Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Соглашение о создании правительственной коалиции в Чехии сорвано через несколько часов после его заключения


Программу ведет Аллан Давыдов. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Кирилл Кобрин, Ефим Фиштейн и обозреватель чешского радио Либор Дворжак.

Аллан Давыдов: В Чехии соглашение о создании новой правительственной коалиции сорвано через несколько часов после его заключения. Руководство правящих социал-демократов отказалось его утвердить. Один из возможных путей выхода из кризиса - досрочные выборы. Эксперты говорят о крахе социал-демократической партии - одной из ведущих в стране.

Мой коллега Кирилл Кобрин обсудил неожиданный поворот в чешской политике с моим коллегой, обозревателем Радио Свобода Ефимом Фиштейном.

Кирилл Кобрин: Политический правительственный кризис в Чехии. Давайте вспомним его историю. Он разразился только из-за финансовой проблемы и обвинения Станислава Гросса в том, что он непонятно где взял деньги, чтобы купить квартиру, или за этим кризисом стоят какие-то более серьезные политические причины?

Ефим Фиштейн: Несомненно, финансовые недоразумения, связанные с покупкой квартиры премьер-министра, явились всего лишь предлогом, а не причиной нынешнего кризиса. Напомню, что премьер в последние годы был самым популярным политиком страны, имел самый высокий рейтинг поддержки. Если этот рейтинг буквально обрушился в течение двух-трех недель, то причиной явилась не финансовая махинация общим объемом в 900 тысяч крон, ничтожный объем где-то в 30-40 тысяч долларов американских.

Скорее можно сказать следующее, практически все политики так или иначе имеют как пятна на солнце, на своем прошлом какие-то финансовые недоразумения, скажем так, но проявилось здесь центральное качество политика, его качество лидера. В этом смысле чешский премьер совершенно доверия своих сограждан не оправдал. Он запутался в собственных объяснениях. Он не сумел выстроить сколько-нибудь правдоподобную, заслуживающую доверия легенду вокруг своих финансовых средств, в этом смысле он потерял право на лидерство, поскольку разрушил имидж своей лидерской личности. В этом смысле политик этого типа будущего не имеет.

Граждане стали стыдиться за своего премьера, стали вывешивать плакаты с надписью: "Мне стыдно за своего премьера", фактически из лидера он превратился в смешную фигуру. С такой фигурой сотрудничать не могли и другие партии правящей коалиции. Фактически использовав предлог в качестве причины для политического развода, они и довели дело до нынешнего состояния, когда в течение трех месяцев правительство не может выбраться из этого кризисного болота.

Кирилл Кобрин: И предыдущий, надо сказать, премьер от социал-демократов тоже оказался не очень сильной политической фигурой. На что тогда социал-демократы рассчитывают?

Ефим Фиштейн: В том-то и дело, что сдается, что эта партия нынче не может рассчитать буквально на один ход вперед, что недопустимо ни в шахматах, ни в политике. Я не говорю уже о том, чтобы просчитать пять ходов, но, по крайней мере, на один ход следовало бы просчитать. Социал-демократы выставляют уже третьего премьера за свой фактически период нахождения у власти после ухода их основоположника их партии Милоша Земана. Фактически ни один из премьеров не оказался в политическом смысле слова долгожителем. Сейчас их ситуация затруднена еще и тем, что слева их поджимают коммунисты, партия достаточно сплоченная и в Центральной Европе уникальная, поскольку они даже не удосужились поменять название. Сейчас у них политическая поддержка значительная, на порядок выше, чем у социалистов. Социалисты не нашли себя в этой ситуации. Они каждым своим последующим ходом фактически опровергают свои собственные постановления, принятые незадолго до этого. Например, незадолго до последнего припадка, я бы сказал, политического кризиса, они приняли постановление о создании правительства без политических лидеров. И буквально в ходе последующих переговоров со своими коалиционными партнерами они отказались и от этого своего постановления.

Что будет дальше? Или им нужно начинать принципиально новую стратегию, уходить в оппозицию и в условиях оппозиции в течение следующих 4 лет полностью переструктурировать свою партию, видимо, и в программном смысле перевооружиться, или они обречены на судьбу мелких центристских и либеральных партий, которые появляются и исчезают с периодичностью от выборов до выборов.

Кирилл Кобрин: Но кто-то тогда должен будет занять это место левого центра? Не коммунисты же.

Ефим Фиштейн: Это место займут, несомненно, коммунисты, которые сразу после избирательного успеха, на который они почти обречены. Как мне кажется, они проведут все-таки реформистский съезд, переименуют себя в какую-нибудь партию демократического социализма, демократических левых и тому подобное, как это в Центральной Европе принято, и фактически украдут у социал-демократов их лево-центристскую программу и займут их политическую нишу.

Аллан Давыдов: Правительственный кризис в Чехии ставит под сомнение политическую стабильность в стране, да и саму европейскую ориентацию Чехии. Эти вопросы Кирилл Кобрин обсуждал с обозревателем чешского радио Либором Дворжаком.

Либор Дворжак: Я не сказал бы, что даже, несмотря на кризис, как вы правильно сказали, что рухнула партийная система, которая тут возникла, тут получится совершенно другой бАлланс сил. Кто от этого кризиса сейчас выигрывает? Во-первых, это, конечно, Гражданская демократическая партия, которая, по всей видимости, не прочь была бы сделать досрочные выборы, потому что вот в этой ситуации (кризис длится, если я не ошибаюсь, уже третий месяц) она получила бы где-то около 35 процентов голосов избирательских, а это очень много. Очень многое от этого кризиса могут выиграть не реформированные коммунисты, у которых и сейчас уже 20 процентов мандатов в нашем парламенте, то есть в нижней палате, по всей видимости, потому что проигравшими будут социал-демократы. Очень многие избиратели перейдут именно к коммунистам. Это самое опасное в настоящую минуту.

Я очень надеюсь, что в этой стране, где, я бы сказал, не принято даже со стороны граждан принимать какие-то экстремистские настроения, я бы этого не опасался. Просто самое главное, что социал-демократы были у власти, или есть у власти уже семь лет. По всей видимости, срок терпения избирателей уже прошел.

Кирилл Кобрин: Давайте поговорим о европейском аспекте вот этого политического кризиса. Социал-демократы, которые сейчас так ослаблены, это еврооптимисты. Они являются локомотивами интеграции Чехии в Европейский Союз, с другой стороны, правые партии и президент Вацлав Клас, он скептик в отношении евроинтеграции, да и коммунисты тоже, судя по всему. Скажется ли вся эта ситуация на перспективах участия Чехии в Европейском Союзе?

Либор Дворжак: Я очень надеюсь, что она может сказаться даже положительно, потому что очень многие чешские граждане, видя эти немножечко непристойные политические чешские задворки, они просто пожелают стать составной частью, объединяющейся Европы. Так что, очень может быть, что будет, действительно, голосовать по Европейской Конституции, что голосов будет гораздо больше, чем сейчас показывают опросы общественного мнения.

XS
SM
MD
LG