Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Центральная избирательная комиссия Ирака утвердила итоги всеобщих выборов


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Ваксберг.

Андрей Шарый: Центральная избирательная комиссия Ирака утвердила итоги всеобщих выборов, прошедших 30 января. Согласно окончательным результатам, шиитская коалиция «Объединенный иракский альянс» получает чуть более половины мест в парламенте – 140 из 275. С большим отставанием объединение курдских партий заняло второе место. И 40 мест – не так много, как ожидали, – получил блок премьер-министра Ияда Аллауи. Национальной Ассамблее Ирака предстоит, среди прочего, разработать новую Конституцию. О ситуации в Ираке после выборов я беседовал со специальным корреспондентом американского журнала «Newsweek» в Багдаде Оуэном Метьюзом.

Оуэн Метьюз: Это, можно сказать, самый экстремальный момент последних двух лет в Ираке. Потому что все-таки, как нам постоянно твердят американские власти, в принципе, эта война была ради демократии в Ираке. И вот она и состоялась. Были несколько отклонений от программы, которую американские власти первоначально мечтали осуществить. 48 процентов получила коалиция религиозных шиитских партий, второй место – курды, и на третьем месте коалиция, возглавляемая Иядом Аллауи. Он возглавляет более-менее светские, не религиозные партии Ирака, включая и то довольно маленькое количество суннитских партий, которые решили участвовать в выборах. Конечный итог, что хорошо, что выборы состоялись, и это действительно прорыв в истории Ирака, первые более-менее свободные выборы за два поколения. Волнующий итог – это то, что подавляющее большинство иракцев все-таки голосовали не по политическим причинам, в нашем понимании, а именно по своей национальности, если они курды, или по религиозной принадлежности.

Андрей Шарый: Соединенные Штаты, очевидно, были заинтересованы в определенном исходе выборов. Однако не менее, судя по заявлениям высокопоставленных вашингтонских чиновников, они были заинтересованы в том, чтобы эти выборы состоялись и был налицо процесс демократического волеизъявления иракского народа. И вот, собственно говоря, такова воля иракского народа. Скажите, пожалуйста, есть ли какая-то критика на сам процесс выборов, были ли эти выборы честными и справедливыми, что говорят в Ираке по этому поводу?

Оуэн Метьюз: Вопрос стоит по-другому, что там, где они состоялись, они были довольно честными и свободными. Дело в том, что довольно существенная и очень важная часть общества – сунниты – они просто отказались участвовать в своей подавляющей массе. В самых беспокойных регионах Ирака голосовало меньше 2 процентов населения. Это голосование просто не распространялось на беспокойные регионы Ирака. В конечном итоге около 25 процентов народа, который принадлежит к суннитской вере, просто не имеют своего голоса в национальном парламенте.

Андрей Шарый: Скажите, пожалуйста, как работается журналистам в Багдаде сейчас?

Оуэн Метьюз: Журналисты сейчас находятся в очень серьезном напряжении, потому что сейчас ведется война, охота на членов западной прессы. Большинство западных корреспондентов сейчас работают в гостинице «Хамра», маленькая часть работает в так называемой «зеленой зоне», где находятся все государственные здания, где находятся посольства и американское военное начальство. «Зеленая зона» расположена в центре Багдада, оцеплено где-то 10 квадратных километров. А гостиница «Хамра» не находится в «зеленой зоне», и есть свидетельства, что члены иракского восстания просто преследуют наших коллег. На прошлой неделе похитили одного переводчика, который работает в журнале «Тайм». По всей видимости, его три дня пытали, допрашивали, кто из западных корреспондентов работает на ЦРУ. По всей видимости, те люди, которые его похитили, уже знали, на каких машинах мои коллеги ездят, куда они ездят, какие пути они используют, чтобы выезжать из гостиницы.

Андрей Шарый: Верно ли я вас понимаю, что журналисты по сути лишены возможности передвижения в Ираке сейчас?

Оуэн Метьюз: Фактически да. Независимое передвижение по Багдаду очень напоминает ситуацию в Чечне, о которой я писал в 1999-2000 году. Есть какие-то храбрые единицы западных корреспондентов, которые просто скрываются, маскируются под иракцев. Как я, например, маскировался под простого гражданина и путешествовал по Чечне, несмотря на угрозы похищения, так же некоторые западные корреспонденты маскируются под иракцев, отпустили бороды и усы. Но подавляющее большинство, к сожалению, фактически лишено возможности передвигаться по Багдаду и по всей центральной части Ирака.

Андрей Шарый: Скажите, пожалуйста, есть ли какие-то новости о судьбе нашей с вами итальянской коллеги, корреспондентки газеты «Манифесто», которая была захвачена в заложники несколько дней назад?

Оуэн Метьюз: Мы видели сегодня абсолютно душераздирающие картины, как Джулиана Сгрена выступает с печальной речью от всех заложников, умоляя правительство уйти из Ирака и умоляя своих коллег-журналистов тоже здесь не появляться. Кроме этого, непонятно, кто ее похитил и кто ее держит. Есть некоторые сведения у моего коллеги из журнала «Тайм», который из всех нас имеет наиболее близкие контакты с участниками восстания, что еще есть шансы, что она не попала еще к самым опасным людям, приближенным к Заркауи.

Андрей Шарый: Специальный корреспондент американского журнала «Newsweek» в Багдаде Оуэн Метьюз.

В Соединенных Штатах продолжается широкая общественная дискуссия об американской политике в Ираке. Эта дискуссия содержит и критику ошибок, допущенных в последние месяцы. Закономерно, что критические позиции занимают представители Демократической партии, они в оппозиции. О злоупотреблениях в расходовании финансовых средств, выделяемых на восстановление Ирака, парламентарии-демократы говорили на заседании одного из комитетов американского Сената. Руководил обсуждением один из лидеров демократического меньшинства в сенате Байрон Дорган. Из Вашингтона – корреспондент Свободы.

Татьяна Ваксберг: Сегодня Ирак похож на Дикий Запад – там в массовом порядке раздаются на руки деньги, а временное правительство в течение года представляло лишь частичный отчет об израсходованных средствах. Об этом в сенатском комитете говорил Фрэнк Виллис, бывший главный советник Министерства транспорта и коммуникаций в составе временного правительства Ирака. В качестве участника или очевидца событий Виллис заявил, что в ходе операции в этой стране американские военные обнаружили огромное количество 100-долларовых банкнот в общей сумме около 3 миллионов долларов, которые временное правительство собрало в Фонд развития Ирака. Поскольку в стране не было никакой банковской системы, деньги перенесли в подвал здания, где заседало временное правительство, и их использовали на оплату контрактников.

По словам Виллиса, растрату не только этих, но и других средств, поступивших уже из Америки в размере нескольких миллиардов, невозможно понять, не поняв контекст, в котором все происходило. «Мы работали по16 часов в день, - сказал он, - но наш упорный труд не приносил почти никаких результатов. В нашем распоряжении было огромное количество денег, и мы были свободны нанимать того, кого мы считаем нужным. И вопреки всему этому, мы не всегда находили нужных специалистов». К тому же летом 2003 года, по словам Виллиса, в администрацию стали входить представители среднего эшелона партии «Баас», хотя уже и существовал запрет на их работу в высшем руководстве. «На протяжении десятилетий, - сказал Виллис, - эти люди не имели права участвовать в принятии каких бы то ни было решений, а получается так, что потом им было доверено выполнение значительной части мер переходного периода». Виллис добавил, что в некоторых министерствах все было наоборот: бывшим членам партии «Баас» было запрещено работать на любом уровне. Но все это делалось вслепую, и администрация лишилась некоторых очень способных служащих.

Виллис, который во времена президента Рейгана был заместителем министра транспорта США, заявил, что к растрате средств в Ираке привело, вероятно, все в совокупности: отсутствие нормальной коммуникации, банковской системы и выработанных механизмов отчета, нехватка компетентных кадров, боязнь иракской администрации принимать решения и общая атмосфера страха на фоне непрекращающихся терактов.

Фрэнк Виллис: Пожалуйста, не упускайте из вида те 6 элементов, о которых я говорил. Они не могут оправдать нарушений, но хотя бы в состоянии их объяснить.

Татьяна Ваксберг: Байрон Дорган обратил внимание на отсутствие какого бы то ни было контроля со стороны временного правительства Ирака над расходованием почти 9 миллиардов долларов, предназначенных для развития исполнительных органов страны. Для иллюстрации сенатор привел вот такой случай. В одном из министерств числились 8 206 сотрудников охраны, а лишь 602 из них попали в отчетную ведомость.

Байрон Дорган: Все еще не слишком поздно установить контроль над расходованием средств, предназначенных для реконструкции Ирака и найма контрактников. Мы собрались здесь не для того, чтобы кому-то погрозить пальцем. Наша задача – лишь подтвердить, что мы крайне обеспокоены судьбой денег американских налогоплательщиков.

XS
SM
MD
LG