Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблемы двусторонних российско-грузинских отношений


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Георгий Кобаладзе.

Андрей Шароградский: Министр иностранных дел России Сергей Лавров, находящийся с визитом в Грузии, сегодня возложил цветы на могилу премьер-министра Грузии Зураба Жвания. Тем самым, он попытался уладить двусторонний дипломатический скандал, который вспыхнул накануне из-за его отказа посетить мемориал грузинским воинам, погибшим в конфликтам в Абхазии и Южной Осетии. Напомню, что Лавров отказался посетить этот мемориал, сославшись на, как он выразился, серьезную эмоциональную заряженность этого вопрос, что Россия выступила посредником как в абхазском, так и в южноосетинском конфликте. Кроме того, Сергей Лавров утверждал, что предложение возложить венки к мемориалу на площади Героев поступило в самый последний момент. Грузинская сторона очень резко отреагировала на отказ российского министра и сразу же понизила ранг его визита с официального на рабочий. Все это поставило под вопрос смысл поездки Лаврова в Грузию, от которой ждали очень много. Как считали некоторые наблюдатели, стороны намеревались договориться о возможном визите российского президента Владимира Путина в Тбилиси.

Впрочем, еще до скандала, связанного с Лавровым, двусторонним отношениям и без того напряженным был нанесен удар - безрезультатно закончились переговоры о статусе военных баз России в Батуми и Ахалкалаки. После этого последовало заявление министра иностранных дел Грузии о том, что Тбилиси не уступит требованиям Москвы и не зафиксирует в предполагаемом двустороннем договоре отказ от размещения на своей территории иностранных военных баз. Все эти события происходят на фоне попыток грузинского руководства срочно усилить обороноспособность страны. Новый грузинский министр обороны Ираклий Окруашвили принялся за коренное реформирование армии. Реформа Окруашвили вызывает неоднозначную реакцию в Грузии, но совершенно бесспорно то, что он, действительно, хочет изменить ситуацию в вооруженных силах страны. О политической карьере Ираклия Окруашвили корреспондент Радио Свобода Георгий Кобаладзе.

Георгий Кобаладзе: Буквально за 2-3 месяца он вырос до фигуры первой величины. В 90-е годы Окруашвили вообще не занимался политикой, в том смысле, что он не был публичным политиков. Однако, будучи очень успешным и уважаемым молодым адвокатом, брался за самые сложные дела по гражданским искам, которые были связаны с многомиллионными средствами тех или иных компаний и частных лиц. Естественно, когда речь идет о десятках миллионов долларов успешный адвокат завоевывает все большее уважение и влияние в среде истеблишмента, в том числе политической элиты. Уже тогда его заметил Михаил Саакашвили и, став по инициативе Эдуарда Шеварднадзе министром юстиции, назначил Ираклия Окруашвили своим заместителем. После ухода в отставку и перехода в оппозицию Михаила Саакашвили Окруашвили ушел в отставку вместе с ним и на несколько лет исчез с общественной арены.

Став президентом, Михаил Саакашвили немедленно назначил Ираклия Окруашвили сначала губернатором проблемного региона ШидаКартли, приграничного с Южной Осетией, а затем и генеральным прокурором. Молодой, хитрый, изворотливый, умный адвокат в одночасье превратился в грозного, беспощадного, жестко придирчивого прокурора, который открыто заявил, что желает повысить авторитет и влияние прокуратуры Грузии до уровня советского периода. Окруашвили вместе со спецназом Министерства госбезопасности Грузии устраивал облавы в злачных местах, сам арестовывал провинившихся полицейских, надевал на них наручники. Приглашал журналистов снимать либо передавать в прямой эфир операции по задержанию министров из администрации Шеварднадзе. Он лично руководил арестом зятя экс-президента, совладельца крупнейшего в Грузии оператора сотовой связи «Magti GSM» Георгия Джохтаберидзе. И уже через несколько недель Ираклий Окруашвили на специальном брифинге показал журналистам чек на 15 миллионов долларов, перечисленных в государственный бюджет семьей Шеварднадзе в обмен на освобождение зятя, как тогда шутили в Тбилиси.

Генеральный прокурор сделал угрожающие заявления в отношении отца председателя парламента Нино Бурджанадзе Анзора Бурджанадзе, а также одного из ближайших соратников премьер-министра Зураба Жвания Михаила Мачаварьяни, которые также занимали высокие посты при Шеварднадзе. Отношения, конечно, обострились. Именно после этих заявлений президент перевел Окруашвили на должность министра внутренних дел.

На этом посту главным направлением работы Окруашвили стала Южная Осетия - в первую очередь, борьба с контрабандой из России.

Ираклий Окруашвили: Мы начали бескомпромиссную борьбу с контрабандой в Цхинвальском районе, несмотря на яростное сопротивление тех, кто был корыстно заинтересован и причастен к этому преступлению, в том числе я имею в виду и российских миротворцев вместе с цхинвальским руководством.

Георгий Кобаладзе: Именно Ираклий Окруашвили задержал и силой захватил ракеты, которые ночью российские военные пытались переправить из Владикавказа в Цхинвали.

Ираклий Окруашвили: Час назад была задержана машина. В машине был обнаружен противотанковый снаряд. Эта машина вместе с этим оборудованием задержана полицейскими силами. Идет следствие. Миротворческие силы не постарались разобраться в ситуации...

Георгий Кобаладзе: На заседании правительства министр внутренних дел объявил, что не исключает возбуждение уголовного дела против министра по урегулированию конфликта в Грузии Георгия Хаиндравы, который, по его словам, был причастен к контрабанде ракет.

Став министром обороны, Ираклий Окруашвили сначала призвал арестовать ряд высокопоставленных чиновников Министерства за расхищение армейских средств, а затем, будучи гражданским лицом, приказал высшему офицерскому составу Генерального штаба написать рапорты об отставке.

После смерти премьер-министра Зураба Жвания влияние и значение Ираклия Окруашвили, в том числе его влияние на президента, еще больше возросли. Это признают и лидеры правящей в Грузии партии "Единое национальное движение". Например, председатель парламентского комитета по внешним делам, бывший посол Грузии в Федеративной Республике Германия Коте Габашвили.

Коте Габашвили: Ираклий человек слова. Он очень резок иногда в решениях, потому что у него такой пост. Человек, который является министром внутренних дел, а потом министром обороны должен быть резким и немножко дистанцированным от окружения. По-другому ему было бы очень трудно создавать то, чего нет, то есть создавать заново - грузинскую армию, создавать заново вооруженные силы. Его влияние достаточно высокое. Ираклий Окруашвили как близкий человек и соратник, конечно, имеет право также как и все окружение президента, высказать свою мысль, доказать свою правоту или признать свою неправоту. Это обычный рабочий режим, который существует во всех нормальных странах.

Георгий Кобаладзе: Но одна из лидеров оппозиции Ирина Саришвили-Чантурия заявляет, что Ираклий Окруашвили становится все более самостоятельной фигурой.

Ирина Саришвили-Чантурия: В нормальной ситуации такого феномена не существовало бы, но в сегодняшнем положении, особенно имея в виду сегодняшнюю власть, такой феномен существует. Разумеется, он имеет огромное влияние, можно даже сказать до степени шантажа на президента. Выражается это в том, что, во-первых, не видно, чтобы он очень ему подчинялся, во-вторых, он занимается делом в отличие от президента. Президент занят только пиаром. Между ними итак натянутые отношения после того, как до президента дошли слухи, что в некоторых местах, за некоторыми застольями за Окруашвили пили тост, как за будущего президента.

Георгий Кобаладзе: Если учесть характер и рейтинг президента Саакашвили, вряд ли можно согласиться с мнением, что он терпел бы в своей команде деятеля, если бы тот в целом не был беспрекословным проводником его политики. У Ираклия Окруашвили нет своей политической опоры. Как указывают некоторые наблюдатели в Тбилиси, пока ее нет.

XS
SM
MD
LG