Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Михаил Ходорковский заявил, что виновным себя не считает и о снисхождении не просит


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Марьяна Торочешникова, Сергей Гогин.

Кирилл Кобрин: В Мещанском суде Москвы завершились слушания по делу ЮКОСа. Сегодня стала известна дата оглашения приговора российским бизнесменам Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву. О процессе, длившемся 9 месяцев, рассказывает корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.

Марьяна Торочешникова: Подсудимый Михаил Ходорковский в последнем слове, обращенном к суду, еще раз подтвердил, что виновным себя не считает и о снисхождении не просит. Единственно разумное решение, которое, по его мнению, может принять суд, - оправдательный приговор. "Меня посадили для того, чтобы я не мешал разграбить ЮКОС", - заявил Михаил Ходорковский, выступая с последним словом.

Михаил Ходорковский: Попытки приписать мне какие бы то ни было преступления, обернулись откровенным фарсом. Даже свидетели обвинения фактически дали показания в мою пользу. Сейчас суду представлены все документы, допрошены все свидетели. Что же мы видим в итоге?

Два года обысков, допросы сотен, если не тысяч, сотрудников, захват заложников, путем ареста ни в чем неповинных людей, в том числе женщин с маленькими детьми. И обвинение так и не смогло найти ни одного документа, ни одного факта, ни одного показания, которые бы подтверждали наличие неких тайных, противозаконных планов. Ничего, что говорило бы о преступной деятельности.

Марьяна Торочешникова: Платон Лебедев от права выступить с последним словом отказался, никак это не мотивировав. Однако его адвокаты подозревают, чем было вызвано такое решение их подзащитного. Говорит адвокат Платона Лебедева Евгений Бару.

Евгений Бару: Он не только отказался от последнего слова, но он отказался и от прений. И я понимаю его. Потому что все это время состояние его здоровья, естественно, вызывало у нас опасения. Болезнь, к сожалению, прогрессировала. Эмоций и болезненного состояния было более чем достаточно. И самое главное - постоянно говорил о предвзятости органов прокуратуры к нему, об искусственности возбуждения этого дела и о многих фальсификациях, которые по ходу расследования и судебного заседания представляли суду.

Марьяна Торочешникова: Еще один подсудимый - бывший директор АОЗТ "Волна" - фирмы, выигравшей в инвестиционном конкурсе по "Апатиту", Андрей Крайнов. Он проходит соучастником по делу. Выступая с последним словом, он заявил, что, возглавляя "Волну" по предложению сотрудников МЕНАТЕПа, понимал, фирма не сможет выполнить инвестиционные обязательства по финансированию "Апатита".

"Я полностью полагался на МЕНАТЕП, а когда потребовал выполнения инвестиционных условий, был уволен", - заявил Крайнов. Он же утверждал, что не имел отношения к распределению прибыли от реализации продукции "Апатита".

Женщина вынашивает ребенка девять месяцев, столько же времени ушло на судебное разбирательство по делу Михаила Ходорковского, Платона Лебедева и Андрея Крайнова. По существу суд начал рассматривать это дело 16 июня прошлого года. И к моменту начала прений от процесса устали, пожалуй, все его участники и журналисты, освещавшие судебные слушания.

Генеральная прокуратура считает вину подсудимых доказанной и не подлежащей сомнению. За преступления, предусмотренные сразу семью статьями Уголовного кодекса Российской Федерации (именно столько инкриминируется Ходорковскому и Лебедеву) государственный обвинитель Дмитрий Шохин потребовал приговорить их к 10 годам лишения свободы. А Андрею Крайнову, ввиду его деятельного раскаяния и содействия следствию, назначить наказание 5 лет лишения свободы условно. Вот как тогда комментировал это заявление адвокат Михаила Ходорковского Генрих Падва.

Генрих Падва: Уже много-много месяцев тому назад, а может быть уже больше года, господин Колесников, заместитель генерального прокурора, уже назвал этот срок, без всякого исследования материалов дела, без участия в судебном заседании, которое тогда только намечалось в далеком будущем. А срок уже был предназначен.

Марьяна Торочешникова: Если попытаться кратко изложить суть предъявленных подсудимым обвинений, выглядеть это будет примерно так.

В 1994 Ходорковский и Лебедев создали и возглавили организованную преступную группу. Одним из ее членов был Андрей Крайнов, другие - сотрудники МЕНАТЕПа, руководители множества коммерческих фирм и неустановленные лица. Эта преступная группа, действуя через посредников - подставные фирмы - заполучила 20 процентов акций, принадлежащего государству "Апатита". Затем занялась финансовыми махинациями с продажей апатитового концентрата по заниженным ценам, расхищая разницу от выручки. Под хищением прокуратура понимала следующее: Ходорковский и Лебедев уже украденные деньги переводили в ряд подставных и подконтрольных им же компаний, потом через эти же компании начисляли себе вознаграждение и, если следовать логике обвинения, вот с этих-то денег не платили налоги. А, проворачивая все эти аферы, Ходорковский и Лебедев, по мнению прокуратуры, превышали служебные полномочия и не исполняли решение суда, вступившее в законную силу.

Последнее слово осталось за судом. Сегодня председательствующая в процессе Ирина Колесникова сообщила, что приговор по этому делу будет оглашен 27 апреля. О том, каким будет приговор, остается только гадать. Говорит Адвокат Михаила Ходорковского Карина Москаленко.

Карина Москаленко: Мы не знаем ответа на этот вопрос. Мы не знаем, где решается судьба этого дела. Не знаем. Я считаю, это дело политически мотивированным. Мне кажется, что суд находится под серьезным прессингом. С одной стороны, серьезнейшие данные за невиновность подсудимых, с которыми трудно спорить. А с другой стороны, огромное давление. Не знаю, выдержат ли судьи такое давление и есть ли у них воля к тому, чтобы выдержать это давление, есть ли у них желание.

Марьяна Торочешникова: В политической подоплеке дела ЮКОСа российские адвокаты не сомневаются. О том, какого мнения на этот счет придерживаются международные защитники Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, рассказывает мой коллега Сергей Гогин.

Сергей Гогин: Адвокат из Канады Роберт Амстердам, входящий в команду защитников Михаила Ходорковского, настаивает на международном значении суда над руководителями ЮКОСа. Этот суд он назвал бесчестием, а пассивное отношение западных лидеров к развалу ЮКОСа - потаканием государственному воровству.

Роберт Амстердам: Этому надо положить конец, потому что такого рода наступления на бизнес будут продолжаться. Реанимированный лидерами Европейского союза термин "внутреннее дело", который они применяют в отношении дела ЮКОСа, абсолютно противоречит европейской конвенции, которую, кстати, Россия подписала и является ее членом, не говоря уже о Германии, Англии, Франции. Дело ЮКОСа уже не единичное. Спросите "Вымпелком", спросите любого иностранного бизнесмена, сколько новых нашествий налоговых органов они пережили. Об этом не пишут и не говорят, потому что люди в России знают, стоит высунуть голову и ее снесут налоговики, которые действуют без ограничений, без закона, но с санкции госчиновников.

Марьяна Торочешникова: Адвокаты Ходорковского и Лебедева не исключают, что их подзащитные могут, что называется, "легко отделаться": уголовное преследование, по основному эпизоду обвинения - приватизации "Апатита" - по просьбе прокурора, суд может прекратить за истечением срока давности. По остальным обвинениям подсудимые вроде как попадают под амнистию к 60-летию Победы. Впрочем, многие не оставляют надежды на оправдательный приговор, который, по мнению большинства участников процесса, да, пожалуй, всех, за исключением прокурора, будет единственным справедливым.

XS
SM
MD
LG