Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские политики-демократы хотят объединиться, но по-разному представляют себе пути этого объединения


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие московский эксперт Андрей Пионтковский.

Андрей Шарый: Российские политики-демократы хотят объединиться, но по-разному представляют себе пути этого объединения. Это обстоятельство подтвердило затянувшееся во вторник до ночи заседание "Комитета-2008. Свободный выбор", в котором принял участие весь цвет российской либеральной политической элиты. Парадигма такова - объединяться вокруг системообразующей партии СПС или "Яблоко" или создавать принципиально новую организацию? Такую точку зрения, в частности, отстаивают одни из новых лидеров демократического российского движения Гарри Каспаров и Владимир Рыжков.

Сейчас в прямом эфире известный политический московский эксперт Андрей Пионтковский.

Андрей Андреевич, переговоры об объединении усилий демократически мыслящих политиков в России проводятся не первый раз, идут они не первый год. Каковы, на ваш взгляд, главные проблемы, по которым демократам российским пока не удается объединиться.

Андрей Пионтковский: Мне кажется, что главная проблема - это для чего они объединяются. Популярный аргумент в пользу объединения - возьмемся за руки, друзья и в 2007 и 2008 году преодолеем 7-процентный барьер. Вот просто 2007 года не будет. Я имею в виду, что темп политических событий в России очень высок. На мой взгляд, много драматических событий произойдет до 2007 года, в некотором смысле мы уже живем в постпутинскую эпоху.

Андрей Шарый: У меня в руках сейчас заявление партии "Яблоко", связанное с проектом Российской Объединенной демократической партии. Вот как раз Явлинский и партия "Яблоко" ставят вопрос немножко по-другому. Подчеркивается в заявлении, что бороться нужно не за 5 или 7 процентов, а за победу. Цель объединения "Яблоко" определяет как защиту Конституции, отстранение группировки Путина от власти конституционным путем, недопущение операции наследников и приход к власти демократической оппозиции. Вам близка такая постановка вопроса?

Андрей Пионтковский: Абсолютно. Вот это та цель, для которой надо объединяться. Но проблема объединения с той же партией СПС заключается в том, что ее руководство в лучшем случае готово сейчас бороться за хорошего Путина против плохих чекистов. Об этом, кстати, совершенно откровенно пишет и очень ярко, например, Максим Соколов. Мечтает о возвращении к тому, что называется волошинско-касьяновская стабилизация, нарушенная злыми чекистами, и призывают, в терминологии Максима Соколова, "к бунту номенклатурных хряков". Вот это, по-моему, абсолютно бесперспективно.

Андрей Шарый: Как вы думаете, российская демократическая мысль сможет верно определить свои задачи нынешние, чисто практические вещи? Можно ли считать итоги вчерашнего конвента "Комитета-2008" успешными?

Андрей Пионтковский: Думаю, что - да. Во-первых, идея, которую озвучил Явлинский, впервые прозвучали в той выпуклой законченно форме. Он говорит о необходимости, не сливаясь, разумеется, с идеологически далекими от нас левыми силами, вести речь о демократической коалиции, об установлении ими правил игры в демократическом обществе и об общих переговорах круглого стола с властью. Это отражает, по-моему, очень верное реалистическое понимание, что в сегодняшней России демократические силы не могут завоевать большинства, в смысле больше 50 мест в парламенте. Но вся конфигурация постпутинской России будет зависеть оттого, будет ли в этой конфигурации присутствовать сильная демократическая партия, поддерживаемая 25-30 процентами голосов. Иначе, эта постпутинская Россия сведется к борьбе между силами исключительно левыми и националистическими различной степени радикализма.

Андрей Шарый: У вас не складывается впечатления, что одна из основных причин, по которым российские политики демократической ориентации не могут договориться, - это личные амбиции кого-то из руководства этих партий? Отсюда и призывы найти новых, свежих людей, поскольку старое руководство, по мнению части демократической группы, Явлинский, Немцов, Хакамада не способны вести демократически ориентированную общественность к новым идеалам. В этой связи перспективы Владимира Рыжкова и Гарри Каспарова, как новых лидеров демократической оппозиции как вы оцениваете?

Андрей Пионтковский: Личные амбиции всегда присутствуют в политике. Политика без личных амбиций не существует. Если говорить о противоречиях между "Яблоком" и СПС, это противоречия, прежде всего, руководителей. Верхушка СПС была и остается одной из составных частей путинского режима. Вы помните, как они шли в Думу? Кириенко - в Думу, Путин - в президенты.

Сейчас лидеры не главное. Речь сейчас идет о том, чтобы договориться о платформе жесткой оппозиции к путинскому режиму, о позиции, направленной на отстранение от власти конституционным путем. Если все силы, готовые принять эту программу, соберутся на некий учредительный конгресс, то открыто поле для всех потенциальных лидеров - доказать на этом съезде свои претензии на лидерство.

Андрей Шарый: Андрей Андреевич, вы рискнете сейчас предсказать, как будут выглядеть контуры российской политической системы через несколько месяцев? Появится на политической сцене объединенная демократическая партия или нет?

Андрей Пионтковский: Я думаю, что - да.

XS
SM
MD
LG