Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Кабаков


Андрей Шарый: Человек дня Радио Свобода 11 марта – российский писатель и журналист Александр Кабаков, главный лауреат литературной Премии имени Аполлона Григорьева. Эта награда присуждается трем литераторам по итогам года. Двое других лауреатов – прозаик Анатолий Королев и поэт Лев Лосев.

Александру Кабакову 61 год, он родился в Новосибирске, получил математическое образование в Днепропетровске. Работал инженером на оборонном предприятии, затем занялся журналистикой. Работал в газетах "Гудок", "Московские новости", с 1997 года – в издательском доме "Коммерсант". Печатается как писатель-юморист с середины 70-х годов. Известность получил после выхода в 1989 году романа-антиутопии "Невозвращенец". Среди других книг Кабакова - "Сочинитель", "Поход Кристаповича", "Последний герой". Лауреат нескольких литературных премий.

О человеке дня Радио Свобода говорит литературный критик и прозаик Владимир Новиков, который номинировал роман Кабакова "Все поправимо" на Премию Аполлона Григорьева.

Владимир Новиков: Ну, Сашу Кабакова я люблю читать, люблю с ним разговаривать. С Александром Кабаковым как писателем знаком очень давно, с момента выхода "Невозвращенца". С Кабаковым как человеком мы сдружились в 1996 году в Екатеринбурге, выпив много водки и сохранив при этом абсолютную трезвость мышления. Я вижу большую долю условности в том, что мне довелось выступать в роли какого-то арбитра, поскольку он является точно так же арбитром моей литературной работы. После выхода каждого его романа мне есть что ему сказать. А когда вышел мой первый роман, он позвонил мне и начала словами: «Ваш роман прочитали». Слушатели Свободы, я думаю, понимают контекст этой цитаты. Так что Кабаков о себе заслуженно высокого мнения.

Кабакова очень полезно читать. Не только читателям, в которых недостатка у него никогда не было, но также полезно читать писателям, поскольку он отмечает начало восхождения какого-то жанра, и он же отмечает и его конец. Так получилось с антиутопией; автор "Невозвращенца" написал потом «Последнего героя», после которого антиутопии писать категорически не рекомендуется. Описание жизни после глобального взрыва, люди-мутанты с хвостами, песьими головами – все это будет, мягко говоря, вторичным.

Александр Кабаков реформирует малый жанр, он поворачивает нашу новеллистику в сторону западной новеллы, сталкивающей абсурд бытия с богатой литературной памятью. Здесь отзывается эхо серапионов и их незавершенных исканий. Вот и роман "Все поправимо" дает проект поэтики романа XXI века. Это реализм нового типа, но не социальный, не моралистический реализм, не деревенская проза, а это реализм онтологический, утверждающий ценность бытия как такового. Все поправимо, в том числе для элитарной словесности, которая может найти реальный материал и реального читателя.

XS
SM
MD
LG