Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российская и американская традиции ежегодных выступлений президентов


Андрей Шарый: В эфире итого выпуска Андрей Пионтковский, известный московский политический эксперт, прекрасно знающий российскую и американскую политическую традицию.

Добрый вечер, Андрей Андреевич. Скажите, пожалуйста, в какой степени утвердившаяся традиция выступления российского президента на совместном заседании двух палат Федерального Собрания следует американской традиции? Есть ли какая-то разница в политических традициях двух стран в выступлении президента?

Андрей Пионтковский: В значительной степени следует традиции. Вы знаете, я не уверен и не прочел это в книгах, но почему-то интуитивно кажется, что американская традиция обращения к совместной сессии палат Конгресса, конечно, во много следует традиции тронной речи английского короля к парламенту. Заимствование традиции сыграло такой сложный комплекс и враждебности, и восхищения, и отторжения от английской традиции, может быть, какой-то тайной зависти. Очень сходные комплексы, мне кажется, сыграли свою роль в определении, в введении этой новой российской традиции обращении президента к парламенту.

Что касается разницы. Понимаете, как по старому анекдоту, что рабочий не тащил с завод, он всегда делал автомат Калашникова. У нас всегда это превращается в хозпартактив. Давайте вспомним последние пять лет выступлений американского президента и российского. Очевидно, что в выступлении американского основной упор делается на проблемы внешней политики и безопасности, знаменитая речь 2002 года. У нас вспоминается двухлетней давности лозунг "Удвоить ВВП". Я помню, как во время перестройки первый перестроечный премьер-министр Рыжков притащил на заседание правительства какой-то там ящик для овощей, и два часа правительство обсуждало проблемы заготовки урожая. Вот этот ВВП - это тоже, в конце концов, такой же ящик от овощей.

Последнее различие. Вообще президентство Путина во многом создано... оно такое виртуальное, созданное пиаром политтехнологов. Вспомним избрание его на фоне чеченской войны. Также и эти выступления. Они, прежде всего, готовятся как такое пиарное упражнение. А выступления американского президента ожидаются политизированным миром с большим нетерпением, потому что они, действительно, задают контуры будущих очень серьезных внешнеполитических акций.

Андрей Шарый: Андрей Андреевич, что подсказывает вам ваш опыт политического эксперта - доволен ли Владимир Путин своими выступлениями? Он считает, как вам кажется, что решает те задачи, которые должно решать президентское выступление, или просто речь идет о неумении российского политического класса пользоваться грамотно таким институтом демократии, как выступление президента перед депутатами?

Андрей Пионтковский: Конечно, скорее второе. Это относится не только к Путину. Ведь эта традиция была введена Ельциным. Но если все, что мы помним за последние 10 лет, а это по существу провалившая пиарная акция идеи удвоения ВВП, то ответ на ваш вопрос будет достаточно ясен.

Андрей Шарый: Андрей Андреевич, вы не считаете, что участившиеся случаи обращений с письмами к президенту с просьбой навести порядок, есть следствие политики укрепления государственной власти, которую так эффективно пытается проводить Владимир Путин?

Андрей Пионтковский: По-моему, это как раз демонстрация неэффективности его системы административной вертикали, и в такой коварной опасности этой модели для него самого. Все это укладывается в традиционную российскую парадигму "хороший царь, плохие бояре". Но эту парадигму царь и его окружение может эксплуатировать достаточно долго, но не беспредельно. Мне кажется, что последнее, серьезное падение рейтинга президента показывает как раз о том, что в общественном сознании в отношении этого конкретного царя эта парадигма ставится под большой вопрос. Тот факт, что такие обращения лично к президенту происходят именно сейчас, это не случайно. Это скорее не столько вера в доброго царя, сколько уже недоумение и требование к президенту, в конце концов, показать, чем этот добрый царь отличается от всех этих безобразных бояр. Это очень серьезная угроза президенту, потому что он ничего показать не сможет.

Андрей Шарый: Насколько серьезен этот звонок? Как на него должен реагировать президент в нынешней ситуации, по вашему мнению?

Андрей Пионтковский: Это звонок просто фрагмент общей ситуации. Мне кажется, что вера в "хороший царь, безобразные бояре" глубоко иррациональна. Поэтому, когда она ломается, когда теряется вера в доброго царя, этот процесс становится необратимым. Вот эта монетизация льгот ударила как раз по той части населения, которая больше всего подвержена этому мифу. Нарушена сокральность идеи царя. Теперь никакими 100-рублевыми и 200-рублевыми бумажками этот процесс не развернуть в обратную сторону.

Андрей Шарый: А есть какой-то политологический рецепт? Что должен делать сейчас Путин? Должен отвечать как-то, реагировать на такого рода письма, или он должен молчать, или как-то должен какими-то кулуарными способами направлять эти расследования в направлении к справедливости? Есть какой-то выход из этой плохой ситуации?

Андрей Пионтковский: Она же касается не только проблем расследования и общей ситуации в стране. Вопрос - что делать? Если отвечать на него в общем плане, то я скажу, что нужно менять полностью концепцию путинизма, административную вертикаль и государственного чекистского капитализма. А если ставить вопрос - что делать Путину для того, чтобы удержать ускользающую популярность, а, следовательно, и власть? Ответ будет очевиден - искать козлов отпущения. Думаю, что в ближайшее время они будут найдены.

Андрей Шарый: Вы думаете, что речь идет не только об этом деле, но и по расследованию событий в Беслане, и в связи с монетизацией льгот, то есть речь идет о системном кризисе всей вот этой системы управления власти в России?

Андрей Пионтковский: В обвальном падении рейтинга и вот этой концепции административной вертикали управляемой и управляемой демократии.

Андрей Шарый: Вы ожидаете, что у кремлевских политтехнологов есть какая-то сильная контркарта в этой игре?

Андрей Пионтковский: Назначены будут виновные, возможно, в топку народного негодования будет брошено еще несколько олигархов ельцинского призыва, но это же не изменит ситуацию. Потому что Путин не сможет тронуть своих олигархов - питерских чекистов и, прежде всего, коллективного олигарха российской бюрократии и ее вооруженный отряд, силовые структуры.

Андрей Шарый: А правительство под угрозой?

Андрей Пионтковский: Правительство вообще возглавляется господином Никто. Вся его функция, по-моему, демонстрировать свое ничтожество, оттеняя величество вождя. Поэтому вопрос о том, когда оно будет отправлено в отставку, просто вопрос политической целесообразности или пиартехнологии. Скорее это определит Павловский, чем Путин.

XS
SM
MD
LG