Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Мещанском суде начался допрос Платона Лебедева


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков.

Андрей Шарый: В Мещанском суде города Москвы продолжается судебный процесс над бывшими руководителями компании ЮКОС. Сегодня в Мещанском суде начался допрос бывшего главы компании «Менатеп» Платона Лебедева. Он, как и Михаил Ходорковский, обвиняется в мошенническом завладении 20 процентов акций компании «Апатит», принадлежащих государству, и других экономических преступлениях. Лебедев не признает себя виновным ни по одному из пунктов предъявленного ему обвинения. В зале суда за процессом следил корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков.

Михаил Саленков: В Мещанский суд на процесс Ходорковского-Лебедева-Крайнова пришел и писатель Григорий Чекартишвили, больше известный под псевдонимом Борис Акунин. Чуть позже мне удалось побеседовать с Григорием Чхартишвили по телефону и узнать, почему он появился в суде.

Григорий Чхартишвили: Пока Михаил Ходорковский был олигархом и самым богатым человеком в России, он, честно говоря, не вызывал у меня никакого интереса. Я думал, знаете, один из чемпионов по ловле рыбы в постсоветской воде. По мере того, как вся эта неаппетитная история разбухает и набирает обороты, мое отношение к Ходорковскому меняется, я просто это вижу, и я это чувствую.

Во-первых, это процесс общественно значимый, что у нас, к сожалению, не очень, в общем, по-моему, понимают. Во-вторых, я все большее уважение испытываю к Михаилу Ходорковскому, потому что он мог бы, как другие наши опальные олигархи, уехать и жить бы сейчас со своими миллиардами где-нибудь в теплом и хорошем месте. Он сознательно сделал то, что он сделал и, судя по его письмам и судя по тому, как он держится, и как он себя ведет, этот человек проходит какой-то очень существенный важный путь, в первую очередь для себя. Я вообще считал бы правильным, чтобы каждый день на процессе присутствовали какие-то новые люди. Люди, представляющие общество, чтобы у властей не было ощущения, что они могут делать все, что им заблагорассудится.

Михаил Саленков: Сегодня в суде давал показания Платон Лебедев. Что, скажем так, на вас произвело впечатление?

Григорий Чхартишвили: Платон Лебедев произносил речь, которая, в общем, произвела на меня довольно существенное впечатление. Это человек, который явно находиться в неважной физической форме, но духом абсолютно не сломлен. Это была речь человека не защищающегося, а человека, так сказать, нападающего, человека, который все время преодолевает возмущение. Те примеры, которые он цитировал по обвинительному заключению, действительно, свидетельствуют о том, что оно составлено людьми, во-первых, не разбирающимися в экономике, кажется плохо разбирающимися в юриспруденции и весьма-весьма предубежденными, мягко говоря.

Михаил Саленков: Григорий Шалвович, вы знаете, что Михаил Ходорковский читает ваши книги во время процесса?

Григорий Чхартишвили: Я этого сегодня не замечал. Я читал про это в какой-то газете, причем, по-моему, в американской газете. Мне это приятно, мне это лестно. Если мои развлекательные книжки каким-то образом способны отвлечь или укрепить, я был бы рад.

Михаил, если я правильно понимаю, каждый день теперь на процессе, если получится, будет присутствовать кто-нибудь из известных людей. Имейте это, пожалуйста, в виду и продолжайте в том же духе, потому что из наших средств массовой информации никто совершенно не проявил интереса ко всему этому. При том, что меня сейчас совершенно все достают, каждый день все средства массовой информации в связи с фильмом «Турецкий гамбит» и с прочими делами, но по поводу Ходорковского никто никаких интервью у меня брать не хочет абсолютно.

Михаил Саленков: А вы сегодня первый раз были на процессе?

Григорий Чхартишвили: Первый.

Михаил Саленков: Еще придете?

Григорий Чхартишвили: Мы договорились. Я думаю, будет какая-то очередность.

XS
SM
MD
LG