Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Китае юридически закреплена возможность применения военной силы в отношении Тайваня


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Татьяна Вольтская, Ян Рунов.

Андрей Шароградский: Высший законодательный орган Китайской Народной Республики Всекитайское собрание народных представителей принял закон о предотвращении раскола страны, в котором впервые юридически закреплена возможность применения военной силы в отношении Тайваня, если все мирные возможности для воссоединения материка с островом будут исчерпаны. Депутаты ВСНП единогласно проголосовали за этот документ. Вот что заявил по поводу нового закона нынешний китайский лидер Вэнь Цзя Бао.

Вэнь Цзя Бао: Этот закон никоим образом не направлен против народа Тайваня. Он призван положить конец деятельности тех сил, которые выступают за независимость Тайваня. Это никоим образом не закон войны, он нацелен на мирное воссоединение страны.

Андрей Шароградский: Означает ли принятие закона, что Пекин и Тайбэй оказались на грани вооруженного конфликта? Об этом моя коллега Татьяна Вольтская беседует с директором Петербургского филиала Института Востоковедения Российской Академии наук Ириной Поповой.

Татьяна Вольтская: Ирина Федоровна, Тайвань достаточно много инвестирует в китайскую экономику. Не получается ли, что принятием нового закона Китай как бы рубит сук, на котором сидит?

Ирина Попова: Китай достаточно силен экономически, в военном смысле также. И принятие этого закона не демонстрация такой силы. Поэтому, я думаю, его приняли. Но дойдет ли дело до реализации этого закона, тут сказать очень сложно, сложно что-то прогнозировать.

Татьяна Вольтская: Вы хотите сказать, что если ружье повешено на стену, оно должно когда-нибудь выстрелить?

Ирина Попова: Нет, я бы так не говорила, потому что тут завязаны многие силы вокруг Тайваня. В общем, в море американский флот по-прежнему обеспечивает безопасность Тайваня. Поэтому ссориться с очень многими государствами одновременно Китай, конечно, не будет. Но, тем не менее, это очень важная заявка на присоединение Тайваня окончательно. В основном этот закон имеет политическую силу, то есть демонстрацию политической силы.

Татьяна Вольтская: Вы допускаете, что когда-нибудь возникнут такие обстоятельства, которые спровоцируют реальное применение силы Китаем против Тайваня?

Ирина Попова: Я бы не хотела говорить "да".

Татьяна Вольтская: А как вы смотрите на то, что Далай-лама уже объявил конец сепаратизму?

Ирина Попова: То, что закон уже работает, это есть демонстрация политической силы, пока, по крайней мере, на этом этапе, который мы сейчас переживаем. У китайцев за многовековую историю накопилось очень много технологий политических, и такая тактика запугивания, в общем-то, довольно реальна была, вполне эффективная.

Андрей Шароградский: Российская сторона рассматривает так называемый «тайваньский вопрос», как внутреннее дело Китая. «С пониманием относимся к мотивам, побудившим Всекитайское собрание народных представителей принять данный закон», - говорится в заявлении официального представителя МИД России Александра Яковенко. Соединенные Штаты, которые так же считают Тайвань частью Китая, отреагировали на принятие закона о применении силы против Тайваня довольно жестко. Госсекретарь США Кондолиза Райс заявила, что действия Пекина только усиливают напряженность в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Владимир Абаринов, Вашинтон: В Вашингтоне ожидали принятия закона. Еще до его вступления в силу один из авторитетных американских мозговых центров – фонд «Наследие» - провел дискуссию, в которой принимала участие Кэрролл Бертоломью, член созданной Конгрессом комиссии по американо-китайским отношениям.

Кэрролл Бертоломью: Меня попросили прокомментировать юридические аспекты политики страны, которая не уважает власть закона. Если бы китайское правительство верило, что должно соблюдать законы, оно бы соблюдало основные права и свободы, провозглашенные китайской Конституцией, оно исполняло бы свои обязательства по договорам о нераспространении оружия массового уничтожения. Но оно этого не делает. Таким образом, вопрос стоит так: зачем китайскому руководству вообще понадобился этот закон? Имеет он какое-либо юридическое значение или это всего лишь политическое заявление? И что это означает не только для народа Китая, но и для американской политики?

В нашей системе президент предлагает, а Конгресс располагает. В Китае собрание народных представителей делает лишь то, что ему приказывает делать правительство. Пока комитет собрания обсуждал формулировки закона, вышла очередная белая книга по обороне, в которой сказано: «Китайский народ и его вооруженные силы решительно разгромят независимость Тайваня любой ценой».

Владимир Абаринов: По мнению Кэрролл Бертоломью, закон противоречит американской политике в регионе.

Кэрролл Бертоломью: Если мы правильно понимаем закон, это примерно то же самое, как если бы Конгресс принял закон о том, что если Калифорния решит объявить себя независимым государством, США должны объявить ей войну. Но Тайвань по отношению к Китаю совсем не то же самое, что Калифорния относительно Соединенных Штатов. Если мы согласимся с этим законом, это будет означать разрешение объявлять войну территориям, чей статус мы и другие члены мирового сообщества видят иначе.

Владимир Абаринов: Кэрролл Бертоломью подчеркнула также, что новый китайский закон ни в коей мере не учитывает мнение народа Тайваня.

Кэрролл Бертоломью: Соединенные Штаты не занимают какую бы то ни было позицию по вопросу об окончательном статусе Тайваня. Мы никогда не заявляли, что Тайвань должен стать независимым или воссоединиться, или что тайваньский вопрос следует решить каким-то иным образом. Как известно, в законе США об отношениях с Тайванем говорится, что любая попытка определить будущее Тайваня иными, кроме мирных, средствами, должна рассматриваться, как угроза миру и безопасности Тихоокеанского региона и предмет серьезной озабоченности Соединенных Штатов. В законе также сказано, что вопросы взаимоотношений Пекина и Тайбэя должны решаться мирно и с согласия народа Тайваня. Трудно понять, каким образом процедура принятия закона о противодействии сепаратизму учитывала согласие или несогласие тайваньского народа.

XS
SM
MD
LG