Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прогнозы результатов голосования в Ираке


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ян Рунов.

Андрей Шароградский: Хотя до последних дней сохраняется опасность срыва выборов в Ираке, политические наблюдатели уже строят прогнозы относительно результатов голосования. Большинство сходится во мнении, что большинство мест в Национальной ассамблее Ирака завоюют шиитские партии.

До свержения режима Саддама Хусейна штаб-квартиры ведущих шиитских партий - Верховного совета исламской революции Ирака и исламской партии "Дава" - располагались в Иране. Обе партии вели вооруженную борьбу против Саддама, пользуясь поддержкой Тегерана. Сейчас эти партии имеют реальную возможность получить власть в свои руки. Национальная Ассамблея должна будет назначить правительство, а также руководить написанием новой Конституции Ирака, в то время как безопасность в стране будет по-прежнему обеспечиваться силами международной коалиции.

Приход к власти шиитских партий будет приветствоваться Ираном, который, однако, добивается вывода войск коалиции с иракской территории. Говорит эксперт по делам Ближнего Востока Уильям Сами.

Уильям Сами: Мы сталкиваемся с двойственностью политики, которая отражает раскол в иранском правительстве. Исполнительная власть, Министерство иностранных дел признают в целом временное правительство Ирака и стараются установить регулярные контакты между двумя странами. С другой стороны, в иранском правительстве есть элементы, которые поддерживают экстремистов и постоянно делают заявления о том, как США увязли в иракской трясине.

Андрей Шароградский: Такая противоречивая политика, по мнению Уильяма Сами, связана, с одной стороны, с желанием Тегерана оказывать влияние на Ирак, с другой - с традиционно антиамериканской политикой, которую проводит Иран. Широкое участие шиитов в выборах в Ираке поможет скорейшему созданию республиканской формы правления, которая будет резко контрастировать с теократической системой, существующей в соседнем Иране. Продолжает Уильям Сами.

Уильям Сами: Какими бы ни были результаты выборов в Иране, в стране не будет теократии. Я не думаю, что другие партии, даже оказавшиеся в меньшинстве, допустят это. Они хотят обычную республиканскую форму правления. Так что, если она появится рядом с Ираном, то люди там будут задаваться вопросом - почему они должны иметь теократическое правительство, если иракцы способны иметь республиканскую форму правления, в которой также доминируют шииты?

Андрей Шароградский: Газета "Нью-Йорк Таймс" недавно процитировала одного из руководителей партии "Дава" Анана Али, который заявил, что политические лидеры шиитов хотят, чтобы иракское правительство было светским. "В правительстве не будет клерикалов, все согласны в этом", - подчеркнул Али. Определенную угрозу иранскому режиму представляет собой возрождение города Ан-Наджафа на юге Ирака, который много лет был важнейшим шиитским центром, однако режим Саддама Хусейна рассматривал его как центр оппозиции. Это привело к тому, что духовный центр шиитов переместился в иракский город Кум, однако значение Ан-Наджафа вновь возрастает, что, в свою очередь, отражается на авторитете клерикального правительства в Иране. Аналитики отмечают, что лидеры шиитов предпочитают духовенство, которое не вмешивается в политику. Региональный эксперт лондонского Института войны и мира считает, что возрождение Ан-Наджафа может оказать влияние не только на Иран, но и на другие страны Ближнего Востока.

Эксперт лондонского Института войны и мира: Сильное шиитское правительство в Ираке означает, что Ан-Наджаф вернет себе силу и начнет влиять на шиитские группы во всем мире. В первую очередь, это скажется на Ливане, что противоречит иранским и сирийским интересам.

Андрей Шароградский: Иран и Сирия поддерживают ливанскую экстремистскую группировку "Хесболла", которая добилась вывода в 2000 году израильских войск из Южного Ливана. Арабские страны Ближнего Востока населены, в основном, суннитами. Однако достаточно значительные шиитские общины существуют в Саудовской Аравии и Бахрейне, более мелкие - во многих других странах. Эксперт лондонского Института войны и мира полагает, что если в Ираке придет к власти шиитское правительство, то эти группы будут более активны.

Эксперт лондонского Института войны и мира: Последние 20 лет эти маленькие шиитские общины существовали отдельно друг от друга. Их обвиняли в том, что они находятся под влиянием Ирана или других иностранных государств. Все это давало правительствам повод исключить шиитов из политического процесса. Но сейчас мы говорим об Ираке, а это арабское государство. Если шииты арабского мира повернутся в большей степени к Ираку, чем к Ирану, это будет означать, что они станут реальной частью своих стран. Они заявят о своих правах на участие в политике.

Андрей Шароградский: Многие государства Ближнего Востока уже высказали поддержку проведения выборов в Ираке в воскресенье, однако одновременно они выражают озабоченность по поводу того, насколько активное участие в голосование примут сунниты. Лидеры многих суннитских общин, особенно там, где активны повстанцы, призывают бойкотировать голосование из-за опасений, что в результате выборов власть полностью окажется в руках шиитского большинства.

Конечно, в самом Ираке, и в США, и во всем мире прекрасно понимают, что предстоящие выборы в Ираке не будут образцовыми, с точки зрения, демократических принципов, но понимают также и тот факт, что альтернативы этим выборам нет.

Тему продолжит корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов.

Ян Рунов: Отрицательные стороны иракской жизни накануне выборов хорошо известны. Гораздо меньше в средствах массовой информации говорится о тех зачатках демократии, которые могут стать основой новой демократической системы Ирака. Эксперты с удовлетворением отмечают, например, что шиитские религиозные лидеры во главе с Систани, не только поддержали выборы, но и призвали своих единоверцев участвовать в голосовании, но дальновидно решили уйти и от иранской модели - не ставить во главе правительства шейхов и мулл. В случае недовольства населения правительством, религиозные лидеры, таким образом, останутся вне обвинений. Эта политика успокоила Запад, который опасался, что Ирак станет вторым Ираном, и уменьшила конфронтацию американских войск с муллами вроде Муктады ас-Садра, который, кстати, выставил свою кандидатуру в парламент, но, не найдя поддержки у избирателей, отказался баллотироваться. Так еще до выборов демократия сделала то, что не смогло сделать оружие - вывела ас-Садра из политической игры.

И все же предстоящие выборы в Ираке можно будет назвать демократическими с большими оговорками, считает научный сотрудник Института мировой политики Джон Терни.

Джон Терни: Эти выборы будут считаться и будут называться демократическими, но это не означает, что политическая культура демократических выборов будет соблюдена. Сами выборы будут проходить изолированно от остального мира при минимуме нейтральных наблюдателей. Эти выборы, не будем забывать, изначально были навязаны Ираку извне, далеко не всегда с учетом иракской национальной традиции.

С другой стороны, ежегодно сотни выборов в разных странах мира проходят с нарушениями, с фальсификациями. Некоторые выборы навязаны извне, некоторые вообще искусственны и, более того, наносят ущерб самой демократии. Поэтому не следует ожидать, что иракские выборы будут соответствовать высоким демократическим стандартам. Но я не принадлежу к тем пессимистам, которые считают, что мусульманские, в частности, арабские страны просто не могут жить при демократии. То же самое когда-то говорили о Японии и других странах Азии, о странах Латинской Америки и странах Восточной Европы. Я не верю, что есть народы, не способные жить при демократическом строе. История убедительно свидетельствует, что это не так.

Ян Рунов: Джон Терни из Института мировой политики говорит, что, несмотря на все попытки противников выборов отложить их или сорвать совсем, теперь вопрос не в том - будут ли иракцы голосовать, а в том - сколько миллионов, рискуя жизнью, придут на избирательные участки.

XS
SM
MD
LG