Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Гандельсман


Дмитний Волчек: Человек дня Радио Свобода - поэт Владимир Гандельсман, лауреат ежегодной литературной премии журнала "Звезда".

Владимир Гандельсман родился в Петербурге в 1948 году, сейчас живет в США. Вышло пять сборников его стихов "Шум земли", "Там на Неве дом", "Долгота дня", "Вечерней почтой" и "Эдип".

Человека дня представляет Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Первые книги Владимира Гандельсмана вышли в издательстве "Эрмитаж" по рекомендации Бродского. Думаю, рекомендация не случайна.

Аллейка
и дворик типичный,
линейка
у серокирпичной,

и астры,
их запах сентябрьский,
прекрасный,
как голос, Синявский,

футбольный,
твой голос плацкартный,
и сольный
проход Эдуарда,

и лучик
из зелени боком,
как лучник
с зажмуренным оком,

уклейка
в извиве горящем,
калека
в вагоне курящем,

и лето,
и, пыльный и бывший,
столб света,
вагоны пробивший,

Это уже поздний, теперешний Гандельсман, последняя подборка в "Звезде". И ни намека на подражание кому бы то ни было здесь нет, впрочем, как и в более ранних стихах. Но вот этот столб света, вобравший в себя весь вагон с пассажирами, с крутящимися пылинками, со стуком колес может служить метафорой. Большая часть современной русской поэзии, так или иначе, вращается в мощном столбе света в галактике Бродского. Самое главное - это течение стихотворения, как будто состоящего из одной фразы извилистой и длинной, которая никогда не кончается, а если кончается, то как будто ее разрезали пополам, а место разрыва кровоточит.

Владимир Гандельсман - человек отчаянный. Он не побоялся замахнуться на большую поэму - поэму-роман "Там на Неве дом". Она писалась трудно, отдельными главами, много лет, и, как всякий роман в стихах после Пушкина, наверное, не удалась. Зато осталось ощущение необыкновенной красоты. Отдельные картины до боли узнаваемой, щемящей питерской жизни проплывают перед глазами разрозненными кусками, как лед по Неве.

Кто-то сказал, что о человеке стоит судить скорее по неудачам. Действительно, грандиозная неудача, незавершенный долгострой, бывает важнее иной законченной постройки. Пожалуй, эта поэма только подчеркивает цельность и красоту поэта Гандельсмана, и еще одну его особенность, которую в одном интервью он сам определил, как неспособность писать только о настоящем. Настоящее - это всегда короткое замыкание между тем, что есть, и тем, что было.

XS
SM
MD
LG