Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Парламент Грузии одобрил проект постановления о пребывании российских военных баз


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Георгий Кобаладзе и военный аналитик Александр Гольц.

Андрей Шарый: Парламент Грузии сегодня единогласно одобрил проект постановления о пребывании российских военных баз на грузинской территории в Батуми и Ахалкалаки. Согласно этому документу, если до 15 мая не удастся договориться о сроках, то Тбилиси потребует от Москвы прекратить функционирование баз до 1 января 2006 года. В противном случае парламент предложит правительству приостановить выдачу виз российским военнослужащим и ограничить их передвижение по стране. Подробности из Тбилиси у корреспондента Радио Свобода Георгия Кобаладзе.

Георгий Кобаладзе: В связи с постановление парламента Грузии о выводе российских войск из страны, сложилась несколько странная ситуация, которая, безусловно, свидетельствует о том, что во властной элите Грузии нет полного единства по этому вопросу. Во всяком случае, исполнительная власть явно не готова к тем радикальным мерам, которые предлагают парламентарии.

Напомним, согласно постановлению, которое в юридическом смысле ничтожно и имеет лишь рекомендательный характер, власти Грузии должны блокировать российские базы, прекратить выдачу виз российским военнослужащим и предпринять ряд иных жестких мер в случае, если до 15 мая Россия не согласится на вывод своих войск в двухлетний срок - до 1 января 2007 года. Речь идет о российских базах в Ахалкалаки и Батуми, а также тбилисском гарнизоне вооруженных сил России, нескольких сот военнослужащих, охраны штаба группы российских войск. Штаб расположен в самом центре грузинской столицы.

Представители исполнительной власти, в частности, министр иностранных дел и председатель парламента, ссылаясь на мнение президента, явно пытались перенести обсуждение проекта постановления на более поздний срок. Но радикально настроенные депутаты, в том числе представители парламентского пропрезидентского большинства все-таки довели обсуждение до голосования. Оппозиция и парламентское большинство голосовали по этому вопросу солидарно. Однако предварительно один из инициаторов постановления, председатель парламентского комитета по международным делам Константин Габашвили подчеркнул, что речи быть не может о прекращении, например, водоснабжения военных городков российских войск, поскольку там живут ни в чем неповинные семьи военнослужащих.

После довольно продолжительного обсуждения постановление все-таки было принято подавляющим большинством голосов. По заявлению авторов документа, это историческое решение, которое приблизит день окончательного освобождения Грузии от иностранного военного присутствия.

Андрей Шарый: Высокопоставленный представитель Министерства иностранных дел Грузии сообщил агентство "Интерфакс", что грузино-российские переговоры по согласованию сроков вывода российских баз должны начаться в ближайшие дни. Сейчас в эфире известный российский военный аналитик Александр Гольц.

Александр, представители российского Министерства обороны называют разные сроки возможности вывода военных баз с территории Грузии. Сначала говорили о 10 годах, теперь говорят о 3-4 годах. Связано это с образованием в Северо-Кавказском военном округе чего-то вроде горных бригад. Что это за горные бригады? Насколько это может быть связано с выводом российских баз?

Александр Гольц: Действительно, некоторое время назад Сергей Борисович Иванов, наш министр обороны, сказал, что на Северном Кавказе будут созданы две горно-стрелковые бригады. Понять логики вот этого неназванного представителя Министерства обороны, который связал вывод баз из Грузии с созданием этих бригад, довольно сложно. Потому что по определению горно-стрелковые бригады - это те бригады, которые оснащены легкой, облегченной военной техникой. Люди, которые служат там, специально подготовлены, которые получили специальную подготовку действий в горах. Базы в Грузии ничем не напоминают эти бригады.

По сути дела, те две базы, которые находятся в Грузии, это базы хранения. Там находится большое количество различной военной техники, довольно устаревшей замечу, и там служит около 4 тысяч военнослужащих, основная задача которых поддержание в каком-то порядке вот этой военной техники.

Я не представляю, каким образом танки и артиллерийские орудия могут быть использованы горнострелковыми бригадами.

Андрей Шарый: Имеется российский и советский военный опыт демонтажа баз в начале 90-х годов, в конце 80-х. Вывод советских войск из Германии осуществлялся в сжатые сроки. Численность этой группировки была около 1 миллиона человек. Напомните, Александр, были ли там заметные издержки? Есть ли, на ваш взгляд, в российском Министерстве обороны какая-то налаженная технология вывода военных баз? Действительно ли это так сложно с технической точки зрения?

Александр Гольц: Вывод баз - это всегда очень сложно. Опыт ухода советских войск из Восточной Европы - это опыт печальный. Выводились боеготовые соединения, которые неким образом растворились на территории России. Растворились, потому что, с одной стороны, этот вывод сопровождался чудовищным, фантастическим воровством, а с другой стороны, эти соединения выводились в чистое поле. Люди долго жили в палатках. Многие офицеры уволились. В результате эти соединения перестали быть боеготовыми, собственно говоря, и военными боевыми соединениями они быть перестали. Но это все имеет весьма косвенное отношение к тому, что Россия имеет в Грузии.

Думаю, что проблемы там совершенно другие. Они заключаются в том, что как только встанет вопрос о выводе баз, выясниться, что выводить, вывозить надо будет только эту военную технику, поскольку вывод личного состава представляется довольно сомнительным. Это секрет Полишинеля, что до 70 процентов тех, кто именуется российскими военнослужащими, являются местными жителями. Получив приказ куда-то передислоцироваться, очень сомнительно, что они этот приказ выполнят.

Андрей Шарый: Что означают эти базы для России? Так ли они важны, или речь идет только о том, что Россия заинтересована в том, чтобы иметь свой поднятый военный флаг в Грузии?

Александр Гольц: Конечно, основное здесь - демонстрация военной мощи, демонстрация готовности и способности действовать, особенно в сложном месте как на Кавказе. Смысл в этих военных базах, безусловно, есть. Он заключается в том, что Закавказье является довольно тревожным регионом. Нельзя сказать, что есть 100-процентная гарантия, что там не произойдет каких-то конфликтов, которые результатом своим для России будут иметь поток беженцев неконтролируемый, развертывание боевых действий в непосредственной близости от российских границ. Предупредить такое развитие событие является нашим законным национальным интересом.

Здесь существует только одно "но". Для того чтобы это было эффективным, для того, чтобы это было, нужно иметь согласие страны пребывания.

Андрей Шарый: Две базы в Закавказье - это последнее, что есть у России? В Армении, в Азербайджане российских баз нет?

Александр Гольц: В Армении существует группировка российских войск - и авиационная группировка, и группировка ПВО. В отличие от Грузии, армянское руководство всячески приветствует российское военное присутствие.

Что касается Азербайджана, то там существует так называемый объект «Габала» - это станция слежения за пусками ракет. Это тоже очень важный объект системы ПРО и системы ПВО, но это очень долгая и тяжелая история, это предмет постоянных консультаций между Москвой и Баку, статус этой базы. Это предмет таких долгих переговоров.

XS
SM
MD
LG