Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новый роман Юлия Дубова о приходе к власти Владимира Путина


Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие автор книги «Меньшее зло» бизнесмен Юлий Дубов.

Дмитрий Волчек: Мы уже не раз говорили о феномене книжного рынка: бестселлерах различных жанров, анализирующих эпоху Путина, и встречались в нашей программе с Еленой Трегубовой, Андреем Колесниковым, совсем недавно с Андреем Мальгиным, автором романа «Советник президента». Сегодня поговорим о только что вышедшей книге из того же ряда. Она поступила в продажу в прошлый понедельник и уже привлекла большое внимание. Это роман Юлия Дубова «Меньшее зло», продолжение цикла, в который входит романы «Большая пайка» и «Варяги и ворюги». «Большая пайка», напомню, легла в основу сценария популярного фильма «Олигарх». Автор - Юлий Дубов - генеральный директор компании ЛогоВАЗ, уже почти три года является политэмигрантом. В 2002 году он получил политическое убежище в Великобритании. В романе «Меньшее зло» мы встречаемся с теми же авантюристичными героями Платоном и Ларри, которые уходят из бизнеса в политику и приступают к реализации проекта «Преемник», цель которого – сделать президентом России нужного им человека. Конечно, речь идет о беллетристике, поэтому в книге реальные персонажи российской политической сцены соседствуют с вымышленными героями. Но, как правило, прототипы вполне узнаваемы: Платон – Борис Березовский, Ларри – это Бадри Патаркацишвили и понятно, кто таков недалекий чекист, которого они делают президентом России. В романе его зовут Федор Федорович Рогов. Подробнее о книге мы поговорим с ее автором - Юлий Дубов гость программы «Итоги недели».

Юлий Анатольевич, в аннотации к вашей книге сказано, что она помогает понять, «из чего сделаны короли вообще и президент Российской Федерации, в частности». Давайте поговорим о президенте. Ваши герои думают, что его создали они, но потом выясняется, что он порождение неких мистических сил, действующих несколько столетий. Вот это обращение к мистицизму – только литературный прием или вы действительно верите в мистическую составляющую в приходе уже не Федора Рогова, а реального Владимира Путина к власти?

Юлий Дубов: Вряд ли это можно назвать мистической составляющей. Мне хотелось, чтобы у меня действовало живое воплощение государственности, такой очищенный этатизм. Я придумал персонаж, который его вроде бы олицетворяет - это Старик, который делает ставку на Федора Федоровича. Мне кажется, что с учетом последующих событий, может быть это не так далеко от истины.

Дмитрий Волчек: Обострение интереса к анализу новейшей истории (а параллельное появление и успех сразу нескольких книг в публицистической или беллетристической форме анализирующих путинский период, свидетельствует о таком интересе) говорит об определенной завершенности этого сюжета. Хотя власть в Кремле все та же, ощущение смены парадигмы витает в воздухе, об этом говорят многие аналитики. Политолог Андрей Пионтковский говорил в нашей программе о том, что Россия уже вступила в постпутинскую эпоху. У вас есть такое ощущение?

Юлий Дубов: Конечно. Вообще, говорили всегда, что Россия – это страна крайностей. Такой маятник, который качается от махновской тачанки к сталинской вертикали. Думаю, что он качнулся в противоположную сторону.

Дмитрий Волчек: Русская традиция призывает ожидать от писателя предвидения, пророчества, тем более, что вы не только писатель, но и участник политической жизни поневоле. Так что я и вас хочу попросить сделать предсказание – кто или что, какие силы придут на смену Владимиру Путину?

Юлий Дубов: Хотите предсказание? Я сразу предупреждаю – я плохой пророк. В тексте написано - там же на самом деле из основных персонажей никто не побеждает. Платон не побеждает, он проигрывает. Он теряет свою страну, он теряет империю, он теряет друзей, он теряет девушку, которую любил. Но этот Старик, его оппонент, он тоже проигрывает. Он проигрывает самую последнюю, самую серьезную битву в своей жизни, для которой он, собственно говоря, жил. А выигрывает его двойник, такой же американский старичок, который спокойно ждет, пока русские переколошматят друг друга. Дожидается и сгребает в карман выигрыш. И хотя, как я уже сказал, плохой пророк, у меня в последнее время все сильнее и сильнее появляется ощущение, что мы завершающую сцену этой истории увидим своими глазами.

Дмитрий Волчек: А скоро ли?

Юлий Дубов: Думаю, да.

Дмитрий Волчек: Действие вашей книги начинается в 99 году, хотя это не буквальный 99 год, в романе есть промежуточный президент, наследующий Борису Ельцину, но фон узнаваемый – теракты в Москве, которые предшествуют и способствуют приходу нового президента к власти. Это одна из самых мрачных тайн новейшей истории. В романе вы объясняете, кто организовал эти теракты. Знаете ли вы ответ на вопрос, кто стоит за ними в действительности, и совпадает ли он с той версией, которую вы предлагаете в книге?

Юлий Дубов: Я не знаю. Я думаю, что сейчас вообще мало кто знает, кроме тех, кто непосредственно организовывал, устраивал. Придет время – узнаем. Я считаю, что нужно серьезно и спокойно, без криков, без политических амбиций, без каких-то ненужных пристрастий сесть и разобраться в этой трагической истории. Когда-нибудь в этом разберутся.

Дмитрий Волчек: Вы выражаете благодарность в вашей книге Юрию Фельштинскому, который как раз высказал совершенно однозначно свою версию. Скорее всего, вы склоняетесь именно к ней, не так ли?

Юлий Дубов: Нет, благодарность была за фактический материал, который мне был представлен. Потому что у меня мало что было, когда я садился писать книгу. Просто я был ему очень признателен за то, что он так быстро откликнулся на мою просьбу и снабдил меня соответствующими данными. Это не значит, что я их безоговорочно принимаю.

Дмитрий Волчек: Давайте послушаем звонок в нашей студии. Роман из Томска, добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер. Мне хотелось спросить вашего гостя. Аркадий Райкин писал в свое время: «Ребята, вы хорошо устроились». Когда он похищал средства Аэрофлота и стал эмигрантом с деньгами большими, так же как господа Невзлин с 8 миллиардами долларов, и теперь расшатывают ситуацию, им Путин не нравится.

Дмитрий Волчек: Не симпатизирует вам, Юлий Анатольевич, наш слушатель. Что же делать, надо что-то ответить.

Юлий Дубов: А как я отвечу? Это же не вопрос, это реплика. Мне довольно часто приходилось подобное слышать, это меня не удивляет.

Дмитрий Волчек: Хорошо, давайте вернемся к вашей книге. Критики, анализирующие ее, сравнивают с другим романом о том же периоде «Господином Гексогеном», а некоторые даже предполагают, что вы пародируете Проханова. Действительно ли вы отталкивались от книг Проханова и ставили задачу полемизировать с ним или пародировать его, когда писали роман?

Юлий Дубов: Мы вчера на «Эхо Москвы» с Александром Андреевичем эту тему обсуждали. Нет, я не собирался пародировать Проханова. Я думаю, что количество позиций, по которым я с ним не согласен в жизни, намного превышает количество позиций, по которым я с ним мог бы согласиться. Я к нему отношусь с большим уважением. Пародировать не пытался, в одной из глав попытался перенять его стиль. Там есть глава, которая, как мне кажется, написана почерком Александра Андреевича. Но не более того.

Дмитрий Волчек: Звонок Александра из Санкт-Петербурга. Добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер. Я не буду полемизировать с господином Дубовым по поводу его экономической деятельности. Замечу, что то, что он пишет, идет в совершеннейший разрез с традициями русской литературы. Цель ставится заведомо невыполнимая. Не будем брать всю русскую литературу с антологическими проблемами, с идеей поиска истины, а возьмем мемуары Бориса Савинкова или эту плеяду террористов, людей мне не приемлемых, но, тем не менее, там есть высокая цель. Когда я ваши произведения вижу, там мелкотравчатость какая-то. Уровень фарцовщика, про которого Веллер говорил правильно, что круг интересов ограничивается тем, что можно запихать в рот, съесть, послушать, выпить и все. Животно-плотоядная концепция жизни.

Дмитрий Волчек: А вы уже прочитали, Александр, новый роман Юлия Анатольевича?

Слушатель: Новый роман не прочитал. Но читал «Олигарха» - и не увидел, ради чего это делалось. Ради того, чтобы оркестры и на слонах кататься? Объясните, пожалуйста, хотя бы в контексте романа «Олигарх». Потому что не было голодных глаз, не было того, ради чего все это делалось. Я понимаю, построить себе башенку из слоновой кости и укрыться от мира, пусть все гниет, мы тут будем пировать. Вот это я увидел в романе, но не более того. При всех этих рефлексиях героя, когда-то он бегал от КГБ. Но тем менее, не было этого концепта – хочу переделать мир, потому что считаю вправе его переделывать и хочу переделать так, чтобы всем было лучше.

Дмитрий Волчек: Юлий Анатольевич, вот такой страстный у вас читатель, спорит с вами, что вы ему ответите?

Юлий Дубов: Я должен с сожалением сказать, что, по-видимому, здесь какое-то недоразумение, потому что это не мой читатель. Роман «Олигарх» действительно существует в природе, но его написал не я. Роман «Олигарх» написал какой-то человек непосредственно перед выходом фильма «Олигарх» на экраны, и человек этот, по-видимому, хотел немножко заработать. Там на обложке была расплывчатая фигура, немножко смахивающая на Володю Машкова. Моя книга называлась «Большая пайка», она не называлась «Олигарх». Она вообще про другое. Фильм представляет собой достаточно вольный, свободный пересказ того, что было в книге.

Дмитрий Волчек: То есть кто-то написал во время съемок фильма книгу, адаптировав сценарий? Как это произошло?

Юлий Дубов: Появился роман под названием «Олигарх». Кто-то хотел заработать немножко денег. Бывает.

Дмитрий Волчек: Не имеющий отношения к «Большой пайке»?

Юлий Дубов: Никакого.

Дмитрий Волчек: Еще один Александр из Санкт-Петербурга, добрый вечер.

Слушатель: Мне помнится пресс-конференция Путина, где задавали вопрос о камчатских крабах. И в ответе на этот вопрос он сказал что: «Я, конечно, большой начальник...». Мне на секунду показалось, что есть в этой фразе ответ какой-то или сомнение, что я, конечно, большой начальник, но может быть есть еще больше, то есть он как бы ссылался, что есть еще выше начальник. Вот есть за спиной Путина еще какой-то начальник, на ваш взгляд?

Дмитрий Волчек: Как раз этот Старик, который у вас в романе присутствует.

Юлий Дубов: Присутствует за спиной Федора Федоровича. А если вопрос про Путина, конечно, есть – такой коллективный начальник. Можно я не буду конкретизировать?

Дмитрий Волчек: А жаль, что не будете. Ну что делать, ваше право. Елена Борисовна из Петербурга, добрый вечер.

Слушательница: Я хотела спросить: Пол Хлебников написал великолепный роман о наших днях и поплатился за это жизнью. Цель там просматривается, что он хотел раскрыть глаза русским людям на то, что происходит в России. Скажите, а ваша цель написания романа какова?

Дмитрий Волчек: И я добавлю свой вопрос: как вы относитесь к книгам Пола Хлебникова?

Юлий Дубов: Я, к сожалению, последнюю книгу Пола Хлебникова «Разговор с варваром» не читал. Я читал предыдущую. Он очень долго воевал с Березовским и написал про это сначала большую статью в «Форбсе», потом документальную книгу, это не роман ни в каком виде. Хотя на самом деле по тому, как это написано - это роман, и здесь с Еленой соглашусь. Мне приходилось много заниматься процессом, который в Лондоне велся с журналом «Форбс» и с Хлебниковым, который, кстати говоря, был нашей стороной выигран. Когда я этим занимался, я обратил внимание на одну очень интересную деталь, которая впоследствии помогла мне сформулировать абсолютно точное и документально подтвержденное свидетельство того, что Пол Хлебников, когда писал, находился под сильным влиянием российских спецслужб. И практически вся информация, которая там присутствует, была собрана не им, она была собрана другими людьми. Она была очень умело препарирована, она была ему подарена. Эти источники Хлебников скрыл. Он ссылался на совершенно другие источники, в которых ничего похожего не было. Поэтому мне трудно оценить его как журналиста. Может быть, он действительно ближе к романисту. О чем книга? Понимаете, каждый человек пишет о том, что он думает. Эта книга на самом деле о моем представлении того, как устроена российская жизнь, российская политическая жизнь, в частности. Я ответил на вопрос?

Дмитрий Волчек: Я очень надеюсь, что позвонит хотя бы один слушатель, который прочитал книгу Юлия Дубова. Может быть Богдан Кириллович из Москвы, которому я сейчас предоставлю слово, прочитал роман.

Слушатель: Добрый вечер. Я не читал романа. У меня вопрос несколько футурологический. Входит ли в ваше представление о будущем России, что политическая жизнь Путина кончается, и приходит к власти не прикормленная якобы национальная оппозиция, а настоящая национальная оппозиция, которая, по предсказанию Романа Гуля, не менее двух миллионов повесит (я, кстати, мечтаю об этом) и покажет ядерный кулак дяде Сэму? То есть полная национальная реставрация. Вы вчера сказали по «Эхо Москвы», что ожидайте некоего возвращения. Но возвращение будет не господ Березовских и Гусинских, а Романов Гулей.

Дмитрий Волчек: Богдан Кириллович, Роман Гуль жил в Америке, и вряд ли хотел, чтобы Америке был показан ядерный кулак.

Юлий Дубов: Я вчера точно сказал, что я ожидаю возвращения именно своего и Бориса. А что касается прихода национально-ориентированных сил, которые покажут кулак и повесят два миллиона человек, вы знаете, какая-то странная задача. С каких это пор у России появилась национальная задача показывать во все стороны ядерный кулак или ядерную силу и вешать людей на фонарях? Я что-то не помню, чтобы у России хоть когда-то подобная национальная задача была. Я по-другому представлял себе ход российской истории.

Дмитрий Волчек: Юлий Анатольевич, писатели по-разному переносят эмиграцию. Для многих это трагедия, другие (самый яркий пример - Иосиф Бродский) не хотят возвращаться на родину, даже когда такая возможность появляется, не только возвращаться, но даже приезжать ненадолго. У вас сейчас совершенно уникальная ситуация: вы сегодня, вероятно, единственный русский писатель, который не может приехать в Россию. Как вы воспринимаете эту вынужденную эмиграцию – как трагедию или в космополитическом духе, помните, как Василий Аксенов говорил, как «смену столиц»?

Юлий Дубов: Воспринимаю эмиграцию я хорошо, вернуться хочу – такой немножко двойственный ответ. Я чувствую себя нормально и хочу домой при этом.

Дмитрий Волчек: А не было каких-нибудь сигналов из Москвы в последнее время, что Кремль готов на каких-то условиях закрыть ваше уголовное дело или что-нибудь подобное сделать и разрешить вам вернуться?

Юлий Дубов: Всегда есть, все два года они продолжаются.

Дмитрий Волчек: И что ж вы?

Юлий Дубов: Вы знаете, на этих условиях ни один уважающий себя человек возвращаться не будет.

Дмитрий Волчек: А можно спросить, каковы ваши условия?

Юлий Дубов: Я когда-то формулировал. Есть такая «Российская газета» – официальный орган Кремля. Там должно быть на видном месте напечатано, что российская власть приносит свои извинения за необоснованные и политически мотивированные преследования, заявляет о закрытии соответствующих уголовных дел и привлекает к ответственности тех, кто их организовал. На следующий день я в России.

Дмитрий Волчек: Еще один звонок в нашей студии. Николай из Тулы, добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер. Я хотел бы выразиться по поводу мистицизма. Любому диктатору лестно скрыться за этой дымкой. Но ларчик открывается значительно проще. Еще Сталин сказал: неважно, как вы голосуете, главное как мы считаем. Но как считает Павловский и ему подобные - это Украина показала всему миру.

Дмитрий Волчек: Понятна ваша точка зрения, Николай. Хочу спросить нашего гостя об экранизациях его книг. Я был на премьере фильма «Олигарх» на кинофестивале в Локарно. Картину показывали на главной площади, на огромном экране под открытым небом. Начался проливной дождь, но большинство зрителей остались на местах, так их захватила картина. В предисловии к вашему новому роману вы тоже упоминаете о возможной экранизации, даже с Николь Кидман в роли американской журналистки Дженни. Понятно, что роман только что вышел но, может быть, Павел Лунгин или другой режиссер уже заинтересовался возможностью его экранизировать? Не было таких предложений пока?

Юлий Дубов: Нет, пока таких предложений не было. С Николь Кидман меня просто нагло обманули - это другая совершенно история. Мне кажется, в отличие, скажем, от «Варягов» (я был абсолютно убежден, что они не экранизируемы), это экранизировать, наверное, можно. Мне пока рано об этом говорить, потому что я книгу увидел три дня назад. С большим интересом прочел, кстати. Но через некоторое время я начну об этом размышлять.

Дмитрий Волчек: А вот журнал «Русский Newsweek» пишет о том, что вы собираетесь писать продолжение. Правда ли это? И о чем будет ваша новая книга?

Юлий Дубов: Это не будет продолжение. Это правда – я собираюсь писать. У меня уже первые две страницы написаны. Я знаю, про что. Но я пока про это не говорю, потому что мне не хотелось бы повторять печальный опыт с выходом романа «Олигарх».

Дмитрий Волчек: Боитесь, что украдут идею?

Юлий Дубов: Мне кажется, что я придумал интересную штуку, не хотелось бы до времени ее озвучивать.

Дмитрий Волчек: Но это будет опять о новейшей истории?

Юлий Дубов: Безусловно.

Дмитрий Волчек: Кстати, я хочу вам сказать, как интересно реальность корреспондируется с вымыслом. Мы с вами говорили о взрывах 99 года, а в Нальчике сейчас идет штурм дома, где находятся боевики, которых правоохранительные органы подозревают в причастности как раз к тем взрывам в Москве и Волгодонске. Как вы думаете, могут ли какие-то события, которые вы предсказываете в своем романе, осуществиться?

Юлий Дубов: Я с сожалением думаю, что осуществятся очень многие.

Дмитрий Волчек: Какие, например?

Юлий Дубов: Прежде всего, и это самое обидное для меня, как для человека, который родился и вырос в Советском Союзе, потом в России, я думаю, что повторится финальная сцена романа, когда мы все передеремся, а другие этим воспользуются.

Дмитрий Волчек: Вот этот американский Старик?

Юлий Дубов: Например, американский Старик. Американский, китайский... Я думаю, что это неважно. Мы деремся сами с собой, это наше любимое национальное занятие – бить друг друга.

Дмитрий Волчек: В вашей книге много посвящений, в том числе есть одно очень любопытное: «Борису Березовскому и Бадри Патаркацишвили за очень многое и в том числе за то, что они по традиции читать эту книгу не станут». Почему ваши герои не читают ваши книги?

Юлий Дубов: Это не ко мне вопрос, это вопрос к ним. Может быть они боятся там что-нибудь такое вычитать, что им не понравится.

Дмитрий Волчек: Вы ведь наверняка спрашивали их об этом.

Юлий Дубов: Я спрашивал: «Читали?». «Нет. Как-то руки не дошли».

Дмитрий Волчек: А смотрел Борис Березовский фильм «Олигарх»?

Юлий Дубов: Это я знаю – смотрел много раз.

Дмитрий Волчек: Нравится? Он узнает себя?

Юлий Дубов: Да нет. Говорит: «Ну кино, ну интересно. А ты, - говорит, - смотрел «Зеркало»? Вот это фильм. А это чего? Ну ничего, ну фильм».

Дмитрий Волчек: Рыночные перспективы вашей книги. Один из рецензентов пишет, что вы не уверены, что книга станет бестселлером. Уже становится, насколько мне известно.

Юлий Дубов: Вы знаете, про «Большую пайку» вообще не думал, что ее кто-то прочтет. Я был настолько счастлив, что она вышла. Я и не думал, что будет продано больше двухсот тысяч экземпляров.

Дмитрий Волчек: Да, и теперь ее называют и, на мой взгляд, вполне оправданно, лучшей книгой о российском бизнесе. Ну, а что будут говорить о романе «Меньшее зло», мы узнаем очень скоро.

XS
SM
MD
LG