Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

По мнению Ходорковского, дело ЮКОСа лишь отчасти является местью Кремля за его слишком активное вмешательство в политику


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.

Андрей Шароградский: Российское издание журнала "Newsweek" опубликовало интервью бывшего руководителя компании ЮКОС Михаила Ходорковского, которое он передал из своей тюремной камеры через адвокатов.

Ходорковский пишет, что абсолютно убежден в том, что главной причиной начала дела ЮКОСа было желание группы из 4-5 человек захватить и управлять крупной и успешной нефтяной компанией. И, по мнению Ходорковского, дело ЮКОСа лишь отчасти является местью Кремля за его слишком активное вмешательство в политику.

Мой коллега Мумин Шакиров попросил прокомментировать новое интервью Ходорковского известного политолога Станислава Белковского.

Станислав Белковский: На мой взгляд, это заявление находится в полной логической взаимосвязи с ведущими двумя манифестами, статьями "Кризис либерализма в России", которая вышла в свет весной прошлого года, и статьей из собственности "Свободы", которая вышла в декабре минувшего года. Михаил Ходорковский еще раз дает понять, что он на ценностном уровне размежевался с элитой 90-х годов, для которой в центре всего находятся деньги. Он отказался от собственности, которая фактически обременяла его. Он дал понять, что, находясь в тени этой собственности, будучи полностью зависимым от правил игры, установленных элитой 90-х годов прошлого века, невозможно ни при каких обстоятельствах быть политиком и быть в оппозиции, потому что в таком случае человек неизбежно становится рабом системы, которая заставляет плясать его под свою дудку. И поэтому я расцениваю интервью Ходорковского как, безусловно, претензию на политическую карьеру. Может быть, в перспективе не ближайшего года-двух, а в перспективе ближайших четырех-пяти лет. Потому что Ходорковский сегодня - это единственная в России крупная публичная политическая фигура, которая не зависит от системы, в отношении которой система реализовала все свои угрозы и уже больше Ходорковскому боятся нечего, все боятся ареста, а Ходорковский уже прошел тюрьму. Теперь его можно только убить, но едва ли власть на это пойдет. Поэтому Ходорковский, прошедший выдающуюся школу 90-х годов, который знает изнутри систему, все ее принципы и методы, сегодня объективно становится консолидирующей фигурой для всякой реальной оппозиции, которая не встраивается в эту систему и не решает свои вопросы на кремлевских банкетах и фуршетах, а работает живой энергией в реальной политике и способна конвертировать эту энергию в настоящую, а не бутафорскую борьбу за власть, в самом хорошем смысле этого словосочетания.

Мумин Шакиров: Господин Белковский, мы до сих пор не знаем, как поведут себя судебные органы. Какой срок может получить Ходорковский?

Станислав Белковский: С системной точки зрения, с точки зрения тех правил игры, по которым играют все статусные политические силы современной России, начиная от коммунистов и кончая "Союзом правых сил", да, тюрьма исключает политическую карьеру. С точки зрения качественно новых подходов в политике становится очевидным, что, находясь в тюрьме, Ходорковский имеет едва ли не больше возможностей для политической карьеры, чем будучи на свободе. Потому что, находясь на свободе и рискуя снова быть арестованным, он вынужден будет согласовывать все свои принципиальные шаги с Кремлем и правоохранительными органами. Находясь в тюрьме, он не будет скован такими обязательствами. А российские избиратели, широкие слои российской интеллигенции, наконец, молодое поколение, которые пришли в конце 90-х годов на пепелище, организованное поколениями предшествующими, теми поколениями, которые сегодня предъявляют претензии на свою Россию и видят, что этой России сегодня нет, они все более будут видеть Ходорковского именно в таком свете, заключенным, поэтому свободным от всех вериг системных правил человеком, консолидирующее начало. По моим данным, Ходорковский получит 5 лет тюрьмы. Но тюрьма будет способствовать его политической карьере, а не противоречить ей.

Мумин Шакиров: Скажите, а что все-таки будет с компанией ЮКОС? Мы знаем, что "Юганскнефтегаз" теперь перешел уже почти в другие руки. Что будет с компанией?

Станислав Белковский: Леонид Невзлин, насколько я понимаю, уже является главным акционером, поскольку таковы были условия секретного протокола, который хранился в Лондоне. Протокол предполагал, что в случае утраты Ходорковским дееспособности контрольный пакет переходит по цепочке к следующему выгодоприобретателю, и таким выгодоприобретателем был и является Леонид Невзлин.

Но, на мой взгляд, Леониду Невзлину не удастся извлечь из компании ничего, кроме повода для борьбы с Кремлем. То есть он для системы мелких укусов. Компания находится на грани развала, она, безусловно, будет растащена между различными собственниками. Олигархи, крупные капиталисты, сформировавшие свои состояние в 90-е годы XX века, уже стоят в очереди за активами компании, нисколько не смущаясь теми обстоятельствами, в которых эти активы будут приобретаться, еще раз доказывая тем самым, что олигарх олигарху волк и сама ценностная система 90-х годов способствовала раскрою ЮКОСа, а никоим образом не противостояла ей. Я думаю, что следующим активом, который будет продан с аукциона, будет "Томскнефть", затем "Самаранефтегаз". При этом совершенно необязательно, чтобы их покупателями стали структуры, близкие к "Роснефти" или Игорю Сечину. Это могут быть структуры Михаила Фридмана, Олега Дерипаски и некоторых других крупных бизнесменов, которые сегодня видят в том, что происходит вокруг ЮКОСа, возможность поживиться. И в этом смысле я ни на секунду не верю их заявлениям о том, что они сожалеют об ухудшении инвестиционного климата или бизнес-обстановки в России в связи с происходящим, и они становятся выгодоприобретателями реальными этого процесса.

XS
SM
MD
LG