Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Роль правозащитника в современной России


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.

Никита Татарский: Неисполнение действующего законодательства и нарушение принципа разделения властей - основные причины ущемления гражданских прав и свобод в России, считает эксперт Института прав человека Лев Левинсон. О роли российского правозащитного сообщества с ним беседовала корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.

Лев Левинсон: В отличие от адвоката, который защищает извне своего клиента, в отличие от прокурора, который тоже теоретически выполняет правозащитную функцию, защищая закон от его нарушителей, мы, в частности, я, выступаю изнутри тех сообществ, которые нуждаются в защите. Конечно, это не может быть универсально, нельзя одновременно представлять и пенсионера, и ребенка. То, по чему мне пришлось консультировать – это проблемы религиозных меньшинств в светском государстве, альтернативная гражданская служба, проблемы, связанные с наркотиками. Соприкосновение с теми сообществами, интересы и права которых представляются, защищаются, озвучивают, вот это, мне кажется, самым важным в правозащитном деле. То есть быть неким транслятором тех безгласных на публичном уровне групп, не имеющих возможности донести свое слово, лишенных доступа на уровень общественного обсуждения, на уровень властных структур.

Марьяна Торочешникова: Какие именно события последнего времени вызывают у вас, как у правозащитника, наибольшие опасения?

Лев Левинсон: Все больше и больше становится разрыв между писаной нормой и ее исполнением. В принципе, хотя напринимали за последние годы много репрессивных, несовершенных и даже антидемократических законов, по большому счету в целом наше законодательство приемлемо. Если бы оно исполнялось так, как оно написано, все было бы не так, наверное, плохо, как оно есть. Если назвать одну конкретную тему, я бы назвал отказ от народовластия и проблему избирательных прав. Потому что ключевым для демократического государства является действенный парламент, который является противовесом исполнительной власти, контролирует исполнительную власть. У нас парламент ее не контролирует, даже по Конституции. Более того, на сегодняшний день мы имеем некую видимость законодательной власти, которая полностью раздавлена властью исполнительной. И самое ужасное то, что выстраивание на будущее избирательной системы российской приведет к параличу этой ветви власти полному, поскольку исключается представительство с мест по мажоритарным округам. И при наличии 7-процентного барьера плюс невозможности создания избирательных блоков это лишает оппозицию, достаточно обширную, но разрозненную, возможности представительства, и тем самым монополизация законодательной власти и исполнительной фактически будет обеспечена. Власть становится абсолютно непрозрачной и абсолютно неконтролируемой.

XS
SM
MD
LG