Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Аргентина выдала чилийским властям бывшего немецкого нациста


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ян Рунов.

Андрей Шароградский: Аргентина выдала чилийским властям бывшего немецкого нациста Пауля Шефера, он подозревается в убийстве натурализованного гражданина США - эмигранта из бывшего Советского Союза, математика Бориса Вейсфейлера. С подробностями корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов.

Ян Рунов: Основатель закрытой сельскохозяйственной религиозной общины «Колония Дигнидад» 83-летний Пауль Шефер 8 лет скрывался от чилийского правосудия, но был пойман в Аргентине, в окрестностях Буэнос-Айреса. После Второй мировой войны капрал германской армии, медик Люфтваффе бежал из Германии, где его обвинили в совращении малолетнего. Бежал в Чили, и там в 1961 году основал немецкую колонию.

Чилийский суд ранее заочно приговорил Шефера к тюремному заключению за растление 26 малолетних. К трагедии этих детей 20 лет назад прибавилась ещё одна. Борис Вейсфейлер, заядлый путешественник-одиночка, 43-летний профессор математики американского университета Пеннсильвания-Стэйт, эмигрировавший из Советского Союза в США в 1975 году, пропал без вести в Чили, как раз в районе колонии «Дигнидад». Позднее появились свидетельства, что он был арестован чилийскими солдатами якобы по подозрению в шпионаже. Однако чилийские власти долго утверждали, что он скорее всего утонул в реке. Но сестра Бориса Ольга, живущая сейчас в Ньютоне под Бостоном, не поверила этой версии. Появились доказательства, что Бориса передали почему-то в колонию нациста Шефера.

Сотрудники американского посольства в Чили не приложили серьёзных усилий, чтобы выяснить судьбу пропавшего гражданина США. Расследование исчезновения Бориса Вейсфейлера было вновь открыто в 2000-м году чилийским адвокатом Эрнаном Фернандесом, нанятым семьёй Бориса. В том же году к делу подключился Госдепартамент США, который стал требовать от чилийского правительства широкого расследования. В конце концов, под номером 169 был зарегистрирован официальный иск против генерала Аугусто Пиночета, который был тогда главой государства и который покровительствовал колонии «Дигнидад».

Ольга Вейсфейлер уже 20 лет ведёт поиски брата. И вот теперь, с арестом Пауля Шефера, появилась новая надежда. Рассказывает сама Ольга, с которой мы связались по телефону.

Ольга Вейсфейлер: Его уже выдали. Его судья расспрашивал, ничего не отвечал, говорил, что все забыл, ничего не помнит. В конечном счете, это уже не так важно, потому что открыли процесс против него. Он ничего не скажет, но другие могут сказать.

Ян Рунов: Кто другие?

Ольга Вейсфейлер: Те, которые в колонии. Они могут быть привлечены, как свидетели лидеров колонии "Дигнидад". Один свидетель выступил с заявлением, что они подтверждают, что, да было нарушение прав человека в колонии "Дигнидад", что все это было. Это открывает не дверь, а целые ворота. Никто из них не отрицал, что он там был. Они говорят, мы были молодые, мы ничего не знаем, мы работали, а все это было без нас.

Я сейчас надеюсь, что сейчас они будут говорить. Посольство уже на моей стороне. Посольство давит на них тоже. Родственников здесь не было. Мне ничего не говорили. Друзья тут многочисленные пытались что-то найти, но ничего не получилось. Я пошла дальше. По профессии я окончила медицинский институт - Первый Московский медицинский институт, а сейчас уже стала частным сыщиком. Абсолютно никакого отношения к юридическим делам никогда не имела. Как это не странно, но я сдвинула этот мертвый камень по поводу колонии "Дигнидад".

Ян Рунов: Колонию может после этого вообще закрыть?

Ольга Вейсфейлер: Там живут люди, которые там работают. Много там престарелых людей, потому что не разрешали им там жениться и иметь детей. Молодых очень мало. Языка испанского не знают.

Ян Рунов: Это все немцы?

Ольга Вейсфейлер: В основном немцы, но там даже есть и маленькие чилийцы, которых взяли туда. Они тоже говорят по-немецки. Языка не знают. А жить они не умеют, они даже не умеют, что называется, сходить в магазин, купить что-то такое себе. Там даже денег не получали, они за это получали питание, получали жилье. У них нет никаких документов, нет никаких профессий.

Ян Рунов: Там открытая педофилия?

Ольга Вейсфейлер: Было и сейчас осталось тоже. Там по 3-4 мальчика было на этого Шефера. Кололи инъекции, избивание, в общем, все. Борисово дело - это единственное документированное дело. Все эти годы мы потратили на то, чтобы найти свидетеля. Он в 1987 году пришел в посольство и сказал, что он участвовал при аресте Бориса. Он привел его в колонию "Дигнидад" и сказал, что хочет спасти этого человека, может быть, и других. Скажем так, заниматься нацистскими делами в XXI веке довольно сложно и довольно страшно.

Ян Рунов: 62-летняя Ольга занимается только тем, что анализирует документы, пишет письма, четыре раза летала в Чили. Колония продолжает существовать, но уже под названием «Вилла Бавария».

XS
SM
MD
LG