Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Руководство МАГАТЭ обсуждает ситуацию вокруг ядерной программы Ирана


Программу ведет Марк Кротов. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Михаил Саленков и Владимир Абаринов.

Марк Кротов: Сегодня руководство МАГАТЭ обсуждает ситуацию вокруг ядерной программы Ирана. Отчасти поводом для этого стало вчерашнее подписание контракта между Россией и Ираном. Спустя 10 лет после начала строительства атомной станции в Бушере подписан документ об условиях поставки ядерного топлива. Один из пунктов договора - обязательный возврат отработанного ядерного топлива в Россию.

Соединенные Штаты Америки выступают против сделки между Москвой и Тегераном, опасаясь, что Иран использует эти технологии для разработки ядерного оружия.

Михаил Саленков: Договор о поставках и обязательном возврате отработанного ядерного топлива был подписан на строящейся атомной электростанции в Бушере в воскресенье. Глава Федерального агентства по атомной энергии России Александр Румянцев и вице-президент Ирана, руководитель местного атомного ведомства Голям Реза Агазаде специально прибыли в провинцию, чтобы поставить там свои подписи под документом. Согласно договору, Россия обязуется принимать иранские ядерные отходы, а Иран - оплачивать их транспортировку. Ранее иранская сторона считала, что Россия должна выкупать эти отходы.

Необходимость возврата отработанного ядерного топлива обусловлена правилами Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) и Договором о нераспространении ядерного оружия. Говорит заместитель директора ВНИИ атомного машиностроения, профессор Игорь Острецов.

Игорь Острецов: То, что мы будем забирать отработавшее топливо, это абсолютно правильно, потому что даже из отработавшего топлива можно сделать пусть и плохие бомбы, но, тем не менее, можно сделать. Продемонстрировала это первая Индия - у нее были канадские реакторы, так называемые реакторы Кондю, и в 1974 году из отработавшего топлива Индия сделала первую бомбу. Нормально бомб у них, насколько я знаю, до сих пор нет; там извлекается так называемый энергетический плутоний, он по своим характеристикам гораздо хуже оружейного плутония, тем не менее, вполне достаточно, чтобы можно было сделать.

Вообще говоря, реакторы такого типа - и Запад тут абсолютно прав - строить и распространять по миру нельзя. То есть реакторы, которые производят плутоний, внедрять широко по всему миру нельзя. В Европе практически все страны на законодательном уровне тоже запретили строительство таких реакторов. Недостаток этих реакторов заключается в том, что их невозможно вывести из эксплуатации абсолютно. Кроме того, они нарабатывают огромное количество радиоактивных отходов, которые тоже неизвестно куда девать.

Михаил Соколов: Игорь Николаевич, а известно ли, каким образом Россия будет забирать из Ирана отработанное ядерное топливо?

Игорь Острецов: Вот это вообще грандиозная проблема. Ведь вы знаете, что в 1998 году был принят закон о ввозе отработавшего топлива со всего мира в Россию. Этот закон прошел, и я еще тогда выступал на думских слушаниях и сказал, что его не нужно принимать просто по той причине, что он все равно не будет работать. Потому что сегодня накоплены миллионы тонн радиоактивных отходов, и заняться их перемещение по всему миру сегодня, вообще в любую точку, - это чрезвычайно опасная процедура в силу того, что терроризм существует, и особенно на территории России. Представляете, если из Ирана через все эти "горячие" места пойдут вагоны с радиоактивными материалами, - это, конечно, ужасно, просто ужасно. Я не знаю, как этот вопрос будут решать в конце концов, но это плохое дело.

Михаил Саленков: Контракт на строительство в иранской провинции Бушер атомной электростанции был заключен в 1995 году, ее строительством занимаются российские специалисты. Предполагается, что электростанция начнет работу примерно через год, первая партия ядерного топлива для нее - около 90 тонн - уже изготовлена и хранится в Новосибирске.

Марк Кротов: Сейчас подробнее о том, как отреагировали на подписание контракта между Россией и Ираном эксперты и средства массовой информации в США, рассказывает наш корреспондент.

Владимир Абаринов: "Президент Буш потерпел неудачу на саммите в Братиславе, пытаясь убедить президента Путина прекратить поддержку иранской ядерной программы. Россия и Иран проигнорировали возражения США" - такими фразами открываются сообщения американской прессы о подписании соглашений в Бушере. Напомним, как президент Буш сформулировал позицию США по иранской проблеме в ежегодном послании о положении страны.

Джордж Буш: Сегодня Иран остается главным в мире государственным спонсором террора, создавая ядерное оружие и одновременно лишая свой народ свободы, к которой он стремится и которой заслуживает. Мы работаем с европейскими союзниками, чтобы ясно дать понять иранскому режиму, что он должен отказаться от своей программы по обогащению урана и от любой переработки плутония и прекратить поддержку террора. А иранскому народу я сегодня говорю: когда вы отстаиваете вашу собственную свободу, Америка с вами.

Владимир Абаринов: Белый дом и Государственный департамент пока не комментировали события в Бушере. Однако в воскресных ток-шоу на эту тему высказались видные законодатели. Они заявили, что этот шаг Москвы совершенно неприемлем. С особенно резкой критикой выступал сенатор Джон Маккейн. "Иранцы не испытывают нехватки энергии, - сказал он в интервью телекомпании "Фокс-ньюс". - Под ними море нефти. Уже одно это внушает подозрения, что ядерные технологии им нужны для других целей. На мой взгляд, Владимир Путин ведет себя как капризный ребенок. Он пытался вмешаться в избирательный процесс на Украине, он бросает людей в тюрьмы, подавляет прессу, назначает губернаторов. Часто он действует вопреки собственным интересам, и мне трудно понять мотивы такого поведения".

Джон Маккейн повторил свое предложение об исключении России из "группы восьми". Он считает, что Россию не следует приглашать на саммит этого года в Шотландии. Неделю назад сенатор не исключил военного решения иранской проблемы.

Джон Маккейн: Мы не можем полностью исключить военные меры воздействия, но они должны применяться лишь в самом крайнем случае.

Владимир Абаринов: Сенатор-демократ Джейн Харман, заместитель главы Комитета по делам разведки, поддержала республиканца Маккейна. "Пришло время проявить жесткость в отношениях с Россией, - заявила она в программе "Си-Эн-Эн". - Россия уже 10 лет передает технологии Ирану". Участвующие в той же программе немецкий, французский и британский послы высказались за участие России в очередном саммите Восьмерки.

XS
SM
MD
LG