Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Монетизация льгот


Программу «Темы недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие экономист, научный руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин.

Дмитрий Волчек: Среди многочисленных оценок реформы системы льгот, прозвучавших в последние дни, выделяется мнение экономиста, научного руководителя Института проблем глобализации Михаила Делягина. Я процитирую несколько фрагментов из статьи Михаила Делягина, озаглавленной «Крах неизбежен»: «Режим Путин ведет себя с Россией как малолетний имбецил, методично и тупо мучающий кошку. Государственное насилие и страх нарастают. Если при Ельцине страной правила Семья, то теперь, похоже, «Бригада». Законами о монетизации льгот Путин растоптал Конституцию России и сам делегитимизировал свой пост, создав угрозу сильнейшего кризиса государственности и распада страны. Он объявил войну на уничтожение малообеспеченной части общества, бизнесу, региональным элитам, Западу и, наконец, собственной опоре – правоохранительным структурам, лишившимся льгот и подвергшимся унижениям. В 2001 году я выдвинул лозунг «Давайте поможем Путину». Я был неправ. Пятилетние искренние попытки массы людей показали – помочь ему нельзя, он обречен. Путин - безнадежный политик, он затягивает Россию в новое Смутное время. Чем раньше он уйдет в отставку, тем менее разрушительным будет системный кризис, тем меньше вероятности, что Путин утащит за собой в политическое небытие и всю Россию, доведя ее до распада. Добиваться отставки Путина всеми доступными методами, разумеется, в рамках закона, - задача всех здоровых и ответственных сил России. Урок путинской пятилетки прост и однозначен, - делает вывод Михаил Делягин, - Путин должен уйти». А в своей последней работе «Битва за Россию» Михаил Делягин описывает, как именно нужно бороться с правящей бюрократией. Михаил Делягин – гость программы «Темы недели» Радио Свобода.

Михаил Геннадиевич, добрый вечер. Я видел в одном Интернет-форуме обсуждение ваших статей, и один комментарий был очень забавный: «Раз такой опытный, осторожный человек как Делягин говорит, что Путин должен уйти, значит он обладает какой-то инсайдерской информацией. Это все неспроста». Можно полюбопытствовать о ваших мотивах? Почему вы – известный экономист, автор многих научных трудов (не знаю, правомерно вас назвать кабинетным ученым?) решились выступить с такими радикальными, революционными выводами и призывами?

Михаил Делягин: У меня действительно есть инсайдерская информация, правда, она не из стен Кремля и вообще не из чьих-либо кабинетов. Просто в первый рабочий день этого года я проехал по кольцевой линии московского метро. Выходил на каждой станции около вокзала, где происходила пересадка людей из подмосковных электричек на московское метро, и смотрел, как это происходило. Это напоминало фильмы о войне, фильмы о каких-то зверствах немцев. Потому что были безумные очереди, был хаос, стояли кордоны милиции, которые проверяли паспорта у всех пожилых людей. Не у кого-то поодиночке, а просто у всех. И всех людей, у которых не было паспорта, а таких было много, потому что пенсионеры привыкли ездить с пенсионными книжками, и всех людей с подмосковными прописками гнали в очередь, которые из касс метро выходили на улицу. И в этих очередях пожилые люди стояли по 20-30 минут. И у многих пожилых людей просто не было денег, потому что платить 13 рублей на метро оказалось достаточно накладно. То есть это было нечто напоминающее ад, не хватало только немецких овчарок. Помните, как у Галича: «По-немецки лаяли овчарки на отечественных поводках». Причем сами милиционеры были в некотором шоке, потому что они чувствовали себя ужасно, они тоже лишились льгот, они тоже оказались оскорбленными и униженными. Это выглядело совершенно чудовищно.

Власть может делать глупости, власть может сделать ошибки, она может делать все что угодно. Есть ограниченное количество вещей, которые она себе позволить не может. Среди вещей, которые делать нельзя, - это массовое унижение и оскорбление людей, в том числе тех, кто служит, и в том числе тех, кто хорошо относится, - а все-таки большинство пенсионеров хорошо относилось до этого к этой власти. Что касается естественных подозрений, что во всем виновата волосатая рука Березовского и так далее. Достаточно просто залезть в Интернет и посмотреть мои статьи. Я ругал очень жестко олигархов еще в то время, когда это было чревато для построения карьеры, и в то время, когда нынешние гонители наших олигархов считали за честь служить этим олигархам. И кроме того олигархи, конечно, не любят Путина, но в России решение окончательное принимают все-таки люди, а не какие-либо олигархи.

Дмитрий Волчек: Рейтинг президента Путина упал за последнее время, причем значительно – на 13% с марта прошлого года, по данным Фонда «Общественное мнение», опубликованным вчера. Но все же рейтинг этот очень высок. И, главное, нет ни одного политика, который мог бы составить конкуренцию Путину в глазах россиян. Рейтинги других действующих политиков смехотворно малы. Путин и сегодня остается самым популярным политиком в России, во всяком случае, конкурентов у него нет. Как быть с этим?

Михаил Делягин: Вы знаете, Михаил Сергеевич Горбачев в конце 80-х годов тоже был самым популярным политиком Советского Союза, и никаких конкурентов. Эти изменения происходят достаточно быстро. Кроме того, мы имеем очень жесткую, очень системную пропаганду, и для очень многих людей Путин является символом государственности. Очень многие мне говорят, что царь у нас хороший, только бояре плохие. Но это не означает, что Путин дееспособен. Это он показал и этой реформой. Ведь его предупреждали неоднократно и с самых разных сторон, что все будет очень плохо. И он показал своей реакцией на эту реформу, что не получается у него управлять страной, к сожалению. Вы поймите, я не радуюсь этому. Потому что я одну революцию пережил, мне повезло. А я знаю многих людей, которые эту революцию не пережили. И у нас не будет как на майдане, когда рядом стоят два митинга противоположной направленности, прекрасно друг к другу относятся. У нас будет все совсем по-другому. Революция – это ужасное зло. И если можно как-то ее избежать, то это будет замечательно. Но пока государство и правящая бюрократия не дает никаких оснований надеяться на то, что этого удастся избежать.

Дмитрий Волчек: Давайте послушаем первый звонок. Анатолий из Москвы, добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, не надо так уж обижать русский народ. Дело в том, что русский народ в 1613 году после смутного времени избрал все-таки приличного человека - боярина Романова Михаила на верховный пост в государстве. А советский народ избрал подполковника КГБ. Это говорит только о том, что советский народ – странный народ. С моей точки зрения, это народ мутант, это то, что осталось от русского и всех других народов после сталинской даже чистки, когда срезали больше трети народа, причем лучшую часть, а остались худшая и средненькая. И сейчас мы бултыхаемся без видов на будущее.

Дмитрий Волчек: Давайте послушаем Ивана Максимовича из Москвы. Добрый вечер.

Слушатель: Я всегда с удовольствием прислушиваюсь к мнению Делягина. Это один из умнейших наших политологов и экономистов. И правильно он подметил, что Путину надо уходить. И сегодня на площади перед Белорусским вокзалом ясно звучал лозунг «Путин, уходи». Я хотел бы спросить Делягина, который имеет отношение к «Родине»: зачем «Родина» вдруг объявила голодовку? Разве можно с помощью голодовки добиться ухода Путина?

Михаил Делягин: Вы знаете, я не участвовал в подготовке этой акции, но я ее поддерживаю по очень простой причине. Каждый борется теми способами, которые ему доступны. В России основным методом борьбы рабочих за свои права стала голодовка, потому что Трудовой кодекс запретил забастовки. Депутату Государственной Думе запрещено все. По-видимому, депутаты от «Родины» почувствовали себя рабочими, которые могут сделать только одно против этого режима, - это голодать. Можно говорить насчет сравнительной эффективности, что лучше – выступить на митинге у Белорусского вокзала или голодать в Государственной Думе, но это действие в правильном направлении. Я думаю, что сейчас не то время, когда стоит делиться и говорить: ах вот, вы были либералом в 95 году, вот вы какой плохой, мы вас к себе не возьмем. Нет, так не говорят даже самые жесткие коммунисты. Это действие в правильном направлении. Я думаю, что эти действия будут развиваться. Но я хотел бы вступиться за себя и других людей. Потому что такое проявление мазохизма, что у нас все плохо, и мы даже не люди, а какие-то обмылки, мне кажется неправильным. Я позволю напомнить характеристику уважаемого Михаила Федоровича Романова, что «Миша мал и умом скуден, давайте его выберем» – это насчет того, что у нас было 400 лет назад. А насчет советского народа, конечно, советский народ понес колоссальные потери, чудовищные и в 17 году, и в 37-м и в 40-е, и в 50-е, и в конце 80-х тоже, между прочим, и в 90 потери колоссальные. Но, вы знаете, те люди и молодые, и пожилые, с которыми я общаюсь, не производят на меня впечатление мутантов.

Дмитрий Волчек: Вы говорили, Михаил Геннадиевич, что у нас не будет революции, как на майдане Незалежности. Но дело не только в том, что в России не будет рядом двух мирных митингов, но нет и таких лидеров, как Ющенко и Тимошенко. Есть другое важное отличие, о котором, кажется, следует упомянуть. В Киеве и Львове на улицы вышла либеральная молодежь, студенты, школьники. В России митингуют пенсионеры, значительная часть которых симпатизирует различным коммунистическим партиям. Вот сейчас Иван Максимович говорил о митинге, который прошел сегодня в Москве, это митинг был под лозунгами «Долой Путина», но он был и под красными знаменами, был организован КПРФ. Давайте представим невероятное, что эта «ситцевая революция» увенчается успехом, она приведет ведь к власти не Ющенко, а Тюлькина или Анпилова. Довольно мрачная перспектива, вам не кажется?

Михаил Делягин: У нас ведь уже было правительство, которое по сути дела привели к власти коммунисты. Без революции, но в условиях полного разложения государственности. И это - я говорю как очевидец, как человек, который с маленькими перерывами проработал в госаппарате с 90-го по 2003 год, - было лучшее правительство Российской Федерации за все время независимого существования - правительство Примакова и Маслюкова. Которое все ругали, абсолютно все называли красным, коммунистическим и так далее, но при этом это правительство проводило самую адекватную политику. И это правительство было снято потому, что оно договорилось с МВФ и получило от МВФ официальное согласие и поддержку на масштабную политику стимулирования инвестиций, по сути дела на модернизацию России. Я думаю, что кидаться наклеивать друг на друга ярлыки 15-летней давности немножко неправильно. Теперь Хакамада говорит абсолютно левыми лозунгами, уважаемый мною не за свои идеологические взгляды Ясин говорит, что нужно повысить бюджетникам зарплату в два раза и другие вещи. Мы имеем страну, в которой при цене нефти 45-50 долларов за баррель 18% населения голодает, потому что так переводятся на русский язык слова о доходах ниже прожиточного минимума. Мы имеем страну, в которой более двух третей населения бедно, на грани нищеты. В этой стране, разумеется, путь к прогрессу – это путь к социальной справедливости - это путь под красным флагом. Ничего плохого, ничего страшного, ничего опасного в этом я не вижу. Что касается того, что у нас будет Анпилов и Тюлькин в качестве лидеров, я думаю, что если это кто-нибудь рассказал на бюро Коммунистической партии Российской Федерации, то ответом ему было здоровое ржание всех, включая упомянутых товарищей. И кроме того насчет вечной болезни – будто бы нет у нас лидера, кого бы посадить себе на шею. Вот этого добра у нас навалом, лидеры найдутся. И то, что Ющенко и Тимошенко еще не на баррикадах, это вызвано тем, что нынешний протест стихийный, а не спланированный. На Украине он все-таки был спланированный и хорошо организованный. А что касается адекватных политиков, то я бы мог назвать три фамилии, но просто у людей могут возникнуть большие неприятности, я не хочу быть провокатором.

Слушательница: Добрый вечер. Скажу о себе: я пенсионерка, но я не сторонница КПСС, я сторонница «Яблока». А вопрос у меня такой: когда госслужащим повышают зарплату в четыре, в пять, а кому и в 12 раз, то почему-то все молчат насчет инфляции. Как только нам обещают какую-то несчастную подачку 240 рублей, тут же все завопили, что нам будет еще хуже, что будет такая инфляция, что у нас жизнь ухудшится. А разве не цены, которые беспредельные, которые олигархи назначают на бензин, не это основное, что влияет на инфляцию?

Михаил Делягин: Алла Павловна, я с вами полностью согласен. Потому что, действительно, главная причина высоких цен – это произвол монополий. Этот произвол правящая бюрократия никак не ограничивает не только потому, что это сложно, но и потому что, грубо говоря, если ограничить произвол монополий, они не будут грабить потребителей и не смогут платить большие взятки и большие откаты за право существования. Что касается инфляции, то инфляция уже выросла в первой половине января очень сильно, когда еще протесты не могли ни на что повлиять, а о повышении пенсий еще никто не заикался. Все эти разговоры про инфляцию из-за жалких подачек, из-за небольших на самом деле сумм, которые будут выплачены пенсионерам, - это обычная официальная пропаганда. Простая вещь: пенсионеры получат чуть больше ста миллиардов рублей, из них дополнительно сверхпланово они получат пусть даже 60 миллиардов рублей, хотя на самом деле меньше. А на самом деле в конце декабря из-за неадекватной политики наших либералов Кудрина, Грефа, Зурабова и компании в экономику разом было вброшено 242 миллиарда рублей. То есть эти деньги, которые замораживались на счетах бюджетополучателей в течение всего года, чтобы не испортить статистику по инфляции годовую, а потом в конце года бюджетополучателям разрешили их потратить, и эти деньги были вброшены разом в обращение. На фоне инфляционных последствий этого жалкие гроши, которые пообещали пенсионерам, вообще незаметны. Это шлепок ладонью перед волной цунами. Кроме того, почему правящая бюрократия платит себе и не платит пенсионерам? Ну так себе всегда приятнее платить. У нас в каждой культуре понятие «человек» понимается по-разному. В обществах, которые находятся в стадии разложения родоплеменного строя, человек – это только родственник, а все остальные - это не люди, которых и обмануть можно, и убить можно, и ограбить можно. Мы все мыслим в категориях советской цивилизации, когда всех считали за людей. А наша правящая бюрократия считает людьми только тех, кто в нее входит или тех, кто обладает достаточно высоким уровнем дохода. А те, кто обладает низким уровнем дохода, например, пенсионеры, для них по внутреннему ощущению это не люди, просто не люди. И то, что с ними происходит, никого не волнует. Жалко иногда, примерно так же, как жалко собачек на улице бездомных. Жалко, жалко, но подбирать их никто не будет.

Дмитрий Волчек: Многие эксперты говорят, что сама идея была правильная, осуществляется только скверно. Гайдар час назад в нашем эфире говорил именно это. Вы признаете разумность самой идеи реформы системы льгот или не надо было вообще ее трогать?

Михаил Делягин: Трогать надо было. Было действительно безумное количество неправильных льгот. Правда, из них большинство осталось. Например, я помощник депутата формально, с меня сняли льготу за бесплатный проезд в городском транспорте. Сняли абсолютно правильно, потому что я вполне могу оплатить свой проезд сам. На самом деле в большинстве случаев и оплачивал. Но в целом идея монетизации льгот абсолютно порочна. Потому что льготы по самой своей природе не рыночный механизм. И льготы существуют даже в самых рыночных экономиках мира. Возьмем Соединенные Штаты Америки – землю обетованную наших общечеловеков. Вот там малоимущие получают продуктовые талоны, по сути дела это натуральная помощь, и сотрудники правоохранительных и силовых структур получают существенные льготы во время службы и по выходу на пенсию. Даже если там есть льготы, то уж нам сам бог велел что-то оставить при качественно ином уровне жизни. Дальше, простая вещь: все льготами пользуются по-разному. Даже если вы возьмете одну и ту же социальную группу, внутри этой социальной группы кто-то относительно обеспеченный не пользуется лекарствами, а кто-то больной пользуется ими в огромных размерах. И даже вы будете по-честному, без всякой экономии, а у нас была колоссальная, чудовищная экономия на монетизации льгот, люди недополучили десятки миллиардов рублей, я думаю, даже больше, но даже если все делать по-честному и ввести средний уровень, то кто-то, кто много пользуется льготами, кто социально уязвим, окажется без жизненно необходимого. И ему совсем не будет легче оттого, что у его соседа, который относительно здоров и не пользуется, например, городским транспортом и не пользуется телефоном, вдруг образовался маленький приварочек. Это абсолютно порочная в самой идее схема. Решать проблему можно только совершенно иным образом – повышением уровня жизни, повышением пенсий, повышением оплаты бюджетникам. Потому что деньги бедного человека инфляцию разгоняют значительно слабее, чем деньги богатого. Это во-первых. Во-вторых, у нас государство все-таки теоретически существует ради граждан, а не ради статистических показателей. Поэтому для нормального ответственного руководителя выбора между повышением уровнем жизни людей и инфляцией не существует. Вот и все.

XS
SM
MD
LG