Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Война в Ираке и разрушение Вавилона


Программу ведет Андрей Шарый. В программе принимают участие корреспонденты Радио Свобода Кирилл Кобрин и Татьяна Вольтская.

Андрей Шарый: Археологи обвинили силы международной коалиции в Ираке в нанесении ощутимого вреда древнему Вавилону, городу неисчислимых исторических богатств, столице Древневавилонского и Нововавилонского царств, существовавших во втором-первом тысячелетии до нашей эры. Над темой работал мой коллега Кирилл Кобрин.

Кирилл Кобрин: Ученый из Великобритании, глава отдела античности и восточных древностей Британского музея Джон Кертис, побывавший в Ираке, в недавнем докладе обвинил возглавляемые Соединенными Штатами силы коалиции в нанесении серьезного ущерба важнейшему историческому памятнику Древнего Востока – Вавилону. Из Лондона передает Наталья Голицына.

Наталья Голицына: Глава отдела Ближнего Востока Британского музея Джон Кертис по приглашению иракских археологов побывал в Ираке и обнаружил, что на месте раскопок древнего Вавилона, примерно в 80-ти километрах к югу от Багдада, была расположена военная база в начале американского, а затем польского контингентов. В выпущенном им заявлении говорится, что в результате деятельности военных серьезно повреждены многие культурные памятники Вавилона. В частности, насчитывающий 2600 лет вавилонский тротуар раскрошен гусеницами танков. На месте археологических раскопок прорыты траншеи. А в укрепляющий их бруствер – мешки с песком и землей – попало множество ценных археологических фрагментов.

Американский контингент занял позиции в районе археологических раскопок на месте древнего Вавилона в апреле 2003 года с тем, чтобы обезопасить находящиеся там памятники от воров и мародеров. В сентябре 2003 года расположенная на этом месте военная база была передана польскому контингенту. Американское командование в Ираке заявило, что все земляные работы в районе раскопок прекращены.

В своем заявлении Джон Кертис отмечает, что хотя американское присутствие на месте археологических раскопок и сохранило от расхищения находящиеся там культурные памятники, само решение устроить там военный лагерь было неприемлемым.

Кирилл Кобрин: В Багдаде состоялась пресс-конференция, посвященная скандалу вокруг вавилонских древностей. На ней выступил сам автор доклада об ущербе, нанесенном Вавилону, Джон Кертис и министр культуры Ирака Муфид Аль-Джазайри. Кертис заявил, что не возлагает вину за случившееся на командование какого-либо из национальных воинских контингентов, дислоцированных в Вавилоне.

Джон Кертис: Я не возлагаю эту вину в своем отчете на кого бы то ни было. Все, что я сделал – перечислил факты ущерба, нанесенного памятникам, а также информацию об этом ущербе, предоставленную мне иракцами.

Кирилл Кобрин: Кертис также ответил на заявления о том, что размещение военной базы в Вавилоне спасло его от разграбления.

Джон Кертис: Совершенно верно, в начале войны военное присутствие в Вавилоне спасло его от разграбления, но тогда никто не мог предполагать, что база там настолько разрастется и будет находиться на этом месте так долго. В некоторые периоды здесь дислоцировались до двух тысяч военных, и очевидно, что для охраны археологических памятников не требуется такого количества солдат.

Кирилл Кобрин: Говоря о будущем Вавилона, Кертис призвал сделать этот исторический памятник открытым для археологов со всего мира.

Джон Кертис: Я думаю, что следует – с помощью иностранных ученых – точно определить размеры ущерба, причиненного историческим памятникам, и, исходя, из оценки этого ущерба, принять международные меры помощи иракцам - если они этого попросят – в сохранении древностей Вавилона. Мы будем уверены, что в будущем надзор за этим историческим местом будет осуществляться наилучшим образом.

Кирилл Кобрин: Министр культуры Ирака, в свою очередь, назвал «ошибкой» размещение в Вавилоне военной базы.

Муфид Аль-Джазайри: В общем, превращение такого рода места в военную базу является серьезной ошибкой, и, на самом деле, даже преступлением. Тогда мы просили вывести войска оттуда как можно раньше. Мы не знали размера ущерба.

Кирилл Кобрин: Муфид Аль-Джазайри также поддержал предложение Джона Кертиса установить международный контроль над древностями Вавилона.

Муфид Аль-Джазайри: Это место, Вавилон, место археологических раскопок, должно остаться закрытым до тех пор, пока мы не сформируем международный научный коллектив, который может включать в себя специалистов из самых известных археологических институций, – американцев, британцев, немцев, французов, итальянцев, японцев и даже поляков, которые полностью оценят размер ущерба, причиненного историческим памятникам Вавилона.

Кирилл Кобрин: Министерство обороны Польши – вслед за американскими властями - отвергло обвинения сотрудника Британского музея и заявило, что польские и американские войска не разрушили, а, наоборот, спасли Вавилон. С подробностями – наш корреспондент в Варшаве Алексей Дзиковицкий.

Алексей Дзиковицкий: В Министерстве национальной обороны Польши заявляют, что обвинения в разрушении Вавилона, которые содержатся в докладе «British Museum», несправедливы и, более того, не касаются польского контингента. По словам министра обороны Ежи Шмайдзиньского, сразу после того, как американцы передали полякам Вавилон, главной их целью стало передать этот памятник иракским археологам, что и случилось в декабре 2004 года.

Ежи Шмайдзиньский: В этом же докладе утверждается, что если бы не присутствие американских, а я думаю, что и польских войск, то Вавилон был бы разграблен и по-настоящему разрушен. Это ведь случилось с множеством музеев в Ираке. Этот документ нужно читать полностью, и первое, на что следует обратить внимание, по моему мнению, это то, что благодаря американцам и полякам Вавилон остался историческим памятником, доступным для цивилизации.

Алексей Дзиковицкий: Представители Министерства национальной обороны отмечают, что впервые в истории польских миротворческих миссий в состав контингента, направленного в Ирак, вошла группа из шести археологов. На месте к ним присоединился иракский специалист. Как сообщил сотрудник Департамента охраны Министерства культуры Кшиштаф Стасиньский, их задачей, среди прочего, был надзор над тем, чтобы во время построения укреплений не повредить памятники. По словам Кшиштафа Стасиньского, во время укрепления базы даже песок и галька на эти нужды не брались на территории Вавилона, а доставлялись из отдаленной местности. Военные парады и торжественные мероприятия проводились в месте, где раньше организовывались конкурсы песни и танца. Кроме того, археологи следили за тем, чтобы солдаты, которые возвращались на родину, не увезли с собой каких-либо ценных, с исторической точки зрения, предметов.

Министр обороны Польши заявил также, что никто не оценил степени разрушенности Вавилона еще до вторжения армии союзников в Ирак - ведь в последние годы правления Хусейна этот памятник не охранялся.

Ежи Шмайдзиньский: То, были ли разрушения, которые зафиксировали также и польские археологи, результатом строительства оборонительных сооружений или того, что в последние годы правления Хусейна ими никто не занимался, пусть решат специалисты. Мы все документировали. В ближайшее время Министерством культуры будет представлен подробный отчет с более чем тысячей фотоснимков о том, как выглядели руины Вавилона, когда мы пришли, и как они выглядят сейчас. Еще отмечу, что разрушить памятник танками, как пишут англичане, мы не могли, потому что танков у польского контингента в Ираке не было и нет. Никто не хотел ничего уничтожать, а наоборот, охранять.

Алексей Дзиковицкий: Между тем, в Варшавском археологическом музее в эти дни открылась выставка, где показаны действия поляков, направленные на охрану памятников культуры в Ираке. По мнению специалистов из Познаньского университета имени Адама Мицкевича, большинство разрушений в Вавилоне не связаны с военными действиями, а с атмосферными явлениями или отсутствием соответствующего ухода за памятниками еще до начала военных действий в Ираке.

Кирилл Кобрин: А представитель американского военного командования, полковник Стивен Бойлан заявил на днях, что военная база в Вавилоне совершенно необходима для борьбы с террористами и повстанцами.

Андрей Шарый: О значении древнего Вавилона для исторической науки и о том, какой ущерб могли нанести военные вавилонским древностям, корреспондент Радио Свобода в Петербурге Татьяна Вольтская беседовала с сотрудником Государственного Эрмитажа, заведующим отделом Востока Григорием Семеновым.

Григорий Семенов: Вавилон – это одна из как бы колыбелей цивилизации. Если не говорить про разрушенную уже Вавилонскую башню, то там великолепные музеи и великолепные раскопки, которые открыли нам несколько неизвестных страниц истории человечества. Это то, чем мы очень все гордимся. Во-первых, собственно музей. Во-вторых, раскопки, начиная со знаменитых раскопок, скажем, докерамического неолита и заканчивая раскопками цивилизаций нескольких периодов - третьего-второго-первого тысячелетий до нашей эры. Военные действия – это вообще катастрофа для всей материальной культуры.

Татьяна Вольтская: Григорий Львович, представители Британского музея говорят о том, что пострадала кирпичная мостовая времен царя Навуходоносора и остатки изразцов из древней кирпичной кладки знаменитых ворот богини Иштар.

Григорий Семенов: Военные это не разрушат, потому что, скажем, эти ворота Иштар находятся уже давно в Европе. Понимаете, Вавилон, поскольку это, скажем, по крайней мере, с XVIII века, когда началось систематическое изучение Библии, это стало как бы одним из истоков мировой, европейской прежде всего, цивилизации, то поэтому значимость этих памятников, она намного выше, чем просто сумма составляющих будь то черепки или какие-то изображения. Каждый артефакт этого времени – будь он третьего тысячелетия до нашей эры или первого тысячелетия до нашей эры – он приобретает первостепенное значение. Та информация, которая к нам дошла по радио и телевидению, и по свидетельствам, прежде всего, из Британского музея, что разрушена часть раскопок древнего города вавилонского периода... Если это так, то, понимаете, сколько десятилетий ушло у археологов, пока мы разобрались с этим, пока открыли эти камни древней мостовой, которые вели к знаменитым воротам Иштар, сколько десятилетий ушло на то, пока закончился период как бы варварского отношения к памятникам истории, когда лучшие экспонаты снимались со своих мест и увозились будь то в Европу или в Америку, сколько лет уже после войны ушло на то, чтобы восстановить эти утраченные части для того, чтобы посетители могли получить как бы более полное представление, вдохнуть как бы дух вот той древней цивилизации. А теперь там стоит вертолетная площадка, и что там поставят еще через два месяца – плац или гальюны соорудят, никто не знает. От военных можно ожидать всего, вне зависимости от их национальности. И поэтому, действительно, вот этой древней цивилизации, про которую мы знаем как по Библии, так и по раскопкам, которые ведутся две сотни лет уже, ей действительно угрожает опасность. И наша задача – прежде всего поднять голос в защиту сохранения нашего общего культурного наследия.

XS
SM
MD
LG