Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Юрий Плотников - президент Ассоциации телерадиовещателей Урала


Программу ведет Олег Вахрушев. В программе принимают участие - Юрий Плотников, президент Ассоциации телерадиовещателей Урала, и Татьяна Сенцова, корреспондент Фонда защиты гласности по Сибирскому региону.

Олег Вахрушев: Сегодня рядом со мной в Екатеринбургской студии Радио Свобода президент Ассоциации телерадиовещателей Урала Юрий Плотников.

Здравствуйте, Юрий Васильевич.

Юрий Плотников: Доброе утро.

Олег Вахрушев: Тема нашего разговора – существующие проблемы (и, наверное, возможное их решение) у региональных средств массовой информации, в частности, теле- и радиокомпаний.

И сразу же начнем с темы, от которой мы оттолкнемся – это юридическая помощь журналистам. Челябинский суд удовлетворил иск тележурналиста Ильи Изотова к вице-мэру Челябинска. Суд обязал чиновника в присутствии представителей средств массовой информации опровергнуть свое утверждение о разжигании межнациональной розни на местном телеканале. Новости, подобные этой, не редкость, но уральские СМИ теперь могут получить экстренную бесплатную юридическую помощь, которая пригодится в суде или не допустит конфликта вовсе.

Рассказывает екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.

Ирина Мурашова: «Скорая юридическая помощь для средств массовой информации» - проект с таким названием впервые в России стартовал в Уральском регионе. Третьей власти помощь бывает нужна очень часто, утверждает юрист проекта Анна Баркутбаева. Причем обычно консультации юриста требуются журналистам из глубинки, в первую очередь газетчикам, у которых, в отличие от худо-бедно, но живущих за счет рекламы радийщиков и телевизионщиков, не хватает денег не только на юриста, но и на выплату гонораров.

Анна Баркутбаева: Обжигаются на всех темах - на темах, связанных с политикой, с экономикой, на темах, связанных с освещением криминальных вопросов. Даже вопрос о неправильном использовании терминологии может повлечь неблагоприятные последствия для редакции.

Ирина Мурашова: Проект предусматривает проведение семинаров в Свердловской, Челябинской и Тюменской областях. Кроме того, появится сайт, на который журналисты смогут посылать вопросы и максимально оперативно получать ответы, чтобы успеть до сдачи статьи в номер. В противном случае редакцию или журналиста ждет суд. Зачастую истцу не нравится даже не сама информация – она может быть верной, а тон публикации.

Анна Баркутбаева: Как правило, иски такие удовлетворяются. Потому что вот эти иски о защите чести и достоинства очень специфические. Лучше было бы так, чтобы именно эти иски рассматривал определенный судья. А не так, что сегодня он рассматривает дело о разводе, завтра – жалобу на судебного пристава, а послезавтра рассматривает иск о защите чести и достоинства.

Ирина Мурашова: Спорные для журналистов ситуации можно перечислять очень долго. Несмотря на всю специфику работы, редакция – тоже предприятие, на котором надо правильно заключать трудовые договоры, подстраиваться под новое руководство и так далее. Журналистка из Ноябрьска Галина Ангию жалеет, что ей в свое время не помог юрист.

Галина Ангию: Сменился главный редактор, и он, естественно, взял себе другого заместителя. Она невзлюбила меня с самого начала. Сначала она меня просто заставляла писать заявление об уходе, ничем не аргументируя. Тогда мне надо было просто задуматься о существовании служебной инструкции. Вот если бы журналисты вообще иногда читали эти самые инструкции, тогда бы, может быть, у них нервы были бы в порядке. И, может быть, поменьше было бы скандалов внутри коллективов творческих, а их очень много бывает.

Ирина Мурашова: Участники проекта – защитники журналистов – считают, что в большинстве конфликтных ситуаций виноват сам журналист, пусть даже и невольно – тем, что в спешке не проверил информацию, не проследил за изменением в законодательстве, не проконсультировался с юристом, не подумал, на каких условиях он трудится в редакции, и так далее. Поэтому теперь представителей уральских средств массовой информации будут учить, как избежать порой досадных огрехов.

Олег Вахрушев: Напомню, что в Екатеринбургской студии Радио Свобода президент Ассоциации телерадиовещателей Урала Юрий Плотников, который, собственно говоря, и курирует, насколько я понимаю, эту юридическую помощь для журналистов.

Действительно часто нужна журналистам юридическая помощь?

Юрий Плотников: Как это ни печально, юридическая помощь журналистам и, в принципе, средствам массовой информации нужна очень часто.

Олег Вахрушев: Давайте будем конкретизировать, каким средствам массовой информации. Потому что, насколько я полагаю, в крупных холдингах юристы свои все равно есть. С другой стороны, опять-таки с каждым материалом журналист не пойдет к юристу каждую буковку выверять.

Юрий Плотников: Вот то, что касается крупных холдингов, особенно центральных, на федеральном уровне средств массовой информации, то там эта проблема не так остра, как она является острой для регионов. Но не нужно думать, что проблемы конфликтов – конфликтов правовых или иных – в регионах меньше, чем в центральных СМИ. Больший объем материалов, который возникает у федеральных СМИ, его больший общественный резонанс, большая известность об этих конфликтах создают впечатление, что именно там происходит центр юридической жизни средств массовой информации.

Олег Вахрушев: Тем не менее, проколы же случаются. Вспомните недавнюю историю «Альфа-Банка» и газеты «КоммерсантЪ».

Юрий Плотников: Ну, что значит проколы? Прежде всего нужно оценить реально ситуацию. Несмотря на достаточно большой срок существования свободных средств массовой информации (здесь, если хотите, ставьте кавычки, а хотите – нет), в начале 90-х годов у нас просто произошел бум в развитии средств массовой информации – и печатных, и электронных. И если раньше они исчислялись, допустим, телекомпании, единицами... В том же Свердловске было только три канала телевещания, а сейчас – 16. И если по зоне Урала опять все исчислялось... грубо говоря, можно было посчитать на пальцах, то сейчас это сотни. Печатные издания, ну, как всегда шутят, и пересчитать очень трудно. И за это время строгих регулирующих правил... я уже не говорю о законах, кроме закона о СМИ. Есть ли у нас закон о телерадиовещании? Может быть, у нас вообще телерадиовещания в стране нет?! И в условиях такого правового вакуума возникновение конфликтов, когда участвующие стороны не знают правил игры, ну, это просто совершенно объективная вещь.

Олег Вахрушев: Скажите, пожалуйста, журналист, по идее, получает высшее образование. И я уверен, что в программе этого высшего образования есть статья, которая относится к защите своих прав. Неужели журналисты выходят и все забывают сразу?

Юрий Плотников: Дело не в том, что журналисты забывают, а в том, чему журналиста должны учить - полностью изучать всю законодательную базу Российской Федерации. И еще раз подчеркиваю, законов, конкретно регулирующих взаимоотношения и внутри СМИ, и СМИ с различными общественными направлениями, властными или просто с обществом, в концентрированном виде не существует. Поэтому если вы хотите какой-то вопрос уточнить, то самое простое – открыть инструкцию и прочитать. А если этой инструкции нет?! Начинает действовать правило так называемого здравого смысла, которое в правовом обществе не всегда корректно. И поэтому большинство тех вещей, которые связаны с судами, - это применительное использование других законов в отношении действий журналистов, средств массовой информации, телевидения или радио.

Олег Вахрушев: Может быть, здесь все зависит от хорошего адвоката? Потому как закон, он ведь позволяет трактовать и так, и эдак.

Юрий Плотников: Ну, вы коснулись как раз очень тонкой темы. Да, действительно, на сегодняшний день вот в таких условиях очень многое зависит от адвоката. Но можете ли вы на взлет назвать адвокатов, работающих в правовой области средств массовой информации?

Олег Вахрушев: Нет.

Юрий Плотников: А тем более, что это очень специфичные вопросы, и в судах... Волей случая, я не юрист по образованию, но мне приходилось участвовать в арбитражных судах еще для Федеральной службы по телерадиовещанию, как ни странно, по той же самой причине – нужны были какие-то толкования, объяснение сути процессов, что вообще происходит. И судей нет, не только нет адвокатов, но и судей нет, которые понимают суть происходящих процессов. Ну, это, в общем, страшно.

Олег Вахрушев: Может быть, тогда здесь обращаться лучше к мировым судьям, для того чтобы не коллегиально это решалось? Все-таки там здравые люди иногда попадаются.

Юрий Плотников: Мы начинаем апеллировать опять к понятию «здравый смысл», который несет в себе значительную эмоциональную составляющую, а мы с вами говорим о правовых актах. Поэтому единственно реальный выход из этой ситуации – это создание соответствующих правил игры для журналистов и для тех, кто ими занимается.

Олег Вахрушев: Кто должен заняться созданием правил этой игры?

Юрий Плотников: Ну, это есть законодательная база. У нас для этого есть специальные законодательные органы, которые, как вы помните, этот вопрос старательно обходят. Закон о теле- и радиовещании был предложен много, извините, много лет назад. И до сих пор его нет даже в планах рассмотрения Государственной Думой.

Олег Вахрушев: Может быть, кого-то из работников телевидения и радиовещания уже надо в Государственную Думу продвигать? По-моему, там есть такие люди.

Юрий Плотников: Да, но способны ли несколько человек пролоббировать интересы большой отрасли, если этим процессам противостоит достаточно мощная структура, ибо при отсутствии строгих правил игры гораздо легче оказывать административное давление?!

Олег Вахрушев: Четвертая власть – средства массовой информации – не может пробить в Государственной Думе для себя закон о телерадиовещании? По-моему, это нонсенс.

Юрий Плотников: Ну, надо только это произносить не в вопросительной, а в утвердительной форме: четвертая власть не может пробить себе в Государственной Думе законы.

Олег Вахрушев: Тогда порядковый номер, мне кажется, увеличивается намного.

Юрий Плотников: Во-первых, это не законодательная власть. С моей точки зрения, средства массовой информации во властных иерархиях демократического общества – это прежде всего не глашатай власти в отношении народа, а канал обратной связи от народа к власти.

Олег Вахрушев: Соответственно, такое к нему и отношение.

Юрий Плотников: Ну, отношение к нему гораздо более сложное. Ведь хотел бы обратить ваше внимание еще на один момент. Средства массовой информации постоянно находятся в центре внимания жизни общества. А со всех остальных точек зрения, в том числе и регулирующих, такое впечатление, что их не существует вообще. И я думаю, что вы искренне удивитесь, если узнаете, что с точки зрения закона кабельного телевидения в России вообще не существует.

Олег Вахрушев: Замечательно!

Перед тем как подытожить юридическую сторону, юридические проблемы, скажем так, журналистов региональных, я хочу спросить у вас вот о чем. Чем вы объясните, что в Свердловской области суды о защите чести и достоинства заканчиваются для журналистов очень небольшими, скажем так, взысканиями – от 200 до 5 тысяч рублей? А в других регионах эта цифра доходит и до миллионов.

Юрий Плотников: В действительности, я пока не располагаю сам информацией о том, что вот такие суммы взыскиваются.

И еще раз возвращаюсь к той идее, которую я с самого начала пытаюсь говорить. Когда отсутствуют четко прописанные правила игры, все начинает решаться на эмоциональном уровне.

Олег Вахрушев: То есть у нас более жесткие... Ничего не понимают, поэтому 200 рублей за честь – и все.

Юрий Плотников: Видимо, на Урале честь стоит 200 рублей.

Олег Вахрушев: Серьезное заявление.

Скажите, пожалуйста, в вашей практике было такое, что защищал честь свою журналист уральский?

Юрий Плотников: Давайте мы немножечко откорректируем тему, поскольку я сам не юрист.

Олег Вахрушев: Тем не менее, информация наверняка есть.

Юрий Плотников: То, что журналисты пытались отстоять свои позиции, да...

Олег Вахрушев: Было?

Юрий Плотников: Да.

Олег Вахрушев: Но с успехом ли?

Юрий Плотников: Вот в тех случаях, о которых я знаю, нет.

Олег Вахрушев: Насколько я понимаю, защита чести и достоинства журналистов ли, либо, наоборот, иски к журналистам по этому поводу возникают, как правило, после предвыборных кампаний или во время предвыборных кампаний. Так ли это?

Юрий Плотников: Просто такие политические действия акцентные и заметные и для общества, и для власти, ибо в этот момент наиболее тесно контактируют власти и широкие слои общества, обнажают саму суть процессов, и там чаще возникают из-за этого конфликтные ситуации, ибо в этот период эмоциональные и информационные взаимоотношения являются определяющими. Просто в обыденной жизни возникновение конфликта между каким-то коммерсантом и журналистом, как правило, не доходит...

Олег Вахрушев: На полюбовном уровне, скажем так, все решается.

Юрий Плотников: Скажем так, да. Все это умеют решить на другом уровне, без шумных судебных процессов.

Олег Вахрушев: А интересно, как это?

Юрий Плотников: Ну, чаще всего, опять же обращаемся к тому, что средства массовой информации экономически зависимы (давайте смотреть правде в глаза), и если речь идет о таком заметном взаимодействии, это значит, что затронуты интересы какой-то достаточно мощной экономической структуры, которая чаще всего является одним из основных рекламодателей этого средства массовой информации. А дальше, я думаю, комментировать не нужно. Руководство средства массовой информации само примет правильное решение.

Олег Вахрушев: Вот в этой ситуации, Юрий Васильевич, скажите, пожалуйста, какое средство массовой информации более свободное – телевидение, радио, газета или электронное средство массовой информации?

Юрий Плотников: Вот электронные средства массовой информации в действительности – это телевидение и радио, потому что по поводу интернета у нас сейчас вообще непонятно что.

Олег Вахрушев: Я имел в виду, естественно, интернет.

Юрий Плотников: Гораздо больше различного рода конфликтов происходит... вот то, что случается в печатных изданиях, но в действительности наиболее болезненны они в электронных СМИ. И электронные СМИ, как более капиталоемкие, значительно более уязвимы в подобных ситуациях.

Олег Вахрушев: На примере Екатеринбурга давайте попробуем сымитировать такую ситуацию. Ни для кого не секрет, что средства массовой информации в Екатеринбурге четко разделены пополам. Одна половина работает на губернатора, другая... Ну, может быть, плюс минус какие-то единицы.

Юрий Плотников: Нет, давайте поделим на несколько большее количество частей, ну, поляризовано.

Олег Вахрушев: Поляризовано, да. То есть губернатор и администрация города, да? Говорят об одних и тех же событиях, по идее, но говорят абсолютно разным языком. Кстати, сейчас идет предвыборная кампания в Городскую Думу, и очень тихо она проходит, незаметно. Если вспомнить, что было на выборах губернатора, на выборах мэра, то лучше не вспоминать, наверное, потому что это страшный сон. Возможно ли такое, что средства массовой информации будут в суде отстаивать свои честь и достоинство против другого средства массовой информации? Либо здесь уже идут отношения губернатора и главы города?

Юрий Плотников: Вот в этой ситуации, обратите внимание, вы говорите как о прогнозе: судебное отношение между разными средствами массовой информации. Сейчас это действительно может звучать только как прогноз, потому что: а на основании чего, на основании каких юридических документов они будут формулировать конфликт взаимоотношений? Поэтому сейчас это пока все находится на уровне информационных войн, и не более того. Слово против слова. Если правила игры будут прописаны, в том числе и информационные... а это возможно, и опыт зарубежных стран развитых все это показывает, то тогда решение возможно и такое, что телевидение судится с газетой или радиостанция – с радиостанцией. Почему бы нет?

Олег Вахрушев: Хорошо.

В Новосибирске сложилась непростая ситуация вокруг двух негосударственных телеканалов – НТН-4 и НТН-12. Программы телекомпаний НТН могут перестать выходить в эфир в связи с аннулированием лицензий на вещание. Основная версия происходящего – спор хозяйствующих субъектов этого акционерного общества. Однако существует и такое мнение: нынешнего хозяина НТН Якова Лондона просто наказывают за участие в политической жизни города. В конфликте фигурируют и два известных новосибирских журналиста – жена предпринимателя Мария Лондон и Андрей Жирнов. Они могут остаться без работы за то, что год назад активно продвигали, что называется, своих депутатов. Говорит директор службы информации НТН Юрий Коваленко.

Юрий Коваленко: Мария Лондон действительно была доверенным лицом своего мужа Якова Лондона. Год назад он баллотировался на пост мэра. Выборы выиграл другой человек. Вы знаете, в этой жизни ничего нельзя исключать, в том числе и отголоски. Вполне вероятно, что это кому-то не понравилось.

Олег Вахрушев: Сейчас, кстати, в Новосибирске идет предвыборная кампания в Горсовет. И в этом случае, когда сегодня глава города является пусть и некогда кандидатом-оппонетом телекомпании, и он хочет, чтобы в Совете были, как это обычно бывает, проверенные, то есть свои депутаты, гонения на оппозиционную телекомпанию выглядят вполне логичными. То, что у журналистов НТН натянутые отношения с городской властью, подтверждает и ведущий аналитической программы НТН Андрей Жирнов.

Андрей Жирнов: Мы, в общем-то, занимались освещением некоторых политических процессов, которые происходили у нас в городе. В том числе получилось и так, что последний год - это предвыборная ситуация на выборах в Государственную Думу и ситуация с выборами мэра. Более того, я вам могу сказать, что несколько, как считают в структурах городской власти, критический настрой наших программ, он был у нас всегда в течение 10 с лишним лет, сколько выходят «Новости» НТН на «Четвертом» канале.

Олег Вахрушев: От себя добавлю, что в упомянутых выборах в Государственную Думу журналисты НТН, в частности, Мария Лондон и Андрей Жирнов, вели и выиграли, нужно отметить, агитационную кампанию кандидата, оппонентом которого был человек из партийного списка, ни много ни мало, «Единой России».

О том, чего больше в этой ситуации – экономики или политики, я хочу спросить у Татьяны Сенцовой, корреспондента Фонда защиты гласности по Сибирскому федеральному округу. Она сейчас на прямой телефонной связи с Екатеринбургской студией Радио Свобода из Новосибирска.

Здравствуйте, Татьяна.

Татьяна Сенцова: Здравствуйте.

Олег Вахрушев: Татьяна, первое мнение, чего больше – экономики или политики?

Татьяна Сенцова: На самом деле я думаю, что здесь равномерно и то, и другое, конечно. Политики без денег не бывает, как, собственно говоря, и денег без политики. Ну, такой сейчас у нас сложился строй в государстве, и ничего с этим не поделаешь.

Олег Вахрушев: То есть то, что телекомпания находится в откровенной оппозиции, это может повлиять на то, чтобы ее, в принципе, вообще прикрыли?

Татьяна Сенцова: На самом деле, да. Сегодня ситуация складывается именно таким образом. Работая с несколькими регионами, приходится мотаться по Сибири достаточно много. И, в принципе, в каждом регионе своя специфика. И в любом случае, все равно свобода или несвобода средств массовой информации зависит от мнения властей, как они к этому относятся.

Олег Вахрушев: Татьяна, ваш прогноз на развитие ситуации вокруг телекомпании НТН?

Татьяна Сенцова: Я думаю, что несмотря на то, что юристы телекомпании НТН сейчас оспаривают решение комиссии о том, что нужно назначать повторный конкурс на эти частоты, на эти метровые каналы, я думаю, все равно конкурс будет. По результату конкурса, боюсь загадывать, но я думаю, что, возможно, одной из метровых частот они могут лишиться, на самом деле. И ситуация вернется к тому, что было два-три года назад.

Олег Вахрушев: А что касается судьбы журналистов?

Татьяна Сенцова: Вы знаете, на самом деле я считаю, что Мария Лондон и Андрей Жирнов профессионалы высокого уровня. Я думаю, что они без работы даже в Новосибирске не останутся.

Олег Вахрушев: Спасибо, Татьяна.

Действительно, Юрий Васильевич, выборы – это такая штука, когда все обнажается и вряд ли забывается той или иной стороной участника возможного конфликта во время выборов, да?

Юрий Плотников: Вы сейчас в беседе сослались на конфликт в Новосибирске. Мы могли с таким же успехом рассматривать конфликт, сейчас существующий, более близкий - в городе Новоуральске, где практически если не погибла, то гибнет одна из лучших в России малых телекомпаний, освоившая цифровое многоканальное вещание и считающаяся, скажем так, некой перспективой развития малых электронных средств массовой информации.

Олег Вахрушев: Какая причина?

Юрий Плотников: Муниципальная телекомпания, которая на выборах поддерживала действующего мэра, ну, в силу должностных, скажем так, обязанностей, но он проиграл.

Олег Вахрушев: Вот так!

Юрий Плотников: Вам дальше нужно комментировать?

Олег Вахрушев: Нет, все понятно.

Юрий Плотников: Дальнейшее развитие ситуации мы только что слышали на примере Новосибирска.

Олег Вахрушев: Хорошо.

Как Ассоциация телерадиовещателей Урала в этих ситуациях помогает?

Юрий Плотников: Не нужно думать, что Ассоциация телерадиовещателей Урала – это некая мощная структура, имеющая исполнительные органы, штат юристов и прочее. Это не сборище функционеров. Это некая точка, где возникает общение. Вот поэтому идея сайта «Скорой юридической помощи» была выдвинута как раз малыми именно телерадиокомпаниями Урала в одну из встреч в рамках Ассоциации. Все это создавалось долго и болезненно. И я искренне признателен правительству США, которое оценило здравое зерно этого проекта и помогло его осуществить. Проект осуществляется при поддержке гранта Комиссии по демократии посольства США в Российской Федерации. Никакие же наши структуры не могли понять, что суть сайта, где будут публиковаться конфликтные ситуации, мнения юристов по этим конфликтным ситуациям, не только помощь журналистам. Вот даже вы только это пытались заметить. В действительности это собирается база прецедентов, на основании которых возможна разработка тех самых правил игры, о которых я говорил.

Олег Вахрушев: Сколько лет понадобится, Юрий Васильевич, для того, чтобы собрать базу прецедентов?

Юрий Плотников: А как вы думаете, сколько конфликтов в этой области между владельцами и средствами массовой информации, между журналистами и обществом, между властью и средством массовой информации, властью и журналистом происходит хотя бы в зоне Урала?

Олег Вахрушев: Я предполагаю, что достаточно много. Но, с другой стороны, у каждого ли журналиста хватит смелости добавить случай конкретно про себя в вашу базу прецедентов?

Юрий Плотников: И вот здесь о преимуществе интернета. Когда речь идет о необходимости гласных выступлений, выступлений с трибуны, написании бумаг в прокуратуру, в суды и прочее, да, действительно, чаще всего махнут рукой и это делать не будут. Появление же от первого лица или от третьего, описывающего эту ситуацию и задающего вопрос, в том числе и анонимный, на некий электронный носитель – на сайт, на мой взгляд, как раз и открывает перспективы достаточно быстрого набора информации по всем сложным, конфликтным ситуациям, и связанным не только с взаимодействием журналистов. Гораздо больше вопросов у руководителей телерадиокомпаний к властям и к обществу, и у властей, и у общества к телерадиокомпаниям, газетам и всем средствам массовой информации по вот тем самым неясным, не прописанным нигде вопросам.

Олег Вахрушев: Тем не менее, мне кажется, без судебной практики будет достаточно сложно это сделать, нет?

Юрий Плотников: Само по себе формирование судебной практики (на примере цивилизованной страны Англии) – судебная практика строится на прецедентах. И это является наиболее устойчивым.

Олег Вахрушев: Но в суде конкретный человек подает иск и конкретный человек отвечает. Через интернет...

Юрий Плотников: И судья, который будет рассматривать этот вопрос, может либо не владеть ситуацией вообще, ибо никакой базы данных по судебным прецедентам, доступной для широкого пользования, практически нет, хотя подобные документы существуют – есть постановления Верховного суда, в том числе, по защите чести и достоинства. Но в чем, мне кажется, преимущество подобного он-лайнового проекта: он оперативен в доступе. И если нам удастся проинформировать все заинтересованные стороны о существовании подобного типа электронной структуры, обращайтесь туда. И тот же руководитель какой-то местного уровня, желающий, я не знаю, извините, затоптать местные СМИ, может туда заглянуть (и, скорее всего, заглянет) для того, чтобы оценить последствия: а не было ли такого, так сказать, и успешны ли будут его действия или он просто получит по голове и лишится поста, – это тоже возможно.

Олег Вахрушев: Тем не менее, юристы тоже достаточно хитрый народ, и они есть и у тех людей, которые будут противостоять юристам журналистов.

Юрий Плотников: На сегодняшний день как раз вот у той стороны, которая противостоит журналистам, юристы гораздо сильнее, чем у журналистов.

Олег Вахрушев: Хорошо. Спасибо. Мы говорили о юридической помощи журналистам.

XS
SM
MD
LG