Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские правозащитники требуют прекратить милицейский произвол


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков.

Андрей Шароградский: "Необходимо остановить эпидемию зачисток!" - с открытым письмом под таким называнием российские правозащитники обратились к министру внутренних дел России Рашиду Нургалиеву и директору ФСБ по контролю за оборотом наркотиков Виктору Черкесову. В качеств примером превышения милицией своих должностных полномочий приводятся события сразу в нескольких российских городах: Благовещенске, Бежецке, Красноярске, Перми.

Михаил Саленков: В открытом обращении правозащитников говорится: «По нашей стране катится эпидемия зачисток, эпидемия насилия в форме коллективных наказаний. Уже прошло более трех месяцев после потрясших нашу страну событий в небольшом городе Благовещенск, где сотрудники милиции незаконно задерживали, унижали и избивали сотни людей. Но никакие уроки из этого правоохранительными органами сделаны не были».

В начале марта стало известно о подобных «профилактических расправах» и в других российских городах. Жители города Бежецк в Тверской области, как выяснилось, пострадали от незаконных действий милиции минимум дважды. В ноябре прошлого года сотрудники Управления по борьбе с организованной преступностью и тверского специального отряда быстрого реагирования на территории Бежецкого рынка уложили на снег около десяти человек и, несмотря на то, что задержанные не оказывали сопротивления, избивали их ногами и прикладами автоматов. В Бежецком РОВД избиение продолжилось.

Рассказывает один из потерпевших Максим Сидоренко.

Максим Сидоренко: Завели в кабинет: "Подписывайся, что ты главарь банды". Засовывали остро отточенные карандаши в нос и били. Слезы, кровь, конечно. Я уже был при задержании травмирован, у меня уже было сломано ребро, я это чувствовал. Прикладами по голове били, у меня была пробита голова, били об стенку, за уши. Это был уже не человек в маске.

Меня вызывал следователь Шушлыбин. Он представился сотрудником РУБОП: "Меня зовут Юра-фашист, я прошел две войны, мне тебя убить ничего не стоит, мне за это ничего не будет. Сейчас завалю, убью..." Это был, кстати, главный тиран что ли. Мне было уже трудно дышать, и я сказал: "Ты, по крайней мере, не бей меня больше по этому месту, пожалуйста. Куда-нибудь в другое место, если уж ты такой изверг". Он сказал: "Болит?" - "Болит". Я показываю это место, десятое ребро, двойное перелом со смещением, порвана плевра, легкое, закрытый пневмо-гемоторекс. В общем, это болезненное место. Он говорит: "Здесь болит?" - "Здесь". Ну, я думаю, больше бить не будет. И в этот момент был нанесен сильнейший удар именно в это место. От полученного шока я очнулся, только когда приехала "скорая".

Михаил Саленков: Третьего марта этого года в том же Бежецке сотрудниками Госнаркоконтроля и тверского СОБРа были задержаны и избиты несколько десятков мужчин по подозрению в сбыте наркотиков. По словам пострадавших, сотрудники правоохранительных органов были в состоянии алкогольного опьянения.

Рассказывает один из задержанных Андрей Мартьянов.

Андрей Мартьянов: Когда привезли в Госнаркоконтроль, один сотрудник сказал, что я оказал сопротивление при задержании. Я не оказывал сопротивление при задержании, потому что это невозможно было сделать. Меня начали избивать за это. И при этом выбивали показания, заставляли оговаривать знакомых. Именно сотрудник Госнаркоконтроля выбил мне зубы, душил меня за то, что я никаких показаний не давал. Повел меня в спортзал, у них в бежецком Госнаркоконтроле есть спортзал, меня там подвесили на турник, наручники на запястья. Поставили стул под ноги - выбивается стул, и начинается опять избиение. Ты висишь, скулишь от боли...

Не одного меня пытали. Пытали электрошоком, было психологическое давление, потому что были задержаны также и сожительницы ребят, им предлагали пойти в баню помыться с ними, у них в Госнаркоконтроле есть помещение - они называют его сауной. Все это время они выпивали, и во время задержания они были все пьяные. И в кафе, где задержали, они заказывали себе 100-150 грамм.

Михаил Саленков: Мартовская операция в Бежецке продолжалась несколько дней. Сотрудники правоохранительных органов врывались в дома подозреваемых, обыскивали и избивали людей. В итоге пострадали не менее пятидесяти человек. В обоих случаях удалось добиться возбуждения уголовных дел по факту превышения должностных полномочий сотрудниками милиции. Обвиняемых пока нет.

В письме правозащитников министру внутренних дел приводятся также сведения об избиении в той же Тверской области в селе Рождествено в феврале этого года выпускников одной из школ, которые собрались в сельском Доме культуры, чтобы отметить годовщину окончания учебы. Здесь же – данные о немотивированных задержаниях и избиениях подростков в Красноярске в начале марта под предлогом пресечения вылазки скинхедов.

Письмо правозащитников главе российского МВД подписал и президент фонда "Индем" Георгий Сатаров.

Георгий Сатаров: Мы видим, что идет волна совершенно откровенного зверского насилия. И власть это не контролирует, не реагирует. Руководство ведомств, наоборот, покрывает. Президент молчит, Памфилова молчит, Лукин молчит.

Журналист: Он написал доклад секретный.

Георгий Сатаров: Пока это все будет секретно, эта волна будет продолжаться и расширяться. Официальные каналы молчат. В стране все тихо и мирно, но мы должны думать, чем это может закончиться. Недавно нам показали кадры из Киргизии - там ходят разъяренные люди по улицам с прутьями и палками и избивают власть. Мы хотим этого дождаться? Мы хотим, чтобы по городам России ходили наши граждане с металлическими прутьями и избивали подряд всех представителей власти? Фактически сейчас наша власть подталкивает страну к этому.

Ну, ладно, они разворовывали страну - и мы молчали, обобщенные "мы". Но теперь-то просто прямая угроза для жизни, прямая угроза для страны, потому что просто так это не может кончиться, если это будет продолжаться. Нельзя издеваться и избивать людей безнаказанно.

Михаил Саленков: В работе комиссии принимает участие и президент Института современной политики, профессор Российской Академии государственной службы при президенте России Владимир Лысенко. Он лично выезжал в Бежецк и разговаривал с потерпевшими и сотрудниками милиции.

Владимир Лысенко: Все это выглядело как, конечно, в каком-то нереальном сне, когда мы с ребятами со всеми, с потерпевшими пообщались, и объехали все правоохранительные органы. Я вспоминаю знаменую фразу, когда наш лидер сказал, что операция внедрения закончена, когда, вы помните, он выступал на общем собрании ФСБ. И у меня такое ощущение, что как только она закончилась, мы знаем, сейчас фактически во всех федеральных структурах работают соответствующие сотрудники спецслужб, и у них такое ощущение, что это теперь их государство, что теперь их руководитель находится у власти, и поэтому им абсолютно все позволено. То есть фактически мы сегодня живем в чисто полицейском государстве.

Приехала комиссия, и поднялся действительно при помощи правозащитников и СМИ достаточно большой шум. Поэтому я полагаю, что какие-то выводы будут сделаны. Наверное, кому-то взыскание дадут, кого-то, может быть, понизят в должности, может быть, кого-то одного условно посадят на год, а потом через несколько месяцев отпустят. То есть я думаю, что какие-то такие меры, чтобы отвязаться от СМИ, от общественности, что-то будет предпринято.

Михаил Саленков: Таково мнение президента Института современной политики, профессора Российской Академии государственной службы при президенте России Владимир Лысенко.

На следующей неделе Общественная комиссия отправляется в Бежецк, чтобы продолжить собственное расследование действий сотрудников милиции и Госнаркоконтроля. Пока же правозащитники требуют от министра внутренних дел немедленно издать приказ, в котором бы детально регламентировалось использование отрядов милиции специального назначения в мирных условиях.

XS
SM
MD
LG