Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Разгон антифашистского пикета и снятие с выборов в Мосгордуму партии «Родина»


Владимир Кара-Мурза: За минувшие выходные произошли существенные перемены в расстановке политических сил в Москве. В субботу Мосгорсуд снял с выборов партию «Родина», а в воскресенье ОМОН разогнал в центре города антифашистский пикет, организаторы которого были задержаны и доставлены в райотделы милиции. У нас в студии Александр Рыклин, журналист, член Комитета 2008 один из участников разогнанного антифашистского пикета. Сегодня он участвовал в судебном разбирательстве по данному делу в качестве обвиняемого.

В чем вас обвиняют?

Александр Рыклин: Обвинение в данном случае стандартное вполне – нас обвиняют в участии в несанкционированном пикете. На самом деле наша позиция заключается в том, что мы не считаем этот пикет несанкционированным. Но наше законодательство на самом деле не предусматривает никаких разрешительных процедур в связи с проведением пикета. Когда речь идет о митингах, там действительно необходимо разрешение, а когда речь идет о пикетах, там разрешения не нужно, там достаточно уведомления.

Владимир Кара-Мурза: Евгения Альбац, независимый журналист, профессор Высшей школы экономики, одна из организаторов пикета, рассказала историю событий.

Евгения Альбац: Когда московские власти отказали нам в проведении шествия по той причине, что наш маршрут пересекается с шествием «Родины», а партии «Родина», по той же причине, что их маршрут пересекается с нашим шествием, тоже отказали, мы подали заявку на пикет у здания московской мэрии. Мы не звали людей - это был личный выбор каждого, кто сюда пришел. Там было 250 человек, и были люди самого разного возраста, от 13-летнего мальчика до 70 с лишним летнего Сергея Адамовича Ковалева.

Почему мы провели этот пикет? Потому что нельзя было оставить без ответа марш, который прошел 4 ноября. Вот в тот момент, когда мы скандировали «фашизм не пройдет», на нас и пошла толпа омоновцев и стала нас скручивать, и скручивать очень жестко.

Владимир Кара-Мурза: А по каким признакам вы считали фашистским марш 4 ноября?

Александр Рыклин: По-моему, достаточно очевидная вещь, об этом много было сказано. Потому что те лозунги, которые провозглашали демонстранты, те транспаранты, которые они несли, вполне указывали на то, что это националисты, именно фашисты, нацисты. Вы знаете, вообще для меня это немножко странная ситуация. Потому что мы прекрасно помним и знаем, что Юрий Михайлович Лужков, мэр Москвы, довольно жестко всегда относился к проявлению такого рода национализма. Мы помним, что он неоднократно запрещал съезд РНЕ в Москве, мы помним, как он много раз высказывался по этому поводу. И на самом деле разрешение подобного шествия 4 ноября, лично мне кажется, что это означает только одно, что в Москве Юрий Михайлович уже не много что решает.

Владимир Кара-Мурза: А вы одобряете запрет партии «Родина» участвовать в выборах в Мосгордуму?

Александр Рыклин: Непростой вопрос на самом деле. По формальным признакам партия «Родина» вполне может быть снята с дистанции. Но мне кажется, что здесь все гораздо сложнее. Мне кажется, дело вовсе не в этом ролике, о котором много говорят, который все обсуждают. Мне кажется, тут другая политика. Я думаю, что на самом деле Кремль раскручивает «Родину». И вне зависимости от того, дадут ей в конце концов участвовать в выборах 4 декабря или не дадут, все равно, я думаю, Кремлю выгодно раскрутить сегодня партию Рогозина, чтобы задушить ее в какой-то другой момент.

Владимир Кара-Мурза: Один из участников вчерашнего пикета Александр Осовцов, директор программ фонда «Открытая Россия», отмечает, что власть откровенно встала на сторону национал-патриотов.

Александр Осовцов: Запрет пикета показывает не только движение властей подавить демократических конкурентов, а просто уничтожить сами идеи такого рода политически организованной деятельности. Верховный суд восстановит «Родину». И в результате того, что ее снимают, восстанавливают, создается ощущение, что это действительно оппозиция, на которую направлено острие удара действующей власти и, конечно, на этом фоне трудно будет многим поверить в то, что «Родина» как была кремлевским проектом, так и осталась кремлевским проектом.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Георгия.

Слушатель: Здравствуйте. Давно я думал, за кого бы проголосовать. И хотел как лучше, а получилось как всегда, как мы знаем. Вот вопрос: «Родину» навсегда сняли или еще продолжение следует?

Владимир Кара-Мурза: В Петербурге не нужно ни за кого голосовать - это выборы в Мосгордуму.

Александр Рыклин: И даже если бы вы захотели за кого-нибудь проголосовать, если вы житель Петербурга, у вас вряд ли бы получилось на этот раз. Вам придется все-таки подождать других каких-то выборов. На самом деле по закону «Родину» сняли не окончательно, у них еще есть возможность обжаловать это решение. Насколько я знаю, господин Рогозин несомненно этим воспользуется. Я не вполне разделяю уверенность господина Осовцова, что «Родину» восстановят на этих выборах 4 декабря. Но в любом случае, в чем я согласен с Осовцовым, о чем я уже говорил, что здесь все сложнее, здесь не все так однозначно. Я вполне могу предположить, что Кремлю очень важно начать ее потихоньку раскручивать.

Владимир Кара-Мурза: Председатель Союза правых сил Никита Белых сожалеет о вчерашних действиях властей.

Никита Белых: В теме антифашистских движений у нас два основных оппонента. Первое – это партии и политические силы, которые пропагандируют националистические и фашистские движения, а второе – это власти, которые этому потакают или не предпринимают действий, направленных на урегулирование этого вопроса. Именно поэтому пикет, который состоялся 27 числа, был направлен прежде всего против действий московских властей. Безусловно, партию «Родина» надо снимать с выборов, но это не должно происходить так, как это происходит сейчас. Мы считаем, что те идеи, которые пропагандирует «Родина», вредны для общества. То, что сейчас устроен некий фарс по снятию партии «Родина» по заявлению партии ЛДПР, - все это на самом деле играет на руку националистам.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Теймураза Александровича.

Слушатель: Добрый вечер. Я там тоже был и, честно скажу, такого давно не видел. Это, конечно, ясное дело по поводу «Родины», если их второго числа восстановят, как Рогозин сказал, что мы обязательно 2 числа, значит действительно рейтинг поднимают. Я удивляюсь, почему в Чечне, я, конечно, перебегаю, Союз правых сил победил? Это, видимо, сознательно делают, чтобы «Яблоко» опускать, а Союз правых сил победил, чтобы на федеральных выборах сказать: они вас побеждают, зачем вам объединяться. Я удивляюсь: позавчера выступал Куликов Николай. И я лично слышал на «Эхо Москвы» как он сказал, что митинги не запрещены, запрещены только шествия. Почему тогда это все было сделано?

Александр Рыклин: Наверное, вас нужно поправить: Союз правых сил, конечно же, не победил на выборах в Чечне, там победила «Единая Россия», Союз правых сил, насколько я знаю, занял третье место.

Владимир Кара-Мурза: Но прошел барьер.

Александр Рыклин: На самом деле тут не нужно искать никаких интриг. Есть регионы, в которых традиционно, если мы рассматриваем ситуацию с демократами, лучшие позиции либо у СПС, либо «Яблока». В Чечне традиционно позиция у СПС сильнее, чем у «Яблока».

Владимир Кара-Мурза: «Яблоко», по-моему, и не участвовало.

Александр Рыклин: Так просто так сложилось по разным причинам.

Владимир Кара-Мурза: Еще второй вопрос, что московские власти в лице Николая Куликова призывали практически придти пикет и его участники нарвались на действия ОМОНа.

Александр Рыклин: Вообще с этим пикетом, на мой взгляд, ситуация просто поразительная. Тут вот что очень важно: люди стояли в этом пикете с исключительно антифашистскими лозунгами и российскими флагами. Там не было ни одного партийного флага, по-моему, насколько я мог увидеть. Там были российские влаги и антифашистский митинг. И представить себе, что наш ОМОН начал разгонять пикет, где стояли люди, протестующие против фашизма, честно говоря, как-то сложно с этой мыслью мириться, ее сложно понять для начала, а смириться с ней точно нельзя.

Владимир Кара-Мурза: И кроме того милиционеры сломали несколько триколоров.

Александр Рыклин: Сломали российские флаги, кому-то попали по лицу. Действительно, задержание было достаточно жестким. Правда, ОМОН был без дубинок. Я не видел прямых ударов. Они хватали людей, вытаскивали их, рвали цепи. Правда, говорят, что было. Нас всех привезли в Тверское отделение - это возле Совета федерации, кому-то стало плохо там, было довольно много пожилых людей. Вызывали скорую помощь. Надо сказать, что московские отделения милиции совершенно не предназначены для такого потока людей. Потому что Тверское отделение, нас привезли туда 42 человека, и там совершенно невозможно находиться. Там негде сесть, пришлось стоять почти семь часов. Люди все разной физической готовности, разного возраста. Я думаю, что мэрии в ожидании явного увеличения митинговой активности москвичей как-то надо озаботиться этой проблемой. Я считаю, что отделения милиции надо расширить, чтобы людей кормили, давали им чай.

Владимир Кара-Мурза: Может быть предусмотреть в бюджете городском.

Александр Рыклин: Может быть предусмотреть в городском бюджете. Там был много забавных вещей. Например, по закону протоколы допросов один экземпляр обязаны давать обвиняемым. Ничего этого не было. Протоколы начали потом давать, но объясняли тем, что невозможно дать протоколы, нет ксерокса в отделении, а есть только принтер, он перегревается.

Владимир Кара-Мурза: Копирка есть.

Александр Рыклин: Копирок тоже не было. Когда спросил майора, который меня допрашивал: «Товарищ майор, возьмите копирку и под копирку напишите, какая проблема?». Нет копирки.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Ушан Гераклиевича.

Слушатель: Владимир, уважаемый, очень ценю вашу передачу. Я пенсионер, мне уже за 72. Очень обеспокоен судьбой Ольги Романовой. Я хотел бы помочь в чем-то, принимать участие в мероприятиях, но совершенно никуда не могу дозвониться. Слава богу, что я к вам дозвонился.

Владимир Кара-Мурза: Спасибо. Мы тоже следим за ее судьбой. Связываете вы ее отстранение от эфира с тем, что канал Ren-TV из общефедеральных показал фашистский марш 4 ноября?

Александр Рыклин: Вы знаете, отстранение от эфира Романовой связано с ужесточением ситуации в целом по стране. Когда идет давление по всем направлениям, то происходят и такие вещи в том числе. Совершенно очевидно было, что с каналом Ren-TV что-то будет происходить. Там не зря сменился собственник, не зря сменился главный редактор. Понятно, что не может, не должно оставаться таких островков, каким остался Ren-TV. Насколько я знаю, там осталась программа Марианны Максимовской. Не хочется выступать некоей Кассандрой, но я думаю, что дни и этой программы тоже сочтены. Это, что называется нынче, тренд, это такая тенденция. Так сегодня получается, по-другому не может быть. Так власть наша сегодня работает.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.

Слушатель: Добрый вечер всем в студии. У меня вопрос к Александру. Если мы посмотрим бюджет российского государства, то это бюджет военно-полицейского государства. История знает еще два таких – это Советский Союз и фашистская Германия. Есть еще, правда, три мелких – Северная Корея, Иран и Сирия. Известна любовь российских властей к этим государствам. А почему вы считаете, что во внутренней политике приоритеты должны быть другими?

Александр Рыклин: Я считаю, что приоритеты должны быть другими, потому что я так считаю, потому что я придерживаюсь неких либеральных взглядов на то, что происходит вокруг меня. Вы совершенно правы, когда говорите о том, что наш бюджет действительно бюджет военно-политического государства. Совершенно справедливо. Потому что доля силовых структур в этом бюджете совершенно несопоставима с тем, что происходит в нормальных странах и нормальных государствах. А учитывая то, на что тратятся эти деньги, так тем более. Я с вами совершено не спорю, я согласен в этом вопросе.

Владимир Кара-Мурза: А какие лозунги были на митинге, они как-то выходили за рамки антифашистских?

Александр Рыклин: Абсолютно не было ни одного лозунга, критикующего московские власти. Может быть только в связи с отказом проведения митинга. Федеральные власти вообще никак не затрагивались. Слово «Путин» не упоминалось и даже не было ни на одном транспаранте.

Владимир Кара-Мурза: А можно связать этот митинг с акцией в поддержку объединенного списка «Яблока» или вы приглашали людей всех политических убеждений?

Александр Рыклин: Никак нельзя связать этот митинг с поддержкой объединенного списка «Яблока». Потому что были самые разные люди. Я могу предположить, что большинство 4 проголосует за демократический список, но это умозрительное предположение, потому что никаких лозунгов предвыборных не было. И повторю: не было партийных флагов и партийной символики. Там были представители разных партий, и СПС, и «Яблока», и Объединенного гражданского фронта. Но никакой символики не было.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Сергея из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Добрый вечер. Я бы хотел спросить вот о чем: во-первых, спонсирует ли московский крупный бизнес те или иные силовые структуры, которые являются госбюджетными организациями? По каким статьям расхода московский крупный бизнес их спонсирует? Во-вторых, будет ли политическое руководство Москвы и впредь выступать с заявлениями по геополитическим проблемам, таким как ситуация вокруг Севастополя, Аджарии и тому подобное.

Владимир Кара-Мурза: Спасибо, Сергей. Давно уже, по-моему, Юрий Михайлович такими вещами перестал заниматься.

Александр Рыклин: Вы знаете, Юрий Михайловичу сейчас не до этого. Мы, конечно, знаем пристрастия московского мэра к большой геополитики и его отношение к проблемам Севастополя и Крыма в целом. Но сейчас Юрий Михайлович занят подготовкой дембельского аккорда, ему совершенно явно не до Крыма.

Владимир Кара-Мурза: И московский крупный бизнес, если на семью Лужкова намек из Санкт-Петербурга, по-моему, избавляется от своей собственности.

Александр Рыклин: Московский крупный бизнес, настроенный пролужковски, конечно, готовит себе различного рода отходы – это совершенно понятно.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Людмилу Михайловну.

Слушательница: Добрый вечер. Я хотела бы сказать, что пока у власти находится кагэбешник Путин, до тех пор у нас все будет хуже, хуже. И постепенно мы подойдем к фашистской Германии, только в гораздо худшей форме. Потому что там все-таки такой коррупции не было, а у нас плюс коррупция.

Александр Рыклин: Что же вы такая пессимистка? Хочется надеяться, что до этого дело не дойдет. Во многом и от нас с вами зависит, чтобы не допустить такого страшного сценария, который вы только что описали. Давайте что-то делать, чтобы этого не случилось.

Владимир Кара-Мурза: К сожалению, приближающиеся выборы в Московскую городскую думу мало повлияют на расстановку сил в целым по стране.

Александр Рыклин: На расстановку сил мало повлияют, а какое-то положительное воздействие на умы людей вполне оказать могут. Только сегодня прошла информация о том, что по данным РАМИРа в этих выборах собираются принять участие больше 60% москвичей. Я хочу сказать, что такого результата не было накануне никаких выборов. Это очень хорошо, это просто замечательно.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Смоленска от Людмилы Ивановны.

Слушательница: Добрый вечер. У меня вот какой вопрос: степень активности столичного «Яблока», потому что моя семья «яблочники». И второе, такой штрих: вы знаете, фашизм распространен в России больше, чем даже думают в столице. Мы получаем информацию от ребят, которые приходят, к примеру, из Чечни, мы видим, как поступает милиция. Примерно одна треть имеет такие же взгляды, как демонстрировали шедшие маршем в столице, вскидывали руку в гитлеровском приветствии.

Александр Рыклин: Вы знаете, ведь на самом деле давным-давно известно, когда подобного рода нацистским настроениям, фашистским настроениям общество и власть не дает своевременный отпор, они, конечно, укореняются в обществе. С этим ничего не поделаешь. Если дать этой заразе прорасти у нас, дать ей укорениться, тогда совсем беда, плохо будет, просто будет плохо много лет. Поэтому сейчас, мне кажется, время это не упущено. На самом деле власть ведет себя по отношению к фашистам очень лицемерно. Я думаю, в их планах дать чуть-чуть расправить плечи, дать сегодня нагулять политический вес, дать им сегодня предстать, возможно, такими спасителями отечества, а потом в какой-то Час икс вдруг выяснится, что у нас нет другого варианта, просто как просить власти навести порядок в стране. И тут уж нам будет не до конституции и не до соблюдения конституции. И всем будет все равно, какой срок у Путина – третий, седьмой, восьмой, двенадцатый, лишь бы только убрать с наших улиц коричневый кошмар, прекратить костры из книг. Вот о чем мы будем думать, а вовсе не о каком-то третьем сроке. Только власть сильно заблуждается, если думает, что в какой-то момент она сможет обуздать все это. Я думаю, что и эта власть может быть сметена.

Владимир Кара-Мурза: А сколько вы намеревались вывести людей на антифашистский марш, если бы он был разрешен вчера?

Александр Рыклин: Вы знаете, то, что на такой пикет, который прошел без рекламы, пришло 250 человек - это указывает на то, что на такой марш вполне могло придти несколько тысяч человек.

Владимир Кара-Мурза: Депутат от партии Родина в Мосгордуме Юрий Попов отметает упреки в фашизме и участие в фашистском марше.

Юрий Попов: Мы к этому маршу никакого отношения не имели. Все фашистские лозунги, которые появились там – это действия провокаторов, наряженных специально, чтобы сорвать этот марш. Мы просто видим по количеству звонков в поддержку, что после решения суда наша поддержка резко возросла. Даже те люди, которые еще вчера не собирались идти на выборы, говорят, что пойдут обязательно и поддержат нашу партию, потому что не терпят несправедливости. Мы продолжаем кампанию. Все, что у нас запланировано по плану, будет проведено, в том числе все наши дебаты, все наши телевизионные эфиры, все наши встречи с избирателями. Сегодня мы провели большую пресс-конференцию для СМИ и разъяснили нашу позицию. Мы уверены, что Верховный суд примет законное решение и отменит решение Мосгорсуда, и мы завершим нашу кампанию победой на этих выборах.

Владимир Кара-Мурза: Во время антифашистского марша должны были быть лозунги против ксенофобского ролика партии «Родина»?

Александр Рыклин: Наверное. Поскольку марш запретили, то до этого дело не дошло.

Владимир Кара-Мурза: Вы приглашали туда нелегальных мигрантов, что называется, в число участников, которые подвергаются прежде всего атакам со стороны нацистов?

Александр Рыклин: Не знаю, я думаю, что какое-то число приняло бы участие в этом марше, но просто приглашали ли их специально, не знаю.

Владимир Кара-Мурза: Видите, активисты партии «Родина» не чувствуют себя ущемленными, продолжают агитацию. Есть ли тут логика в решении Мосгорсуда, который снял с выборов, но никаких определений относительно продолжения демонстрации скандального ролика не вынес?

Александр Рыклин: Понимаете какая штука, я совершенно согласен с господином Поповым в том, что такое решение Мосгорсуда может прибавить популярности партии «Родина» независимо от того, примет ли она участие в будущих выборах в Мосгордуму или не примет. Потому что, я еще раз хочу подчеркнуть: проект партии «Родина» нацелен на поздний срок. Мы прекрасно понимаем, что выборы в Мосгордуму - это не то, что репетиция, но чисто технически они имеют не очень большое значение. Какая нам разница, кто будет в Мосгордуме в конце концов, нам важно, чтобы мы посмотрели, такая проверка сил перед важным большим боем – вот что это такое.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Надежду из Санкт-Петербурга.

Слушательница: Здравствуйте, Владимир, здравствуйте, Александр. Вообще, я бы сказала, что мягкий пикет. Уж пикетировать, наверное, надо мужчинами быть. Хочу вспомнить: фашистская Германия, какой бы ни был Гитлер плохой, но своему народу он дал кусок хлеба и детей накормил. Не было такого, чтобы миллионами. Демократическая власть насчитывает миллионы голодных бездомных детей. И я думаю, что может быть вам стоило бы в защиту их выступить.

Александр Рыклин: Во-первых, тут прозвучало несколько обвинений вполне серьезных.

Владимир Кара-Мурза: Надо было мужской отпор дать ОМОНу.

Александр Рыклин: Да, я не совсем понял, предлагается драться с ОМОНом? Не знаю, я не то, что не готов. Это, по-моему, неправильно. На самом деле это даст им в руки очень серьезное оружие против нас, если мы начнем вести себя не в рамках закона. Тут очень важная вещь. Что же касается заявления по поводу Гитлера, мне кажется, это такой распространенный миф, что Гитлер был для всех плохой, а для немцев хороший. Мне кажется, что это чушь собачья, потому что столько бед, сколько немецкому народу, по-моему, ни одному другому народу Гитлер не принес на самом деле.

Владимир Кара-Мурза: Лидер Евразийского движения Александр Дугин, один из идеологов Правого марша 4 ноября, отмежевывается от всех политических попутчиков.

Александр Дугин: Есть силы политические, которые совершенно неприемлемы для евразийцев. Это либералы, которые идеологически американофилы, западники. Правозащитники в этом реальном понимании, не в реальном понимании, а в современном понимании. И мы конечно, заинтересованы, чтобы эти силы в городскую думу не прошли. И вторая группа политических сил, которые абсолютно неприемлемы для евразийцев – это шовинисты и националисты типа ЛДПР, «Родины» и других. Готовы будем активно противодействовать им в гражданском секторе, если они будут недовольны своим закономерным провалом, то есть они попытаются устроить репетицию «оранжевой революции».

Владимир Кара-Мурза: В чем вы, организатор антифашистского пикета, видите опасность и привлекательность идей евразийцев, которые организовали фашистский марш 4 ноября?

Александр Рыклин: Знаете, евразийцы - это пока московские хулиганы, шпана такая, особенно молодежное крыло евразийцев. На самом деле господин Дугин допускает одну серьезную ошибку. Он сейчас противопоставил себя ЛДПР и «Родине», он совсем запутал людей, потому что на самом деле в сознании большинства людей большой разницы между «Родиной», ЛДПР и евразийцами не существует. Людям кажется, что все примерно одно и то же. Лозунги, которые они выкрикивают, примерно одни и те же. Я думаю, что если спросить участников этих организаций, а в чем собственно отличается идеология евразийцев от идеологии ЛДПР или «Родины», никто вам толком ничего не скажет.

Владимир Кара-Мурза: Он считает, что это была провокация, что к его мирному маршу примкнули фашисты и дискредитировали саму идею.

Александр Рыклин: Я вам так хочу сказать, что по опыту организации разных маршей известно, что, например, когда вы организовываете какой-то марш или какой-то митинг или какой-то пикет и вдруг в нем появляются люди, вам незнакомые, которые начинают выкрикивать не те лозунги, которые были в заявке, например, на это мероприятие, вы просто подходите к милиционеру и говорите: «Вы знаете, тут появились какие-то люди, они к нашему митингу не имеют никакого отношения. Примите, пожалуйста, меры». Как правило, милиция эти меры принимает. Поэтому все разговоры о том, что кто-то примкнул к ним, я совершенно отмечаю - это чушь собачья. Нужно было обратиться к правоохранительным органам, и правоохранительные органы несомненно приняли бы соответствующие меры.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Михаила.

Слушатель: Господа, добрый вечер. В отличие от вашего гостя, меня это событие по разгону митинга не удивило. У меня давно сложилось отношение к нашей власти, и оно практически полностью совпадает с тем, что высказал в их адрес ушедший уже в могилу Александр Яковлев – шпана. Это именно шпана. Это те же самые люди, с которыми мы боролись во время перестройки, только третьего сорта. Мне хотелось бы надеяться, что в ближайшие выборы, какими бы они ни были, но москвичи приняли достаточно активное участие и, по-моему, довольно многое может при этом выясниться.

Александр Рыклин: Абсолютно согласен с уважаемым радиослушателем. Конечно, шпана, я бы добавил, что шпана жадная, шпана обнаглевшая, шпана, почувствовавшая собственную силу, собственную власть. И теперь они все делают для того, чтобы эту власть удержать. И теперь нам понятно, что они готовы пойти на все, чтобы эту власть удержать. Надо этому противостоять.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Владимира от радиослушателя Анатолия Владимировича.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Снятие с выборов партии «Родина» - это понятно, сильные конкуренты никому не нужны. У нас во Владимире ее тоже сняли с выборов, ничего страшного. Нас занимает более другой вопрос. Налицо явная тенденция к усилению приклеивания ярлыка фашиствующего государства России. В связи с этим возникает такой вопрос: а когда в этом случае объеденные вооруженные силы Европы для освобождения России от фашизма нападут на Россию в исполнении разработанного плана «Барбаросса-2»? Только не говорите, пожалуйста, что тем, кто задает такие вопросы, надо сходить в аптеку - это мы уже слышали.

Александр Рыклин: Я как-то не берусь, у меня нет медицинского образования, я никому не берусь давать советы по поводу аптек и лекарств, я ничего этого не понимаю. Я, к сожалению, ничего не слышал про план «Барбаросса-2», в перспективу оккупации России силами НАТО, Евросоюза не верю.

Владимир Кара-Мурза: Радиослушатель имеет в виду, что если объявить Россию фашистским государством, поставить ее вне закона, то ее ждет судьба Ирака.

Александр Рыклин: Все равно будут договариваться. Даже если у нас будет фашизм, все равно перед миром стоит… Я не хочу рассуждать на эту тему, давайте как-то очухаемся.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Муслима.

Слушатель: Здравствуйте. Первое: ваш митинг носит характер как будто в стране все хорошо, только нужно бороться с фашизмом. Второе: а почему, если вы такие порядочные люди, почему вы не хотите объединиться вокруг коммунистической партии Российской Федерации и доказывать властям, что нельзя больше так жить?

Александр Рыклин: На этот вопрос очень просто ответить: я не хочу объединяться вокруг коммунистической партии, потому что я не придерживаюсь коммунистических взглядов. Я совершенно не исключаю, что различные демократические силы в какой-то момент начнут сотрудничать и уже, собственно, сотрудничают с КПРФ в ряде направлений, но это вовсе не означает объединения никакого.

Владимир Кара-Мурза: Мария Арбатова, лидер партии «Свободная Россия», писатель, так объяснила свое неучастие во вчерашнем антифашистском пикете.

Мария Арбатова: Я готова защищать правые либеральные ценности, но ни в коем случае не с той командой, которая сегодня является списком «Яблока» и СПС. Если говорить о какой-то дезориентации интеллигентного электората, то дезориентирует его как раз объединенные демократы. Потому что они по-прежнему делают вид, что никаких других демократических сил в стране нет, а сами таковыми не являются. Давно уже не в состоянии выдвигать собственных лидеров, давно уже не имеют структур в регионах, давно уже живут на олигархические деньги, обслуживают в средствах массовой информации совершенно определенные олигархические слои.

Владимир Кара-Мурза: Тем не менее, почему-то власти боятся массовых акций демократов.

Александр Рыклин: Повторю: никакого отношения разогнанный пикет, который прошел в Москве в воскресенье, не имел к объединенному списку СПС и Яблока. Там был Никита Белых, лидер СПС, да, там был Сережа Митрохин зампред «Яблока», но там было много других разных людей. Это не было предвыборное мероприятие единого демократического списка. В данном случае госпожа Арбатова как-то передергивает, на мой взгляд. Более того, там было много людей, которые не принадлежат ни к СПС, ни к «Яблоку».

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Григория.

Слушатель: Здравствуйте. Мне все-таки хотелось бы, чтобы проанализировали, почему многие партии апеллируют к этим чувствам. Например, у нас Герасимов в округе, конечно, лозунг двоякий, но он говорит о том, что сделаем москвичей настоящими хозяевами и лицо Москвы не должно измениться. Но в архитектурном смысле оно уже изменилось благодаря его боссу. Все-таки почему эти тенденции, скажите, пожалуйста?

Александр Рыклин: Герасимов - это артист? Понимаете, что собственно от «Единой России»? Понятно, что у меня нет никаких сомнений, что «Единая Россия» победит на выборах в Мосгордуму. Нехорошо это говорить перед выборами. И это не потому, что я не верю в демократов, не верю в другие партии, это потому что сегодняшние условия политической жизни в стране таковы, и они таковы сделались не за месяц, не за два, они годы к этому шли. Фактически в России воссоздается система однопартийная, при которой одна партии и власть отдают доли даже не власти, разумеется, а участия в той или иной форме партийной жизни, в политической жизни, чтобы это выглядело наружу не так одиозно. Мы же помним прекрасно выборы 2003 года. Никто не собирался топить ни «Яблоко», ни СПС. Путин уже позвонил Явлинскому, поздравил его с победой. А потом они начали кидать в пользу «Единой России», накидали много, у всех упал процент, у «Яблок» он упал ниже проходного барьера, «Яблоко» не попало в думу. Демократы власти нужны в разных органах власти, но в ограниченном количестве, чтобы они никак не влияли, не оказывали никакого влияния на процесс. Вот в чем задача заключается.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвички Евгении Витальевны.

Слушательница: Добрый вечер. Вы знаете, мне тоже интересует именно определение фашизма. У вас был слушатель, который давал этому научное определение. Но я вот когда разговаривала, у вас была Гербер, есть, конечно, еврейская нотка в этом. Я тогда говорила, что это была нация физиков. При советской власти СССР представляли Ландау, Иоффе - это можно перечислять много часов. Сегодня представляют Россию Лолита, Швыдкой, голубой Дворкович. Это вызывает неприязнь. Как это вы, например, не боретесь с Улицкой, которая в своих произведениях пишет, что разгул уголовной похоти – это еврейская семейная традиция.

Владимир Кара-Мурза: Вчера не было национальных лозунгов. В принципе все нации были приглашены на этот пикет.

Александр Рыклин: Я не очень понял, о чем говорила наша радиослушательница. Я не разделю подобного рода сомнений и настроений.

Владимир Кара-Мурза: Можно ее понять. Будем считать, что это риторический вопрос.

Александр Рыклин: Можно, но лучше не понимать.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Междуреченска от Владимира Александровича.

Слушатель: Здравствуйте. Разгон этого пикета – это, на мой взгляд, и есть проявление фашизма. Меня очень удивляет, почему страны «семерки» так наплевательски к этому относятся, что сейчас происходит в России.

Владимир Кара-Мурза: Были ли вчера зарубежные журналисты?

Александр Рыклин: Были зарубежные журналисты, и «Евроньюс», CNN все это показывали. Вы знаете, а чего нам, собственно, переживать за страны «семерки»? Бог с ними, странами «семерки», пусть они там чего хотят, на то и реагируют. Нам бы как-то у себя жизнь обустроить в стране. А все время рассчитывать на то, что помогут американцы демократию установить или Европейский союз, не надо на это рассчитывать. И бессмысленно на это рассчитывать. Уже более-менее понятно, что мир живет свои собственными интересами, они вовсе не всегда совпадают с интересами демократии в России, с интересами людей в России. Далеко не всегда - это уже понятно.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Евгения.

Слушатель: Добрый вечер. По поводу реплики госпожи Арбатовой, я не совсем ее понимаю при всем уважении моем к ней. Вместо того, чтобы объединиться всем разным людям, мы опять выясняем какие-то отношения.

Александр Рыклин: Знаете, я хочу только одно сказать, что та позиция, которую продекларировала госпожа Арбатова, она, на мой взгляд, имеет право на существование. Как ни горько это признавать, но в том, что сказала госпожа Арбатова, есть большая доля правды. Что поделаешь, очень непростой путь прошли до этого момента, очень неоднозначный. И мы же не вчера тут родились, мы прекрасно все понимаем, стараемся понять. Считаю ли я полезным сегодня для страны успех демократической коалиции на выборах в Мосгордуму? Да, я считаю его полезным. Я думаю, что более подробно разговор на тему, которую госпожа Арбатова подняла сейчас, нужно вести после этих выборов. И уж поверьте мне, он будет несомненно.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Петербурга от радиослушателя Александра.

Слушатель: Здравствуйте. Я не знаю, если бы вы прошли с плакатом «дайте русскому человеку приличную зарплату на сегодняшний день», я бы вас еще понял. А то мы фашисты. Мы не фашисты, мы просто хотим в стране жить не в гостях, а хозяевами.

Александр Рыклин: Это вы только для русских хотите или для всех кто здесь живет?

Слушатель: Для всех, кто коренной является.

Александр Рыклин: А что в вашем понимании коренной?

Слушатель: Всякие народы у нас проживают. А вы как-то нас разобщаете своим вопросом, что мы фашисты, по-моему, вы укоряете только русскую нацию. Вы оскорбляете нас.

Владимир Кара-Мурза: Судя по всему, Александр участник каких-то маршей в Петербурге, а не в Москве.

Александр Рыклин: Это правда, я был в Петербурге, участвовал там в каких-то маршах и пикетах. Я не знаю, я как-то не готов. Человек не успел высказаться до конца, совершенно очевидно, что он придерживается националистически взглядов. Чего тут обсуждать, все же понятно.

Владимир Кара-Мурза: Лидер «Демократического союза» Валерия Новодворская считает, что Кремль объявил войну демократам.

Валерия Новодворская: Если пикет демократов разгоняется с такой жестокостью, что ветеранов войны сдирают с колясок и тащат в омоновские автобусы, а российские триколоры топчет ОМОН, то вести избирательную кампанию становится очень сложно. Но в той войне, которую Кремль объявил идеям демократии и европейским ценностям, выборы в гордуму перестают быть просто локальными выборами. Эти выборы следует рассматривать не как выборы в гордуму, а как референдум за и против путинского самовластия, за и против европейских ценностей, за и против спасения страны.

Владимир Кара-Мурза: Вы воспринимаете выборы, которые будут через неделю, как референдум своеобразный?

Александр Рыклин: Отчасти, несомненно, воспринимаю. Валерия Ильинична высказала важную мысль о том, что объявлена война демократии. Разогнав этот пикет, власти объявили войну. Я считаю, что разогнав пикет антифашистский, власти объявили войну не демократии, а вообще собственному народу. Потому что фашизм угрожает не только демократам. Фашизм, на мой взгляд, угрожает совершенно всем, каждому человеку в этой стране угрожает фашизм. Нельзя к этому так легкомысленно относиться.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Подмосковья от Анатолия Александровича.

Слушатель: Владимир, спасибо. Благополучия вашей семье.

Владимир Кара-Мурза: Спасибо. Слушаем Андрея.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к вашему гостю. По-моему, очевидно, и хорошо видна со стороны большая дырка в том, что вы не учитываете то, что волнует конкретно людей. Выступал Каспаров, очень дивно ответил на вопрос, почему бы вам не заступиться по конкретным делам, кроме правозащитников, которые борются с режимом ненавистным, например, по сбитой женщине, которую ухайдакал сын министра обороны Иванова. Скажите, что мешало комитету выкатить положенное количество денег, нанять очень хорошего адвоката, поднять шум вокруг этого дела. Люди бы почувствовали, что вы за простого человека что-то делает. А так угроза фашизма – это угроза падения астероида пока что еще.

Александр Рыклин: Это вам только кажется. Я не разделяю вашей точки зрения по поводу того, что вы говорите про угрозу фашизма. Что же касается остального, я с вами согласен, действительно, в стране происходит много чего, на что необходимо обращать внимание. Выкатить много денег? Нет у нас много денег, не дают нам много денег.

Владимир Кара-Мурза: Конкретный задал вопрос: стоило ли раздувать шумиху вокруг Иванова-младшего?

Александр Рыклин: Не простой вопрос на самом деле. Я побаиваюсь высказываться по таким вопросам, потому что я не знаю нюансов. Да, очень подозрительно выглядят разные детали: куда-то пропала скорая помощь, нет каких-то свидетелей, все это заставляет нас подозревать, что там не все чисто. Но поскольку действительно нет другой экспертизы, и вы сейчас говорить «выкатить денег». Вы представляете, какие силы были задействованы, если это действительно было так, чтобы скрыть детали этого происшествия. И как найти эту скорую помощь - не очень понятно. Это нужны какие-то следственные действия нужно, ЧОП какой-то нанимать. Это все довольно проблематично.

Владимир Кара-Мурза: Отчасти было причиной всех злоключений Ольги Романовой. Потому что она хотела в том эфире, который ей запретили, рассказать об этом сюжете. Слушаем вопрос от Нины Ивановны из Санкт-Петербурга.

Слушательница: Добрый вечер. Меня интересует вопрос, кто-то задал вопрос, а какое население в России? Разве он не знает, какое население в России? Почему-то в Израиле никого не принимают, только израильтян. А здесь почему-то все кричат, какое население в России? Конечно, в основном российское. Интересно, хотелось бы знать фамилии, кто устраивает эти демонстрации?

Александр Рыклин: Российское население… Я еврей, я здесь родился. Вы мне предлагаете уехать куда-то? Нет, я никуда не уеду, извините.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Николая из Курской области.

Слушатель: Доброй ночи, уважаемые господа. Закрыли НТВ, ТВ-6, ТВС, и все говорят, что хозяйствующие субъекты. Первого губернатора, которого не допустили к выборам – это был Александр Руцкой в Курске за то, что он сказал правду о подводной лодке. Я хочу сказать, что у нас только и говорят, что рейтинг плохой у передачи и сняли Романову. У нас только и говорят, что инфляция будет, если что-то дадут. А уже лидеров не хватает на одну партию.

Владимир Кара-Мурза: Это уже вернулись к политическим вопросам. Как вы считаете, за ближайшие пять дней до выборами в гордуму остающимися, какие нас ждут политические перемены?

Александр Рыклин: Вы знаете, я думаю, что напряжение будет нарастать. Власти очень нервничают. На самом деле, призывая граждан придти на выборы, тут ведь двоякая ситуация. Кремль прекрасно понимает, что чем больше людей придут на выборы, тем больше шансов у демократов. Уже сегодня они более-менее понимают, что украсть много будет сложно. Тут ведь проблема какая: чем выше явка, тем сложнее украсть, чем ниже явка, тем проще украсть. Вот, собственно, причина, по которой нужно обязательно придти 4 декабря. Мы не можем дать им возможности все время в таких масштабах фальсифицировать выборы. Это неправильно. Нужно как-то начать думать о самих себе, о своем будущем, о детях.

XS
SM
MD
LG