Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Судебный произвол в деле Валентина Данилова


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров.

Кирилл Кобрин: Последние несколько лет в России появилась новая разновидность «шпионских дел». Если раньше в шпионаже обвиняли журналистов и экологов, то теперь к ним добавились ученые - Игорь Сутягин и известный физик Валентин Данилов. Судебный произвол в деле Валентина Данилова продолжается, и творится он под усиленным прикрытием Федеральной службы безопасности Российской Федерации. Об этом заявила сегодня председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева.

Карэн Агамиров: Дело ученого Валентина Данилова, осужденного за шпионаж к 14 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, переходит на стадию кассационного производства в Верховном суде Российской Федерации. Однако по сей день, спустя 3 месяца после вынесения приговора, судом так и не выдана копия протокола судебного заседания, - а ведь это по закону должно быть сделано в течение трех дней.

Эрнст Черный: Это вообще вблизи полного безобразия, беспредела и безобразия!

Карэн Агамиров: Возмущен ответственный секретарь Общественного Комитета защиты ученых Эрнст Черный. Кроме того, суд пометил приговор страшным грифом «секретно».

Эрнст Черный: Вопреки всем российским законам. Это полный абсурд! Более того, адвокату отказали в выдаче приговора его подзащитному, что вообще не лезет ни в какие рамки.

Карэн Агамиров: Адвоката Валентина Данилова Анатолия Яблокова Красноярский краевой суд фактически лишил возможности встречаться с подзащитным в следственном изоляторе.

Председатель Московской Хельсинкской Группы Людмила Алексеева убеждена.

Людмила Алексеева: Судебной процедурой руководит не судья и те органы, которые должны этим заниматься по закону. Судебной процедурой руководит Федеральная служба безопасности.

Карэн Агамиров: Алексеева напомнила...

Людмила Алексеева: Ведь до этого так же поступили с Игорем Сутягиным - 15 лет. Суды очень похожи. Как только прошли два процесса, где ФСБ удалось, нарушая все законы, обеспечить такие жестокие приговоры двум назначенным им в шпионы ученым, появилось третье дело - я имею в виду дело Кайбышева в Уфе.

Карэн Агамиров: Да, сейчас набирает обороты еще один шпионский процесс, и тоже по делу ученого, на этот раз из Уфы, - Оскара Кайбышева, руководителя Института сверхпластичности металлов, обвиненного в разглашении государственной тайны южнокорейской фирме.

Эрнст Черный: Очень похоже на все остальные, то есть все эти дела - близнецы.

Людмила Алексеева: Да их по болванке делают-то, они больше ничего не умеют! Они больше ничего не умеют, кроме как схватить невинного человека.

Карэн Агамиров: Ну а перед международной общественностью российское судопроизводство вообще позорится дальше некуда.

Людмила Алексеева: Раньше говорили, что есть Божий суд. Но у нас еще есть Страсбургский суд до Божьего суда. И вот вы представляете себе, мы подаем в Страсбургский суд дело, где пишем, что прошло три месяца, но приговор не выдали, потому что приговор секретный. Приехал адвокат - ему не дают ни приговора, ни протокола суда. В Страсбургском суде протрут глаза и скажут: "Да что они нам пишут, что они тут выдумали?! Вы ошиблись, господа, такого не может быть". Это даже у каннибалов иначе, если у них есть суд.

Карэн Агамиров: Судебный произвол в отношении российских ученых, освященный ФСБ.

Кирилл Кобрин: Главный редактор интернет-сайта "Права человека в России" Андрей Блинушов полагает, что возбуждение так называемых "шпионских дел" против российских ученых ставит своей целью создать в стране атмосферу страха перед нынешней властью в России.

Если бы речь действительно шла о шпионаже, считает Андрей Блинушов, то в этих делах должны были бы фигурировать сотрудники спецслужб, отвечающих за сохранность государственных секретов.

Андрей Блинушов: К большому сожалению, здесь прослеживается тенденция. В течение последних почти 5 лет мы наблюдаем целую серию подобных, так называемых шпионских дел. Это и дело ученого Игоря Сутягина, сотрудника Института США и Канады, и дело Валентина Моисеева, сотрудника Министерства иностранных дел, и вот теперь дело Оскара Кайбышева из Башкирии. На первый взгляд, можно было бы предположить столкновение каких-то экономических интересов, так как Оскар Кайбышев участвовал в бизнес-проекте с одной из южнокорейских корпораций. Но проблема в том, что ему предъявляют аналогичные обвинения - раскрытие якобы секретных технологий. Хотя Оскар Кайбышев и его защитники довольно убедительно рассказывают о том, что их разработки не были под грифом "секретно" и содержались в открытых публикациях. К сожалению, начальник следственной группы по делу Оскара Кайбышева оперирует понятиями из дела Валентина Данилова.

Вызывает удивление, что и Оскар Кайбышев, и ученый Валентин Данилов работали в государственных учреждениях, в которых имеются так называемые "первые отделы" или режимные отделы, которые все контракты с зарубежными корпорациями как раз проверяют на режим секретоносительства и допустимости действий, соответствия их российскому законодательству. Обратите внимание на то, что ни по одному из этих дел никогда не фигурировали сотрудники спецслужб или уполномоченные из таких отделов, которые и должны были заниматься охраной государственных секретов, но почему-то фигурируют ученые.

Я боюсь, что эта тенденция свидетельствует о том, что спецслужбы проводят линию на, как они считают, укрепление государственной дисциплины, а на самом деле - возрождение атмосферы страха, атмосферы несвободы. В том числе и в научном сообществе, которое активно сотрудничало с зарубежными партнерами, когда был взят курс на открытость сотрудничества научных учреждений. Об этом прямо говорят многие ведущие российские ученые, в частности академик Гинзбург, который прямо называет такие дела липовыми.

Недавно в Москве состоялся семинар ведущих ученых физиков, которые обсуждали дела, связанные с Игорем Сутягиным, и дело Валентина Данилова. И они довольно убедительно доказывали, что экспертизы по этим делам были проведены неграмотно, факты притягивались за уши. Довольно странно, что появляются новые эксперты в таких делах, хотя экспертизы проходили все эти контракты еще на первоначальном уровне. Не надо забывать о том, что начальником следственного управления ФСБ стал человек, который принимал участие во всех таких шпионских процессах последних лет. И многие наблюдатели высказывают в связи с этим очень серьезные опасения, что это - тенденция сегодняшнего дня. По-моему, речь идет о попытке возрождения тотального контроля, просто атмосферы в лучшем случае осторожности, а в худшем случае атмосферы просто страха - страха перед спецслужбами, страха перед государственной властью.

XS
SM
MD
LG