Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Анатолий Гагарин - директор Свердловской Школы публичной политики


Программу ведет Олег Вахрушев. В программе принимает участие Анатолий Гагарин, директор Свердловской Школы публичной политики.

Олег Вахрушев: «Круглый стол» «Перспективы развития региона» стал первым в наступившем году мероприятием в рамках Школы публичной политики. Сегодня мы попробуем выяснить, каковы эти перспективы развития на примере Свердловской области.

Рядом со мной в Екатеринбургской студии Радио Свобода директор Свердловской Школы публичной политики Анатолий Гагарин.

Для начала я, наверное, попрошу все-таки несколько слов сказать о самой Школе публичной политики: сколько лет вы существуете, какие проекты уже реализовались, что с успехом, что чуть-чуть не получилось.

Олег Вахрушев: Школа публичной политики существует в Свердловской области с сентября 2003 года. Это один из проектов Межрегиональной общественной организации «Открытая Россия». И проект прежде всего направлен на создание интеллектуальной среды, на объединение, на аккумуляцию всех заинтересованных молодых и не молодых людей, которые хотели бы себя реализовать в политике, которые понимают политику не столько как существующую политическую деятельность, которая в английском языке обозначают словом «politics», а скорее как политика. То есть это особая деятельность, которая направлена на отстаивание своих интересов, на защиту своих прав. Таких людей из самых разных сфер деятельности мы объединяем в рамках Школы публичной политики.

Первый год у нас уже прошел. Мы выпустили более 30 человек. И сейчас у нас работает второй набор. Но это не означает, что слушатели первого года обучения не присутствуют у нас. Вокруг нас сформировалась, как мы уже видим, особая среда интеллектуальная, куда люди приходят, обсуждают свое мнение, отстаивают свое мнение, слушают аргументы других и, возможно, пересматривают свои точки зрения. Я считаю, что это то самое гражданское общество, которое мы так долго строим.

Олег Вахрушев: Хорошо. Итак, прошел первый «круглый стол» в этом году. Пожалуйста, уточните, какие основные темы для разговоров были вами вынесены в заголовок этого «круглого стола».

Анатолий Гагарин: «Круглый стол» «Перспективы развития региона» - это особый семинар, на котором были не только прослушаны доклады, но и была проведена ролевая игра, в которой слушатели смогли сформулировать сами различные варианты развития стратегии региона и отстаивать их с точки зрения разных сил. С одной стороны, это чиновники, бизнесмены, гражданское общество, представители правозащитных организаций и так далее. И вот эта ролевая игра помогла увидеть наиболее перспективные направления развития региона. И это направление, прежде всего, инновационная деятельность, которая, как мы выяснили, и как подтвердили эксперты, которые присутствовали у нас, это является единственно возможной стратегией для того, чтобы регион не только отстоял свои позиции, которые сейчас действительно являются ведущими позициями в Российском государстве, но и сумел бы вырваться вперед. Для этого есть все основания.

Олег Вахрушев: Еще речь шла, насколько я понимаю, о роли гражданского общества в тех реформах, которые сейчас происходят в России.

Анатолий Гагарин: Да. Дело в том, что если мы говорим о стратегии развития региона, как, впрочем, и стратегии развития страны, мы должны учитывать интересы трех ведущих, как мы предполагаем, сил. Это, с одной стороны, государство, с другой стороны – это предпринимательское сообщество, и с третей стороны – это гражданское общество. Как раз все эти три участника процесса, они могут быть объединены, если будет выработана позитивная, эффективная стратегия развития как региона, так и государства. Потому что это позволит решить многие проблемы - это позволит консолидировать людей вокруг одной системы некоторых тенденций, сил, идей, и вовлечь в процесс реализации этой стратегии все заинтересованные круги, как я уже сказал, три силы.

Олег Вахрушев: Давайте сейчас остановимся на третьей силе – на гражданском обществе. Как правило, любые реформы вызывают напряжение в российском обществе, это стало традиционным. Граждане привыкли с недоверием относиться ко всем нововведениям и инициативам, и нередко это приводит к значительным политическим и социальным последствиям.

Какова ситуация в Мордовии, в какой степени местные институты гражданского общества готовы к осмысленному участию в проводимых сейчас реформах, рассказывает корреспондент Радио Свобода в Саранске Игорь Телин.

Игорь Телин: Мордовию принято считать «спокойным» регионом, население которого никак не проявляло в последние годы своей активности. Собственно, это и является косвенным показателем того, что гражданское общество в регионе не сформировано. «Однако, - говорит местный политолог Родион Муртазин, - проводимые реформы вступили сейчас в ту фазу, которая не может не вызвать общественной активности».

Родион Муртазин: Те элементы гражданского общества, которые есть в республике, они могут сыграть достаточно значительную роль в проводимых реформах. То есть они могут как скорректировать курс реформ, так и дестабилизировать ситуацию.

Игорь Телин: Такое мнение проистекает из оценки процесса формирования институтов гражданского общества в регионе. Здесь имеются в виду в первую очередь общественные организации. Одна часть из них строго ориентирована на местную власть, получая от нее и идеологическую, и финансовую подпитку, вторая - формируется исключительно под влиянием протестных настроений.

Родион Муртазин: Организованная часть гражданского общества через различные формы в той или иной степени привязана к власти. Потому что они не видят другой финансовой базы и идейной базы, нежели чем власть. Это связано с тем, что в республике нет свободных денег, которые можно было бы направить на развитие элементов гражданского общества, независимых или самостоятельных от власти. То гражданское общество, которое, по некоторому мнению, сейчас формируется на митингах и пикетах, в долгосрочной перспективе, наверное, осознание людьми своих интересов – это как раз основная база, в результате чего будет сформировано гражданское общество.

Игорь Телин: Мордовия относится к числу регионов, где весьма сильно проявляется административный ресурс. Это характерно и для политики, и для общественной жизни: объединением и структурированием элементов гражданского общества в той или иной степени занимаются здесь местные власти.

Родион Муртазин: Это, я считаю, в большей степени хорошо, чем плохо. Потому что не будь их, мы бы тогда вообще здесь элементов гражданского общества не имели. То есть хотя бы что-то, чем ничего.

Игорь Телин: Однако в нынешнем своем состоянии, по мнению Родиона Муртазина, контролируемые властью институты, в первую очередь это относится к средствам массовой информации и общественным организациям, выполняют лишь идеологическую функцию своеобразного пропагандиста, по сути дела, не оказывая никакого влияния на то, что делает власть. Власть же проводит реформы, но именно они и могут стать своеобразным катализатором процесса формирования реального гражданского общества в Мордовии.

Олег Вахрушев: Насколько я полагаю, вывод можно сделать такой, что гражданское общество находится сейчас в стадии становления. Это действительно так, Анатолий?

Анатолий Гагарин: Это действительно так. И добавлю, что как раз «Открытая Россия» сделала очень многое для становления гражданского общества в Мордовии. В частности, один из проектов – это оснащение электронными библиотеками сельских школ. Этот проект, я знаю, очень успешно был реализован, просто помимо других проектов, которые были сделаны там. Безусловно, подключение к сети интернет, глобализация информационной среды – это одно из условий создания гражданского общества, получения полноценной информации.

Олег Вахрушев: Итак, вы сказали, что развитие региона напрямую зависит от трех столпов – это власть, это предпринимательство, это гражданское общество. Как долго будет становиться гражданское общество? Говорится об этом, честно говоря, с начала 90-х годов на территории России. 10 лет – это много или мало? И когда закончится, в конце концов, становление? Либо это некий такой горизонт, до которого идти, идти, и вряд ли когда-нибудь туда люди доберутся?

Анатолий Гагарин: Видите ли, 10 лет для, скажем, стран, в которых существует развитое гражданское общество, это много. Для нас, у которых гражданского общества не существовало, 10 лет, конечно же, это мало. Потому что нам необходимо сформировать вот тот самый фундамент, на котором и могут произрастать все эти очаги свободы - очаги свободного предпринимательства, свободных мыслей и так далее. Поэтому, конечно же, здесь как раз наш «круглый стол», как мне видится, - это переход от простых разговоров к осмыслению очень важного вопроса: а по какому пути мы пойдем? Это очень важный вопрос. Потому что, кстати говоря, если обратиться к нашему региону, мы увидим, что здесь существуют хорошие условия для того, чтобы выработать новую инновационную стратегию развития региона. И здесь, как мы знаем, существует две третьих научного потенциала всего Урала, здесь много других факторов, которые позволяют это сделать. И, кстати говоря, рассматривалось несколько проектов, которые сейчас вошли в программы инновационного развития Свердловской области. Это проект, прежде всего, «Большой Евразийский университет», который мог бы стать вот той самой, как раньше говорили, кузницей кадров, а сейчас можно сказать, что научной лабораторией и так далее, для формирования совершенно нового подхода к соединению науки и производства. Ведь не секрет, что сейчас место России в инновационном процессе крайне мало. Я просто приведу цифры. Скажем, объем наукоемких технологий в мире достигает 3 триллионов долларов. Если США, например, - это 36 процентов, то Россия – это 0,3. Тут все понятно. Китай – уже 6 процентов. Мы пока еще топчемся на месте.

Поэтому как раз наш «круглый стол», мне кажется, является очень важным для понимания того, что необходимо переходить к таким концепциям, к таким стратегиям, которые могли бы объединять все заинтересованные силы. Другой проект – это, скажем, условно его называют, «силиконовый хребет», по аналогии с «силиконовой долиной». Ведь не секрет, что наши ученые... которых действительно очень много – у нас существует более 1400 организаций, которые занимаются инновационным процессом. Но они вырабатывают определенный интеллектуальный продукт - и тут же продают его за рубеж. То есть не хватает энергичного, стратегического, инновационного менеджмента, который бы сумел это изобретение довести до стадии внедрения в производство, и уже здесь зарабатывать основные деньги. Мы знаем, что, например, ученый получает, скажем, за какую-то интеллектуальную разработку несколько десятков тысяч долларов, в лучшем случае, а внедрение дает уже триллионы долларов, уже дает миллиарды долларов. Поэтому, конечно же, для оценки конкурентоспособности нации, кстати, используют четыре основных фактора, так называемый «ромб Портера». То есть эти факторы - это спрос, это родственные и поддерживающие отрасли, и это стратегия, это конкуренция, это соперничество – вот эти четыре фактора характеризуют конкурентоспособную нацию. Россия в этом смысле может быть конкурентоспособной, если она пойдет по этому пути.

Если мы говорим об инновационной стратегии развития региона, то здесь мы должны констатировать, что в Свердловской области действительно есть интересные наработки, которые патентуются, и ведутся исследования в этих областях. Это прежде всего вооружение и военные разработки, это технологии добычи полезных ископаемых, это лекарственные средства и фармакопея и это специализированные ниши программирования. Вот это те четыре кита, на которых сейчас стоит инновационный процесс и развивают инновационные процессы в Свердловской области.

Конечно же, сейчас необходимо найти вот то самое прорывное направление, которое позволит Свердловской области занять свое место уже в ситуации, когда, во-первых, существует постиндустриальное общество, и мы должны это понимать, и существуют процессы глобализации. Эти процессы глобализации, между прочим, не зачеркивают того, что роль, местоположение тех или иных очагов развития в данном случае и внедрения инноваций, это играет тоже большую роль. Но эта роль меняется. И вот теперь, когда мы говорим о Свердловской области, мы видим, что здесь, как в узле, существует множество факторов, которые позволяют Свердловской области занять ведущее место вообще в России вот в этом направлении – в направлении, так сказать, инновационного развития. И здесь мне видится прежде всего то, о чем я уже сказал, - это, собственно, создание так называемого «силиконового хребта». То есть это связано, безусловно, с программированием и со всеми основными наработками. И, конечно же, создание «Большого Евразийского университета».

Дело в том, что как раз мы на «круглом столе» пришли к одному выводу, который действительно лежит на поверхности, но его осознание позволяет понять, что, конечно же, анализ конкурентоспособных наций, он не дает какого-то рецепта, что является рецептом для того, чтобы нация стала конкурентоспособной. Государственное ли это вмешательство или это какой-то, скажем так, синтез конкурирующих фирм и так далее. У каждой страны есть свой особый путь. Здесь мы можем, будучи реалистами, сказать, что в России, конечно же, сейчас основное направление – это государственное регулирование этого процесса. Конечно же, мы понимаем, что сугубо государственное администрирование, оно малоэффективно. Но когда мы говорим о современной ситуации, мы понимаем, что государственное направление, скажем так, управления этими процессами, оно позволяет определенным образом систематизировать ту деятельность, которая существует, и организовать ее. Потому что наши ведущие, скажем так, корпорации и фирмы еще не обладают такой силой, как экономической, так и административной, управленческой, чтобы самим разработать эту стратегию и продвигать ее как государственную. Здесь, безусловно, нужна государственная поддержка. И вот государственная поддержка видится нам прежде всего в особой селекции вот тех необходимых финансовых ресурсов, которые могут быть сосредоточены на приоритетных областях развития науки и производства. Для этого государство должно разработать комплекс мер по созданию льготного режима деятельности для субъектов малого инновационного предпринимательства. Имеется в виду снижение ставок по налогам в части, которая зачисляется в областной бюджет, это компенсация ставок по банковским кредитам, это льготы по аренде помещения и оборудования, это ускоренная амортизация и так далее.

Олег Вахрушев: А государство вас услышит, Анатолий, с такой просьбой?

Анатолий Гагарин: Дело в том, что государство уже услышало, поскольку такая программа инновационного развития в Свердловской области уже существует. И надо сказать, что губернатор Россель ездил к Фрадкову, и как раз проект «Большого Евразийского университета», судя по всему, получил поддержку. Это позволит нам аккумулировать необходимые средства для того, чтобы создать вот такой научный полигон по внедрению инноваций и созданию, и воспитанию особого менеджмента, который мог бы внедрять эти инновации в производство. Причем мы могли бы делать, что называется, не отходя от дома. То есть мы могли бы в Свердловской области и изобретать, и внедрять, и дальше пускать это в производство и для других регионов, для страны в целом.

Олег Вахрушев: Хорошо. Все это, естественно, делается во благо людей, для людей и людьми, скажем так. Дело в том, что, насколько я понимаю, для ученых мужей статистика – это один из базовых компонентов каких-то их расчетов. Федеральная служба государственной статистики по Свердловской области подвела предварительные итоги за 2004 год. И там было три момента, скажем так, три основных вопроса, которые решала Свердловская область. Это борьба с бедностью, это демографическая ситуация и это рост экономики, рост валового регионального продукта. Понятно, с последним все хорошо, а вот с первым и со вторым... сейчас мы узнаем. С подробностями – екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Светлана Толмачева.

Светлана Толмачева: В 2004 году руководство Свердловской области решало, в основном, три проблемы: боролось с бедностью, удваивало внутренний региональный продукт и улучшало демографические показатели.

Борьба с бедностью была главной задачей, поставленной Президентом России перед чиновниками. Как заявил руководитель территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Свердловской области Алексей Чернядев, Средний Урал справился с проблемой намного лучше остальных регионов.

Алексей Чернядев: По данным ежемесячной оценки, номинальные денежные доходы населения Свердловской области в 2004 году составили 346,7 миллиарда рублей. И по сравнению с 2003 годом они возросли на 24 процента. В среднем на одного жителя в месяц денежные доходы составили 6495,8 рубля. Следует отметить, что, не считая Тюменскую область, где среднедушевые доходы превысили 11 тысяч рублей, это самый высокий показатель не только в Уральском федеральном округе, но и в Уральском регионе.

Светлана Толмачева: Сегодня в Свердловской области сумма прожиточного минимума составляет 2 тысячи 422 рубля. Ежемесячно меньше этой суммы зарабатывает 17 процентов свердловчан, тогда как по России в целом – более 20 процентов. Исходя из этого, руководитель статистической службы считает, что борьба с бедностью продвигается достаточно неплохими темпами.

Последние 10 лет демографическая ситуация в Свердловской области характеризуется тем, что число умерших стабильно превышает число родившихся.

Алексей Чернядев: Естественная убыль населения за 2004 год составила 25,7 тысячи человек. Число умерших превысило число родившихся в 1,54 раза. Конечно, цифры удручающие, но должен сказать, что небезнадежные. Потому что если взять этот показатель превышения числа умерших над родившимися, то в 2000 году он был почти в 2 раза.

Светлана Толмачева: По расчетам специалистов, в 2006-2010 годах в Свердловской области возникнет ситуация так называемой "демографической ямы". Ее следствием может стать острая нехватка трудовых кадров. Однако многие заводы уже сегодня испытывают кадровый голод. К примеру, на каждом предприятии машиностроительной промышленности области сейчас не хватает около 20 процентов технических специалистов.

Олег Вахрушев: Прокомментировать только что услышанное я попрошу Анатолия Гагарина. Меня, естественно, больше всего интересует та самая «демографическая яма», о которой сказала наш корреспондент, поскольку для кого и с кем вы будете проводить эту инновационную политику.

Анатолий Гагарин: Надо сказать, что демографические процессы характерны не только для нашей страны, но и для всех ведущих мировых стран. Эти «демографические ямы» - это уже свидетельство времени. И именно поэтому многие страны пересматривают или каким-то образом модернизируют свою миграционную политику (но это особый вопрос), привлекая иностранных рабочих для работы на своих предприятиях.

Олег Вахрушев: Это один путь решения проблемы.

Анатолий Гагарин: Да, это один путь решения проблемы. А другой путь решения проблемы – это перестройка вообще структуры экономики и структуры промышленности. Дело в том, что вот тот процесс, о котором я говорил, инновационный процесс развития, он предполагает как раз перекомпоновку или переоборудование, модернизацию существующих мегазаводов в технопарки, в техноцентры, где высвобождается большое количество рабочих. И здесь главная задача – это то, чтобы эти рабочие получили возможность для переобучения и для получения новых профессий. И сейчас этот процесс идет. Конечно же, темпы его нас не удовлетворяют, безусловно. Но опять-таки создание вот таких прорывных, так сказать, стратегических узлов позволит аккумулировать необходимые экономические факторы, и прежде всего позволит, конечно же, изменить сознание, отношение к этим процессам. Потому что сейчас мы остро понимаем то, что необходимо отказаться от существующих мифов, которые часто довлеют над нашим сознанием. И, скажем, наша гордость вот этим промышленным комплексом, она постепенно должна перекомпоноваться, то есть она должна перейти в другую сферу. То есть мы должны понять, что нашей гордостью будут вот эти особые инновационные прорывные центры, технопарки, которые сейчас создаются, и техноцентры. У нас, кстати, в Уральском регионе уже существуют пять научно-технических парков и инновационных технологических центров, такие, как, например, Академический, Уральский. Сейчас создается Уральский инновационный центр на базе Уральского отделения Академии наук. Вот я считаю, что вот эти узлы являются очень важными для того, чтобы нам, в том числе, решить и демографическую проблему, то есть проблему, так скажем, получения рабочей силы для заводов, для промышленности. Вот если мы переделаем, модернизируем промышленность, то тогда мы получим совершенно новые потребности, совершенно новый спрос. И здесь как раз «Большой Евразийский Университет» и будет той самой кузницей кадров, которая позволит решить эти важные производственные проблемы - позволит решить проблему рабочей силы и занятости.

Олег Вахрушев: Анатолий, скажите, пожалуйста, возможно ли, что положительный опыт в области инновационной политики Свердловской области можно будет применить в других регионах России?

Анатолий Гагарин: Конечно. Дело в том, что этот процесс сейчас осознается. Вы знаете, что президент побывал в Новосибирске, в академгородке, где, собственно, и огласил стратегию создания новых технопарков, наукоградов и так далее. Я думаю, что в таких регионах, подобных Свердловской области, вполне возможно создание таких наукоградов, таких технопарков.

Олег Вахрушев: Не будем забывать, что Свердловская область – это все-таки регион-донор, который дает деньги федеральному центру. Подавляющее большинство других регионов – это реципиенты, скажем так, они потребители бюджетных денег. Им бы на развитие дать денег, а не строить какие-то наукограды и технопарки. Это не так?

Анатолий Гагарин: Видите ли, просто давать деньги на развитие того, что существует, это, как мне кажется, бесцельная трата денег. Необходимо создавать в этих регионах новые, прорывные отрасли промышленности. И тогда можно было бы... Скажем, на примере Японии – хрестоматийный пример: страна, лишенная сырья и так далее, - смогла, используя инновационные процессы, создать такую промышленность, которая успешно конкурирует в мировом сообществе. Те же самые примеры можно привести и с другими странами. Но по этому пути могут пойти и многие наши регионы. Но для этого необходимы средства, необходим тот самый экономический фактор, и, конечно же, сознание, то, о чем я говорил. То есть если мы выбираем какой-то регион, мы можем там разместить наукоемкое производство, которое не требует большой сырьевой подпитки, она не завязана на сырье, и там могли бы быть, например, те же самые сборочные цехи, это могут быть какие-то, соответственно, программные центры (центры программирования) и так далее. То есть таких направлений может быть множество.

Другое дело, что в Свердловской области, здесь все как бы есть уже, и мы можем уже в нашей области это делать. Но это не исключает того, что какие-то соседние области или другие области могли бы использовать этот опыт. Я приведу другой интересный пример. Выступающий у нас эксперт Сергей Кортов - это заведующий кафедрой инновационной технологии в УПИ, он привел интересный пример. По его оценкам, Курганская область – уникальная область, она ничего не ввозит инновационного, ничего не вывозит, но в то же время сигнализирует о том, что что-то у них там инновационное происходит. Вот когда он разобрался, он понял, что это разработки 20-летней давности, которые были сделаны в оборонном комплексе (есть там соответствующие предприятия), они снова их патентуют, снова их модернизируют и так далее. Но когда-то наступит предел этому... 20 лет уже это все происходит.

Олег Вахрушев: Хорошо. Последний мой вопрос вам, Анатолий. Скажите, пожалуйста... вот опять-таки возвращаясь к тому, с чего мы начинали с вами, - о тех трех столпах – власть, предпринимательство и гражданское общество. Я так понял из нашего разговора о том, что власть, в принципе, готова не мешать проводить и внедрять в жизнь различные инновационные технологии. Предприниматели, естественно, готовы и рады всему этому. Гражданское общество, оно готово ли понять и принять это все? Не получится ли так, что двое согласны, а третий, может быть, задумается, а нужно ли ему это сейчас?

Анатолий Гагарин: Видите ли, гражданское общество у нас хотя и малочисленное, но оно действительно разнородно. Там есть разные представители гражданского общества. Кто-то скептически относится ко многим проектам, в том числе и к «Большому Евразийскому университету». Но вообще ирония – это форма нашего существования, мы прекрасно это знаем. И еще во времена, так сказать, застойного процесса все очень много преуспели в этом. Но теперь, мне кажется, нужно отойти от иронии и понять вообще, а на чем мы можем строить свою будущую жизнь. Но, к счастью, могу сказать, что вот те представители гражданского общества, с которыми я общаюсь, они прекрасно понимают, при всей своей ироничности, что нам нужно выбирать пути, по которым мы пойдем. Другое дело, что мы должны определенным образом подталкивать государство к тому, чтобы оно осознавало это. То есть мы должны не прекращать процесса интеллектуальной «бомбардировки» этих основных институтов государства, которые в то же время, как отдельные представители, заинтересованы, но в целом система, она требует некоего подталкивания. Для этого, собственно, и существует гражданское общество, чтобы лоббировать процесс, чтобы обращать внимание на эти проблемы.

Олег Вахрушев: Не давать засыпать.

Анатолий Гагарин: Не давать засыпать, совершенно верно. Потому что всякая система тяготеет к бюрократизации, к окостенению. И вот, собственно, гражданское общество и предприниматели – вот это две силы, которые должны «разбудить» государство, должны его подтолкнуть. И государство, кстати говоря, уже это понимает. Будем надеяться, что этот триумвират, так сказать, в конце концов, приведет к каким-то позитивным результатам.

Олег Вахрушев: Вот на этой красивой фразе я предлагаю закончить обсуждение главной темы этого часа.

Я благодарю вас, Анатолий, за участие в программе «Время Свободы».

XS
SM
MD
LG