечер. У меня просто вопрос: может быть ларчик просто открывается? Может быть и Ромочка, и Кирсанушка подмазывают кого надо хорошо?

Валерий Хомяков: Понял. Вы знаете, я не совсем близко знаком с технологией принятия решений, когда назначают того или иного человека на пост губернатора в том или ином регионе, но ничего исключать, как говорится, нельзя. Люди все, коррупция, сами знаете, какая, поэтому исключать здесь нельзя. Утверждать тоже не буду.

Владимир Кара-Мурза: Например, существуют расценки на место сенатора, не скажу про губернатора. Сенаторов и новый состав Совета федерации открыто обвиняют в покупке кресел.

Валерий Хомяков: Жалко, что от этого страдают обычные простые граждане, от того, что у нас сената фактически не стало фактически, утратил свои конституционные функции, он не отражает ту конституционную обязанность, и он должен выражать волю регионов, а они все там, очень многие связаны с теми или иными финансово-промышленными группами.

Владимир Кара-Мурза: Кстати, Кирсан Илюмжинов, будучи сенатором в первые годы, он очень активно работал в Совете федерации. Нельзя ему отказать в этом.

Валерий Хомяков: Ему было просто интересно, видимо. Он тогда пытался заявить себя как федеральный политик. Потом, наверное, понял, что сделал уже это дело, надо заняться более приятными вещами.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Елену Владимировну.

Слушательница: Здравствуйте. Я хотела высказать свое мнение по поводу Абрамовича, Ходорковского, наших нефтяных магнатов. Я лично хорошо отношусь к Абрамовичу, потому что он долю своих нефтяных прибылей вкладывает в Чукотку. А про Ходорковского я говорить вообще не хочу, потому что он хотел нефть продать американцам. Россия превратилась бы в колонию, она потеряла бы и экономическую самостоятельность и политическую. Мое мнение такое, что наши нефтяные богатства, они должны принадлежать народу, они должны быть национализированы. Собственно говоря, государство должно распоряжаться своими богатствами точно так же, как делают нефтяные олигархи, поставлять по мировым ценам за рубеж, а внутри государства должны цены регулироваться так, как сейчас собирается делать Газпром.

Валерий Хомяков: Я полностью понимаю озабоченность нашей радиослушательницы. Спасибо за этот звонок и разговор. Но мы же в такой ситуации жили уже. При Советском Союзе все было национализировано, все принадлежало, извините, огромному советскому народу, каждому из нас. Ну и что?

Владимир Кара-Мурза: Бензин был 20 копеек.

Валерий Хомяков: Бензин был 20 копеек, но очереди были за ним огромнейшие.

Владимир Кара-Мурза: Сливали его в канавы дальнобойщики. Но тоже, если будет вилка между внутренними и внешними ценами, бензин просто исчезнет. Поэтому, я думаю, благими пожеланиями вымощена дорога не в ту сторону. Слушаем москвича Ивана Петровича.

Владимир Кара-Мурза: Я вам задавал вопрос на раз-два-три.

Владимир Кара-Мурза: Мы вам ответили.

Слушатель: Одну минутку, не перебивайте. Всем вам кол с двумя минусами. Потому что человеком, который перевернул страну от политики военного коммунизма, которую, кстати, начал Керенский, установив твердые цены на хлеб, к политике новой экономической был Ленин. Это самый великий либерал 20 века. И по свидетельству Арнольда Хаммера, во время визита Дэн Сяо-Пина в Америку последние полтора часа на приеме рассказывал в мельчайших деталях как шел НЭП в советской России.

Валерий Хомяков: Значит, каждый либерализм понимает по-своему. Как счастье в «Чуке и Геке у Гайдара». Я его понял так, слушатель понимает, что либерал – это Ленин.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Александра.

Слушатель: Добрый день. Во-первых, по поводу назначения на третий или на четвертый срок Илюмжинова. В принципе действия правильные, потому что стране нужна стабильность. И если у Илюмжинова в Калмыкии не было больших эксцессов относительно всей другой России, всех других регионов, то, наверное, нужно его оставить. Вполне возможно, что одной из причин почему его оставили, потому что эксцессов больших в его регионе не было. А второе маленькая ремарка. Вы говорили о ценах в бывшем Советском Союзе, регулируемости экономики, национализации производств и так далее. Но когда мы поимели либеральную экономику, либеральные цены, которые привели к появлению нового класса капиталистов, мы также имеем в данный момент полное обнищание народа, голод, безработицу, разруху полную, отсутствие какой-либо перспективы и череду на границе помимо всего прочего.

Валерий Хомяков: Я не хочу все до конца комментировать. Просто радиослушатель своим вопросом мне напомнил выступление Сергея Маркова. В чем дело, почему действительно остаются те, кто является руководителем регионов? У Кремля давным-давно нет осмысленной кадровой политики. Нельзя, допустим, было в советское время первому секретарю какого-нибудь райкома стать генеральным секретарем. У нас сейчас это делается. Неважно, ранги другие и названия другие. Поэтому не выращивает Кремль замену тем же губернаторам. Раньше каким-то образом эта политика проводилась. Я не большой поклонник советской власти, но, тем не менее, это было. Теперь этого нет. Поэтому берут то, что есть «я тебя слепила из того, что было», вот так и лепят эту огромную наш стран и нашу региональную элиту.

Владимир Кара-Мурза: Политолог Станислав Белковский, говоря о новых назначениях, отмечает специфику Южного округа.

Станислав Белковский: Путин боится брать на себя ответственность, особенно в регионах Южного федерального округа, в тех случаях, когда речь идет о не разделе крупных финансовых потоков, а о бедных регионах с накопившимися проблемами политического, экономического, социального и этнического свойства. Недавняя замена главы Кабардино-Балкарии Кокова немедленно привела к вспышке насилия и к известным событиям в Нальчике. Соответственно, подобного развития событий Кремль весьма опасается. Кроме того, Кирсан Илюмжинов достаточно прочно вписан в различные экономические схемы, в которых заинтересованы высокопоставленные кремлевские чиновники. Поэтому у Кремля, с точки зрения его сегодняшней психологии, идеологии и мотивации нет никакого поводу вносить другую фигуру, вносится Илюмжинов, тем самым процесс модернизации региональных элит в подавляющем большинстве регионов страны замораживается.

Владимир Кара-Мурза: Вопрос от москвича Муслима.

Слушатель: Добрый вечер. Я хотел бы обратился к гостю. Только что сказал, что при советской власти все было национализировано. Ну и что? Я хочу сказать: мирное время он прожил свое, а будущее наших детей его не волнует. Это первое. Второе: самая мощная армия была у Советского Союза. У нашего нынешнего президента Путина кормило все национальное.

Валерий Хомяков: Интересный вопрос. Безусловно, у нас была одна из самых мощнейших армий. Я сам, извините меня, 17 лет посвятил нашей оборонной промышленности и прекрасно знаю, сколько туда денег вкладывалось и как все происходило. Тем не менее, я думаю, все-таки советская армия не самый был важный фактор для того, чтобы мы могли с восторгом вспоминать советскую жизнь. Я помню другие вещи, когда не было сигарет в Москве, не было водки, не было обычной еды не только в Москве, а и в других местах. Когда приезжаешь в Йошкар-Олу, извините меня, в командировку и тебе есть просто нечего – вот это я тоже помню, это тоже было при советской власти. Поэтому тут не хотелось бы уповать только на советскую армию.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Михаила.

Слушатель: Господа, доброй ночи. Я только хотел уточнить: правильно ли я сегодня слышал краем уха по радио - вроде бы «Наши», не наши с вами, а те, которые кремлевские, возбуждают чуть ли не судебное дело против «Яблоко» с обвинением вполне бредовым в том, что оно какое-то фашистское или просто недослышал?

Валерий Хомяков: По-моему, это давнее заявление «Наших». Они к фашистам причислили и лимоновцев, и «яблочников» и СПС, и всех, кто не «Наши». Кто не их – это у них получается фашисты по их номинациям. Интересная организация достаточно, я не совсем понимаю, почему Владимир Владимирович Путин так в нее влюблен, встречается, даже, по-моему, в Общественную палату кого-то ввел.

Владимир Кара-Мурза: Да, и губернатор Зеленин, и министр Фурсенко открывают съезды движения «Наши».

Валерий Хомяков: Хотя видел, я встречался с ними в одном из городов Крыма на семинаре, куда меня пригласили. Ребята интересные активисты. Но что касается низового уровня, то это такие отморозки туда записываются, что просто как бы не хотелось, чтобы это молодежное движение, которое имеет право на существование, которое неплохо финансируется, судя по всему, как-то возобладало над другими.

Владимир Кара-Мурза: Мы недавно обсуждали, как они избивали бейсбольными битами активистов молодежных «Авангарда молодежи», НБП и КПРФ. И им это сошло с рук, потому что в милицию позвонили откуда-то сверху и всех их развезли по домам. Слушаем Евгению Иосифовну из Санкт-Петербурга.

Слушательница: Добрый вечер. У меня два небольших вопроса. Первый: Владимир, вы может быть ведете учет вопросов на определенную тему? Я уже в третий или четвертый раз обращаюсь к вашим гостям с вопросом - не знают ли, в настоящее время ваш гость Хомяков, на чье имя поступают деньги Стабилизационного фонда – на имя Путина, Буша-старшего или Буша-президента?

Валерий Хомяков: Я этого не знаю – это точною.

Владимир Кара-Мурза: Это иронический вопрос. Евгения Иосифовна намекает, что деньги Стабилизационного фонда уложены в ценные бумаги на нью-йоркской бирже. Это давно уже не секрет. Можно об этом прочесть в Интернете. Вряд ли это как-то утешит пенсионеров российских. Слушаем Сергея из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Добрый вечер. Я бы хотел спросить вот о чем, я только прошу понять меня правильно, я абсолютно ничего не хочу сказать плохого ни об Абрамовиче, ни о Вексельберге. У меня родственники живут в Анадыре, и они свидетельствуют о том, что с его приходом там ситуация перестала быть такой безнадежной, жилье там стало что-то стоит и так далее. В связи с вашими высказываниями сегодня, откуда у нас такая уверенность, что, будучи предоставленными сами себе, эти этносы обязательно сопьются и пойдут по миру и так далее? Ведь на самом деле, что сегодня Россия может предложить, кроме своих собственных неурядиц, национальным меньшинствам? Понятно, что нужно от национальных меньшинств – это прежде всего энергоресурсы и какое-то декларирование или какое-то участие в обеспечении геополитических интересов.

Владимир Кара-Мурза: Что федеральный центр может предложить своим национальным?

Валерий Хомяков: Федеральный центр должен сделать одно – он должен, безусловно, способствовать тому, чтобы наши национальные меньшинства сохранились, чтобы их самобытная культура… Я бывал не только на Чукотке, был на Ямале, в Ханты-Мансийском округе, видел, насколько это интересно, насколько эта культура, даже мне русскому человеку близка, хотя не большой поклонник их танцев, тем не менее, это просто интересно. Хотелось бы, чтобы дети, допустим, обучались и они как-то начинали не только за оленями бегать, начинали как-то приобщаться к нашей общей русской цивилизации. Чтобы, сохраняя свою маленькую культуру, они еще бы впитывали нашу. Вот это бы хотелось.

XS
SM
MD
LG