Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сохранение России в рамках существующих границ - это задача номер один для Кремля


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.

Кирилл Кобрин: Российские политики и политологи продолжают комментировать интервью главы администрации президента Дмитрия Медведева журналу "Эксперт". Дмитрий Медведев заявил, что одной из главных задач Кремля является "консолидация политической элиты и сохранение эффективного государства в существующих границах".

Любовь Чижова: Сохранение России в рамках существующих границ - это задача номер один для Кремля. В интервью журналу "Эксперт" глава администрации президента Дмитрий Медведев говорит: "Если мы не сумеем консолидировать элиты, Россия может исчезнуть как единое государство. За последние годы удалось обеспечить должную стабильность для экономического роста, но если расслабиться и отдаться на волю волн, последствия будут чудовищны. Распад Союза может показаться утренником в детском саду по сравнению с государственным коллапсом современной России".

О том, как стоит относиться к заявлению главы президентской администрации, рассуждает заместитель председателя партии "Яблоко" Сергей Митрохин.

Сергей Митрохин: Стоит относиться всерьез, потому что когда нам говорят, что все должны сплотиться, для того чтобы предотвратить распад страны, я в этом вижу определенную угрозу в адрес оппозиции. Потому что очередной ярлык, который на нее навесят, видимо, будет заключаться в том, что она содействует распаду страны. Валить вину за состояние целостности государства, в том числе и на далекую перспективу, с тех, кто действительно реально в этом виноват, на оппозицию. Отношусь к нему как к свидетельству о полной неадекватности людей, которые принимают ключевые решения внутренней политики государства. Абсолютно отсутствуют реальные представления о том, что нужно делать. И представление полностью обратное у кремлевской администрации, тому, что нужно делать, в частности, для сохранения целостности и единства России.

Дмитрий Медведев боится, что Россия может развалиться, что она последует за Советским Союзом. Однако последнее время, последний год руководство страны занимается тем, что закладывает предпосылки распада своими собственными руками. Реальная вина Кремля заключается в том, что он установил в России крайне неэффективную систему власти, он строит абсолютно неэффективное государство, государство позапрошлого века, которое будет заведомо недееспособным, в том числе и которое будет не в состоянии решать важнейшие задачи, которые стоят перед Россией в XXI веке.

Сохранение России в нынешних границах - это, действительно, одна из крупнейших и тяжелейших задач XXI века. Но когда Кремль разрушает институт федерализма, например, то он разрушает единственный институт, на самом деле, который в состоянии сохранить целостность страны. Настораживает, что вот такое ощущение возникает, что из Кремля можно решить все проблемы абсолютно, можно расставить самых умных людей на самые важные посты, очень мудро отнимать у людей право выбирать себе власть. Все это говорит о том, что Кремль в настоящее время ведет себя полностью неадекватно, он теряет обратную связь со страной.

Любовь Чижова: Почему это интервью появилось именно сейчас?

Сергей Митрохин: Сейчас Кремль дезориентирован. Серия неудач, которые последовали за последний период, неудач как во внутренней, так и во внешней политике, конечно, вызывает определенную нервозность. А также это связано, возможно, и с событиями на Украине. Кремль видит, что он не способен совладать с ситуацией, и очень опасается развития событий по украинскому сценарию. Причем иногда эти страхи просто надуманны, тем не менее, у каждого страха самостоятельная жизнь, он живет самостоятельной жизнью. И вот, как мне кажется, Кремль сейчас обуреваем этими страхами, и он пытается изобразить, что готов отвечать тем вызовам, которые сегодня обращены к России. Это очень плохо получается.

Суть этого интервью чисто бюрократическая - показать, что Кремль полностью контролирует ситуацию, что он очень мудрый, что он является интеллектуальным центром, там вырабатываются новые идеи, что делается это абсолютно продуманно от начала и до конца. Это не более чем пиаровское мероприятие.

Любовь Чижова: Выступление Дмитрия Медведева комментирует политолог, эксперт Центра Карнеги Николай Петров.

Николай Петров: Тональность такая очень успокаивающая. Мне кажется, имеет смысл, действительно, подумать, почему вдруг глава президентской администрации, который очень редко выступает перед прессой, сейчас, в пору таких бурных изменений, связанных и с проводимыми реформами, и достаточно негативной реакцией в регионах на них, и с тем, что в регионах творится, выступает с таким спокойным, эпическим интервью, которое можно было увидеть и полгода назад, и год назад. Ничего принципиально нового в нем не говорится, кроме этого странного и немного, я бы сказал, замаскированного призыва к тому, чтобы не раскачивать лодку, а общими силами держать то, что мы имеем.

Удивительно в этом то, что Кремль сам и Медведев в частности сделали все для того, чтобы демонтировать эту систему. Сейчас мы, по словам Медведева, ждем, когда, наконец, заработает Общественная палата и обеспечит диалог общества и власти. А о том, что парламент, который раньше выполнял эту роль и который в принципе должен выполнять эту роль, сейчас эту роль не выполняет, Медведев не говорит ничего.

Любовь Чижова: На вопросы о свободе слова в России и о ситуации с компанией ЮКОС Медведев отвечает довольно туманно.

Николай Петров: Мне кажется, надо делать скидку на личность самого Медведева, человека не очень яркого и старательно избегающего каких-то конкретных и сильных заявлений. Все интервью очень типично для Медведева. Оно такое округлое, покатое, то есть там не к чему прицепиться. И это и хорошо, и плохо. И в той части, где он говорит о средствах массовой информации, и о деле ЮКОСа, можно сказать, что, в принципе, он прав, когда говорит, что та свобода и тот плюрализм, который был раньше, при Ельцине, был связан с конкурирующими интересами разных финансово-промышленных групп и так далее. А с другой стороны, он, конечно, не прав, когда не видит за конкуренцией интересов нормальные возможности для развития плюрализма в средствах массовой информации.

Я первый раз столкнулся с Дмитрием Медведевым несколько лет назад, еще когда он возглавлял штаб Путина на первых президентских выборах. Тогда я слушал его в течение 40 минут, но после выступления не мог вообще вспомнить, о чем же, собственно, он говорил. То есть он говорил гладко, он говорил четко, но при этом... Вот есть такая категория юристов, которые могут говорить так, чтобы ничего не оставалось в результате. Вот такое общее впечатление от этого интервью есть тоже. Можно по пунктам обсуждать, чего там нет, но когда прочитаешь все и закроешь журнал, то сказать, о чем, собственно, он говорил и для чего он это говорил, очень сложно. Можно думать, что это сделано для умиротворения, для демонстрации того, что в Кремле нет каких-то споров и конфликтов по поводу нынешней политики и ее перспектив. Но вот общее впечатление такое - гладкая пустота.

XS
SM
MD
LG