Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Человек недели. Сергей Ковалев


Дмитрий Волчек: Человек недели Радио Свобода – правозащитник Сергей Ковалев. В пятницу исполнилось 30 лет со дня начала судебного процесса по его делу. Суд проходил в Вильнюсе. Редактирование, изготовление, распространение печатного издания "Хроника текущих событий" были объявлены антисоветской деятельностью. Ковалев был осужден на 7 лет заключения и 3 года ссылки. Срок отбывал в Пермских лагерях и в Чистопольской тюрьме; в ссылку был отправлен на Колыму. По отбытии срока ссылки поселился в Калинине. В годы перестройки принимал участие в различных общественных инициативах: участвовал в создании пресс-клуба "Гласность", вошел в Московскую Хельсинкскую группу, в 1990 стал сопредседателем общества «Мемориал». С 1990 по 1993 год - депутат Съезда народных депутатов России, член Президиума Верховного Совета. Дважды, - в 1993 и 1995 годах - был избран депутатом Государственной Думы РФ. С 1993-го года - председатель Комиссии по правам человека при Президенте России, в январе 1996 подал в отставку. В январе 1994 года был избран первым Уполномоченным по правам человека (смещен Государственной Думой с этого поста в марте 1995). Лауреат более чем десятка международных премий, почетный доктор ряда европейских университетов. В 1995 и 1996 гг. его кандидатура выдвигалась на соискание Нобелевской премии мира. Человека недели представляет мой коллега Владимир Бабурин.

Владимир Бабурин: Два дня в году советские политзаключенные устраивали обязательные головки – в День политзаключенного и в День прав человека. Последний – как раз десятого декабря. Власти искали адекватный ответ. А адекватный по их понятиям – карцер, штрафной изолятор, лишение ларька, посылок и свиданий. Процесс по делу Ковалева тоже подгадали к Дню прав человека, он начался ровно тридцать лет назад. И тюрьму, и ссылку дали по максимуму. Мы познакомились, когда он уже вернулся в Москву, я позвал его на запись передачи. Когда входили в студию, Ковалев, по зековской привычке убрал руки за спину. Несколько лет спустя, также неосознанно, этот жест повторил Иосиф Бродский, когда шел получать Нобелевскую премию. Для меня Сергей Ковалев – несомненный моральный авторитет, как, думаю, и для значительной части демократически настроенной российской интеллигенции. Хотя многие обижались на его бескомпромиссность. А уж государственники и сторонники взвешенно-прагматичного подход к правам человека в России называют его неисправимым идеалистом, и уверены, что эта самая ковалевская бескомпромиссность приносила и приносит значительно больше вреда, чем пользы. А уж что до националистов и патриотов всех оттенков красно-коричневого спектра, так для них Ковалев и вовсе один из самых главных врагов нации. Впрочем, все это никоим образом никак не может изменить ни его последовательного "западничества" в области права и политики, ни его приверженности классическому либерализму, и обоснованного отрицания идей "особого русского пути" и "державных ценностей". С завидным упорством несколько лет подряд Сергея Ковалева выдвигали на соискание Нобелевской премии мира. Сам правозащитник уверен, что «политкорректность» членов Нобелевского комитета, употреблю здесь это весьма популярное ныне выражение, никогда не позволит им проголосовать за него.

XS
SM
MD
LG