Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Путин


Андрей Шарый: 27 сентября главный герой российского политического дня – конечно, президент России Владимир Путин. Вместе с миллионами россиян за его словами, жестами, мимикой и выражением лица следила обозреватель Радио Свобода Анна Качкаева.

Анна Качкаева: Он делал это уже с удовольствием, почти три часа, в четвертый раз и на втором сроке. Он отвечал на вопросы в телеэфире, в Интернете, по телефону и SMS. Больше всего говорил о социальных проектах и немного – о политике. Бегущая строка – новшество прямой линии – добавляла происходящему интимности. Торопливая SMS-ная вязь сотворила из слова «президент» слово «презент». А милые вопросы - типа «что вы сегодня ели на завтрак?» или «счастливы ли вы как человек?» - напоминали сквозной эфир телеканала «Домашний».

Административные вожжи отпустили – и прямая линия с народом стала просто телевизионным форматом, почти развлекательным. Опытный, доброжелательный, в меру харизматичный ведущий-президент Путин, почти не нуждаясь в статистах-журналистах, а с полагающейся популярному ведущему уверенностью и с необходимой долей сочувствия разговаривал с аудиторией – своим народом. Народ смотрелся не сильно вымуштрованным, президент – почти благодушным, хотя и не шутил.

До нынешнего шоу Владимир Путин боялся жестикулировать, на этот раз он не стеснялся помогать себе руками. И к характерному президентскому жесту – рубленному движению правой рукой – добавились и выразительно разведенные ладони, и грозящий перст, и демонстрирующий уверенность большой палец. С экрана с нами разговаривал уверенный в себе, ухоженный мужчина, у которого есть все основания испытывать легкое чувство превосходства. Недаром один звонивший гражданин не ради лести сказал, что президент сильный и умный, и предложил провести референдум, чтобы страна не потеряла свой талисман, то есть «презент».

Слово «стабильность» витало и над студией, и над страной. За три часа прямой линии никаких высказываний в прошлой путинской манере. Слова «проходимцы», «провокаторы», «придурки» звучали всего-то полтора года назад в адрес партий и политических оппонентов, а кажется, прошла вечность. Лексический ряд нынешнего разговора убаюкивал: поможем, примем, разовьем, обеспечим, улучшим… То есть то, что и как говорил Владимир Путин, напоминало массовый гипнотический сеанс по телевизору.

Ожидаемый ответ на ожидаемый вопрос про третий срок был необычным. Будто не сумев вынести лести, Путин отчего-то неопределенно сказал, что резкие изменения вносить в Конституцию нецелесообразно, и с металлом в голосе добавил: «Я свое место в строю найду». Дальше шло непереводимое: «Я вижу свою задачу не в том, чтобы на экранах телевизоров по первой, второй, третьей программам все время показывали одну физиономию, а директор ФСБ потом говорил: «Крутите на первые три канала», - горячился Путин. Как будто пытался застойным анекдотом ответить тем, кто хочет оставить его в Кремле навечно. Но именно как в том анекдоте, в этот самый момент на всех центральных каналах действительно была одна единственная физиономия – его, президента Путина…

XS
SM
MD
LG