Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обвинение просит суд приговорить директора музея и общественного центра музея имени Сахарова к трем годам лишения свободы


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Елена Фанайлова.

Дмитрий Волчек: Сегодня в Таганском районном суде Москвы состоялись прения сторон по делу устроителей выставки современного искусства «Осторожно, религия». Процесс, который журналисты окрестили "обезьяньим".

Обвинение просит суд приговорить Юрия Самодурова, директора музея и общественного центра музея имени Сахарова, к трем годам лишения свободы, его помощницу Людмилу Василовскую и художницу Анну Михальчук к двум годам лишения свободы в условиях колонии-поселения. Адвокат обвиняемых Юрий Шмидт называет процесс политическим, сравнивает его с процессом Синявского и Даниэля и настаивает на полном оправдании подсудимых. На судебном заседании побывала корреспондент Радио Свобода Елена Фанайлова.

Елена Фанайлова: Таганский суд - это небольшое трехэтажное здание восьмидесятых годов, тесное и не приспособленное к большим процессам, привлекающим внимание общественности. Перед залом суда на лестнице стоит внушительная толпа. В маленьком зале, рассчитанном человек на двадцать, скопилось около пятидесяти. Женщины в длинных юбках и платочках уткнулись в молитвенники. Бородатые парни, которые разгромили выставку в Сахаровском центре два года назад, теперь важно сидят в зале и проходят по делу как свидетели. После погрома их задержали, а через несколько дней отпустили, не найдя состава преступления. Зато состав преступления теперь упорно ищут в том, что выставка вообще состоялась.

Представитель прокуратуры, девушка в мини-юбке, сапогах на шпильках и с кокетливым рюкзачком, не отрываясь от бумажки, произносила слова в защиту моральных ценностей православия. Со времени начала процесса, то есть больше чем за полгода, молодая прокурор научилась быстро и без заикания произносить словосочетания «концепция выставки» и "художественный контекст". Этот самый неопределимый выставочный контекст прокуратура вменяет подсудимым как уголовное деяние, которое вызвало разжигание межнациональной розни и оскорбило одну религиозную конфессию - православие. Прокурор сообщила суду, что выставка вызвала раскол в обществе, а попытки считать выставленные картины художественной ценностью несостоятельны. И даже вспомнила, что «поэт в России больше, чем поэт», то есть художник больше, чем художник, и должен предвидеть реакцию публики.

В заключение прокурор попросила не условное наказание, как предполагали правозащитники, а три года колонии для Юрия Самодурова и по два года для Веселовской и Михальчук. Она также попросила лишить подсудимых права занимать административные должности и уничтожить все экспонаты выставки, которые, по ее словам, составляют доказательную базу.

В зале после прокурорской речи повисла пауза. В перерыве эту речь комментировала правозащитник Светлана Ганнушкина.

Светлана Ганнушкина: Я вот в течение последних двух месяцев уже не на первом процессе, и могу сказать одно - чистой воды фабрикация. Никакого отношения к статьям, которые инкриминируются подсудимым, содеянное ими не имеет. У нас, у правозащитников, есть дела более серьезные. У нас есть Чечня, там льется кровь. Заниматься сейчас еще борьбой с православной церковью в той форме, которую сейчас она принимает эта православная церковь, может быть, и не обязательно. Но, посмотрев на все это, посмотрев на этот суд, на людей, которые сюда приходят, на все это мракобесие, это все похоже на шабаш. Я могу сказать, что, может быть, я была и не права, нужно было сделать что-то, чтобы это выявить.

Мы видим одновременно суд против Самодурова, который человек чрезвычайно мирный, и не может иметь намерения вызвать чью-то вражду, и одновременно с этим мы видим, что нацисты выгораживаются, когда мы видим убийство совершенно с явно националистическим оттенком, этот оттенок из 282-й статьи изымается, остается только «хулиганство».

Елена Фанайлова: Говорила правозащитник Светлана Ганнушкина.

А правозащитник Олег Орлов назвал речь прокурора мракобесием.

Олег Орлов: Если у нас теперь будет вводиться, что в принципе следует из их выступления, уголовная ответственность за понятие "кощунство", то тогда в ближайшее время нас, наверное, могут сажать за высказывания тезисов о том, что человек был все-таки не сотворен из глины, а произошел от обезьяны.

Елена Фанайлова: Правозащитник Олег Орлов сказал, что эстетически выставка ему не понравилась, но он считает, что она должна была вызвать общественную дискуссию, а не погром и не судебное разбирательство.

Адвокат обвиняемых Юрий Шмидт, когда прения возобновились, заявил, что его шокировали даже не планы прокуратуры сжечь картины и не явно идеологический характер процесса, напоминающий о советских процессах против Синявского и Даниэля, а запрос о трехгодичном наказании для Юрия Самодурова. Шмидт напомнил, что по Уголовному кодексу России за оскорбление национальной символики полагается наказание не более двух лет. Конституция России определяет государство как светское, а логика прокуратуры приравнивает выставку к государственным символам России - гербу и флагу.

Особое внимание адвоката привлекла фраза обвинения, цитирую, «выставка унизила национальное достоинство большого числа верующих в связи с их принадлежностью к православию». Адвокат напомнил, что единого национального достоинства у православных не может быть.

Шмидт заявил, что раскол в обществе вызвала не выставка, а судебное разбирательство и обвинительная позиция прокуратуры. Адвокат напомнил, что защита десять раз просила предоставить следствие доказательную базу, потому что сейчас художников обвиняют на основании заключения неких экспертов, среди которых нет специалистов в области современного искусства. "А мнение фундаменталистски настроенных православных дамочек от искусствоведения меня не интересует", - сказал Шмидт.

Если суд удовлетворит требование прокуратуры, это будет означать, что Юрий Самодуров больше никогда не сможет руководить музеем Сахарова. Напомним, что эту должность он занимает по личному согласованию со вдовой академика Сахарова Еленой Боннер. Мы связались с ней по телефону. Она считает этот суд крайне важным для современной истории России.

Елена Боннер: Также как и суд над "Юкосом", и его фигурантами, нарушающим Конституцию. Там доказывается, что никакой охраны, защиты частной собственности не существует. А в этом суде доказывается, что в России не существует свободы совести как таковой. Существует свобода действий бесконтрольных православной церкви, некоторое принижение других религий и запрет на атеизм. В свое время Андрей Дмитриевич, будучи горячим защитников бескомпромиссным свободы совести, писал: "Я подхожу к религиозной свободе как части общей свободы убеждений. Если бы я жил в клерикальном государстве, я, наверное, выступал бы в защиту атеизма и преследуемых иноверцев и еретиков".

Елена Фанайлова: Сказала Елена Боннер.

Дмитрий Волчек: Оглашение приговора по делу организаторов выставки "Осторожно, религия" назначено на 28 марта.

XS
SM
MD
LG