Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Михаил Горбачев делился воспоминаниями и взглядами на сегодняшнюю обстановку в России


Андрей Шароградский: Михаил Горбачев, отмечающий сегодня 20-летнюю годовщину назначения на пост генерального секретаря Коммунистической партии Советского Союза, делился воспоминаниями и взглядами на сегодняшнюю обстановку в России и республиках бывшего Советского Союза. В частности, Горбачев коснулся политики президента России Владимира Путина и событий на Украине. В Горбачев-Фонде побывал наш корреспондент.

Михаил Саленков: На встрече с журналистами первый и последний президент СССР Михаил Горбачев вспоминал, как едва не стал генеральным секретарем КПСС в 1983 году, до Константина Черненко, как начинал перестройку и какие промахи и ошибки допустил. О событиях сегодняшнего дня Горбачев говорил тоже сквозь призму истории. Так о курсе нынешнего президента России Владимира Путина бывший президент СССР высказался, отвечая на вопрос журналистов: "Победила перестройка или потерпела поражение?"

Михаил Горбачев: Победила перестройка. Потому что она довела наше общество до того пункта, когда возврата к прошлому не будет. Что бы сейчас ни происходило, какие бы откаты ни были, все равно мы не вернемся в тоталитаризм, мы не вернемся в те порядки. Интеллигенция всегда сомневается, и это мне приятно. Но мы не вернемся туда. Мы должны многое переварить в связи с тем, что так была разрушена страна, так была разграблена страна, и это непростое состояние, чтобы оттуда выбраться. Вот почему я так за Путина был первый период и, в общем-то, хотел, чтобы он и второй период был направлен на то, чтобы разворачивать политику и дальше в интересах большинства народа.

Михаил Саленков: Горбачев даже процитировал по памяти Владимира Путина, заявил, что президента надо поддерживать, и раскритиковал курс правительства.

Михаил Горбачев: Мы будем следовать демократическим курсом, политическим, и это очень важно. И мы не отступим. Президенту, видимо, трудно. И я в связи с этим, критикуя то, что происходит, я критикую правительство, но он же и отвечает за это правительство. Видимо, ему трудно повернуть этих людей, которые выполняют миссию СПС. Нам не нужна сейчас партия СПС. Правительство это все проводит, только в лучшем виде. Там болтали, а тут проводят прямо эту радикально-либеральную политику. Но она должна быть отвергнута. Не выдержит больше российский народ такого испытания.

Михаил Саленков: Интересовало журналистов и отношение Михаила Горбачева к событиям на Украине, в бывшей советской республике, как они будут развиваться дальше. В своем прогнозе Горбачев предостерег украинских коллег: не повторяйте ошибки первого президента России Бориса Ельцина.

Михаил Горбачев: Украине не так просто, по-моему, после выборов. Не так просто все сразу, через колено. Я думаю, если они начнут через колено ломать, у них тоже может получиться раскол. А причины для этого есть, вы знаете, потому что выборы показали, что страна расколота. Поэтому шаг за шагом движение к другому состоянию общества с учетом демократических преобразований и особенностей. Это мы с вами увидим, если они начнет действовать популистски, как Борис Николаевич действовал, показывая, что все сломаем, все обесценил, вклады, страну на лопатки положил - и в результате мы потеряли сразу 50 процентов валового продукта. И теперь уже и при Путине сравнивают с 1991 годом, самым трудным и сложным годом Советского Союза, последним. Вот если там начнут действовать популистскими методами, а не ответственно и серьезно, все может быть. Надо очень внимательно наблюдать. Я думаю, что мы очень заинтересованы, чтобы на Украине было спокойно.

Михаил Саленков: В честь 20-ой годовщины избрания Михаила Горбачева на пост руководителя СССР в Горбачев-Фонде открывается постоянная экспозиция "

Михаил Горбачев: жизнь и реформы". В ней представлены документы из собрания фонда, личные вещи и фотографии из семейного архива Горбачевых.

Андрей Шароградский: По мнению социологов, за последние 10 лет отношение россиян к кардинальным переменам конца 80-х годов практически не изменилось.

Михаил Ярошевский: Согласно социологическим опросам, абсолютное большинство граждан России - 63 процента - продолжают отрицательно относиться к смене строя, и только 28 процентов - положительно. Примечательно, что эти цифры практически не меняются уже на протяжении десятка лет, в 1998 году за перестройку выступили 25 процентов россиян, против - 67. Говорит социолог Юрий Левада.

Юрий Левада: Люди оценивают перестройку несколько поверхностно и узко. Узко - это на собственном опыте. А поверхностно - это на базе того, что говорят и пишут. Говорят и пишут преимущественно плохо. А собственный опыт - это разного рода неурядицы, хаос в стране и так далее. Считается, что в этом виновата перестройка и лично Михаил Сергеевич Горбачев. Серьезного разговора и серьезного анализа вообще не видел я, где он был, а если и был, то до массы людей не дошел. Мнение досадное, недальновидное что ли, потому что то, что любая крупная перемена сопровождается некоторым беспорядком, - это бывает всегда и везде, но нельзя видеть только это. К сожалению, общественное мнение устроено так, что дальше оно видеть не умеет, и никто ему не показывает. Из всех событий, связанных с перестройкой, наиболее важным и позитивным считается гласность, то есть некоторого рода предпосылка свободы слова. Младший возраст у нас, до 25 лет, - это люди, которые, собственно говоря, кроме перестройки, ничего и не видели.

Максим Ярошевский: Главными достижениями перестройки, по мнению экспертов, считаются такие пункты, как свободный выезд за рубеж, свобода мысли и слова, возможность заниматься частным бизнесом и прекращение гонений за веру. Перемены, произошедшие при первом президенте, тем не менее, не сделали его самым демократичным лидером государства. Судя по опросам, в которых оценивали состояние демократии и гласности в России, Горбачев получил лишь 18 процентов голосов, Ельцин - 19, а Путин - 30.

Юрий Левада: Во времена правления Ельцина главным злодеем был именно действующий президент. Его очень мало любили, но когда он ушел, то отношение к нему стабилизировалось, а главным злодеем и первоначальником всяческого негативного комплекса, развала опять оказался Горбачев.

Максим Ярошевский: Отрицательными факторами перестройки эксперты посчитали утрату стабильности, чувства защищенности и уверенности в завтрашнем дне, падение морали и нарастание межнациональных конфликтов. Изменится ли отношение к перестройке в ближайшее время?

Юрий Левада: Это зависит от обстоятельств, включая тот режим, в котором мы находимся сегодня. Дело в том, что перестройка - это развал старой страны, советской, ее мало кто приветствует. А новая, несмотря на определенное экономическое улучшение, нестабильна, в ней нет уверенности в будущем. Это означает, что позитивные оценки нынешней власти несколько преувеличены. Если бы дело изменилось круто к лучшему, если бы люди научились понимать, что первоначальные изменения положения в стране и, что не менее важно, положения страны в мире, что это начал Михаил Сергеевич Горбачев, тогда бы отношение улучшалось. Но пока этого не видно. И мне кажется, что если обстоятельства жизни будут такими, как сейчас, то через пять лет ничего особенно нового мы не увидим.

Максим Ярошевский: Сложив все показатели, социологи пришли к выводу, что жизнь до перестройки сегодня предпочли бы 36 процентов россиян, нынешней довольны 27, а еще 28 процентов так и не определились, что же лучше.

Андрей Шарый: 20 лет назад - 11 марта 1985 года - после смерти генерального секретаря ЦК КПСС Константина Черненко на внеочередном пленуме ЦК Компартии новым лидером Советского Союза стал молодой по партийным меркам и очень динамичный, как казалось тогда, политик Михаил Горбачев. Вскоре началась перестройка, неузнаваемо изменившая страну и почти весь мир. В эти дни Горбачев проводит публичную кампанию, связанную с 20-летием этого славного события. Пару лет назад мне довелось расспрашивать Михаила Сергеевича о его нынешнем отношении к политике. Давайте послушаем эту, теперь уже архивную, запись.

Вы жалели, что занялись политикой?

Михаил Горбачев: Нет, я никогда не жалел о том, что я занялся политикой. Это было до 1970 года, пока я не стал первым секретарем. Трижды были попытки уйти в науку, даже я сдал минимум, написал диссертацию, и потом эта диссертация была моим докладом на Пленуме "О специализации и кооперации сельского хозяйства, аграрного сектора Ставрополья".

Андрей Шарый: А сейчас не жалеете? Может быть, урожаи выше были бы в Ставрополе.

Михаил Горбачев: Нет, не жалею. Я думаю, то, что мы открыли своей перестройкой, при всем том, что она была сорвана, тем не менее, процессы утверждения свобод, демократии, духовный, политический плюрализм, признание инакомыслия, свобода вероисповедания, открытость по отношению к другим народам, и, наконец, через новое мышление освободили международные отношения от идеологизации, сверхпротивостояния, конфронтации, вывели мир из "холодной войны", остановили гонку и так далее, ядерную и вообще, - это же колоссальный поворот. Я думаю, это такой импульс, который не остановить.

Один доцент Иркутского университета, когда была кампания президентская, я встречался с людьми в Иркутском университете, он мне задал вопрос: "Это вы говорили в 1985 году… Это вы говорили в 1987 году… Это вы говорили в 1988 году… Это вы говорили…" - "Я". - "Так кто вы есть?" - "Я Горбачев. А почему вы ко мне такой счет предъявляете? А вот Ленин что говорил - и что делал? Он заявил о том, что пошли неправильным путем, оказывается, и допустил главную ошибку - навязали стране коммунистические методы. Вот пошли этим путем - и он себя не оправдал. И пошли на НЭП, коренные изменения точки зрения на социализм, и так далее. Что же, Ленину вы разрешаете, а мне нет? А у меня больше оснований, чем у Ленина". Зал взорвался гулом оваций.

Послушайте, ведь по сути дела непосредственных уже перемен - это четыре года. За четыре года перевернуть все - это надо, вообще говоря, набраться и смелости и мужества. Я не знаю, как я пошел на это даже. Ведь я же мог до этого времени еще сидеть в кресле генсека, уже опытный, бороду бы отпустил.

Андрей Шарый: Страшно представить, Михаил Сергеевич.

Михаил Горбачев: И Свобода бы в Мюнхене так и сидела.

XS
SM
MD
LG