Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы в нижнюю палату российского парламента будет проходить теперь только по партийным спискам


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Сергей Гогин и сотрудник Центра Карнеги Николай Петров.

Андрей Шарый: В пятницу Государственная Дума России приняла во втором чтении Закон, по которому выборы в нижнюю палату парламента будет проходить только по партийным спискам. За внесенный президентом законопроект проголосовали 335 депутатов при необходимом минимуме в 226 голосов. 96 человек высказались против. Новый Закон не допускает создание избирательных блоков на парламентских выборах, для прохождения партий в Думу установлен теперь 7-процентный барьер, ранее необходимо было набрать не менее 5 процентов голосов избирателей. Подробнее на эту тему корреспондент Радио Свобода Сергей Гогин.

Сергей Гогин: Президент и Центризбирком предлагают ввести новый порядок избрания депутатов Госдумы - отказаться от выборов по одномандатным округам и перейти к пропорциональной системе выборов, то есть только по партийным спискам.

В Комитет по Конституционному законодательству и государственному строительству поступило около 900 поправок. Из них Комитет рекомендовал к рассмотрению около 250. Думское большинство во главе с фракцией "Единая Россия" приняло важную поправку, согласно которой лидеры победившей на выборах партии из первой тройки партийного списка могут отказаться от депутатских мандатов, партия при этом не понесет никакой ответственности.

По мнению главы ЦИК Александра Вешнякова, войти в список, а потом отказаться от мандата, значит, обмануть избирателей. Он предлагал за это наказывать партию, передавать освободившиеся мандаты другой партии. Лидеры фракции КПРФ расценили поправку "Единой России", как игру в наперстки с избирателем. Говорит заместитель председателя фракции Сергей Решульский.

Сергей Решульский: А те 38, которые кинули своих избирателей, извините, уже на таком сегодняшнем Большого театра жаргоне говорю, с ними как поступать-то?

Сергей Гогин: Секретарь президиума генерального совета партии "Единая Россия" Валерий Богомолов считает, что это совершенно нормальная практика, ориентирующая избирателя на идеологическую платформу партии. Богомолов считает, что кандидат из партийного списка имеет право поддержать партию, а потом решать - идти или не идти в Думу.

Валерий Богомолов: Что мы выбираем? Мы выбираем партию или конкретных людей? Мы выбираем партию. У нас пропорциональная система. Это совершенно разные вещи. Вот если одномандатник агитировал, а потом взял и сложил с себя, конечно, тут должно быть другое, должны быть перевыборы. Но сейчас речь идет о партии.

Сергей Гогин: В четверг президент Путин внес еще целую серию поправок в избирательное законодательство. Он предлагает ввести запрет на создание избирательных блоков, сократить максимально допустимый процент брака в подписных листах с 5 до 25 процентов, ввести единый день голосования на выборах в региональные и муниципальные органы власти - второе воскресенье марта.

Согласно еще одной поправки, внесенной президентом, депутат лишается мандата в случае перехода в другую фракцию. Другими словами, депутат теперь намертво привязан к своей фракции и будет, таким образом, обязан сохранять лояльность с партией, от которой он избрался, даже если он в ней разочаровался.

Сегодня думское большинство также проголосовало за то, чтобы сохранить в Законе норму, позволяющую партии или кандидату отказаться от участия в публичных предвыборных дебатах. Дума также отказалась проголосовать за поправку главы Комитета по делам женщин и семьи Екатерины Лаховой, которая настаивала на обязательной женской квоте в 30 процентов в партийных списках на парламентских выборах.

Как новые поправки скажутся на избирательных перспективах партий демократическо-либеральной ориентации "Яблоко", СПС? Говорит заместитель председателя партии "Яблоко" Сергей Митрохин.

Сергей Митрохин: Во-первых, "Яблоко" представлено в Думе - у нас два депутата, третий при поддержке нашей прошел. Новые поправки существенного влияния на наши шансы, наверное, не окажут. Единственное, что усиление административного ресурса, конечно, играет против всех оппозиционных партий, а эти поправки направлены именно на усиление административного ресурса. Эти поправки сделаны под одну партию - партию власти.

"Яблоко" находится в оппозиции. Поэтому как и для всех других оппозиционных партий, нам будет сложнее работать в этих условиях. Но мы будем искать новые возможности завоевания голосов избирателей.

Сергей Гогин: Новая возможность, о которой вы говорите, предполагает создание все-таки единой демократической партии?

Сергей Митрохин: Да, мы уже предложили своей проект создания такой партии. Пока реакция самая разная, но, я думаю, что неизбежно этот проект будет принят демократическими силами. Накануне 2007 года мы сможем создать такую объединенную партию на базе "Яблоко", как мы предлагаем это сделать.

Андрей Шарый: Вместе с нами рассказ о сегодняшнем парламентском дне слушал известный московский политический эксперт, сотрудник Центра Карнеги Николай Петров.

Николай, по вашему мнению, в чем заключается общая философия изменений в избирательное законодательство?

Николай Петров: Это уже второе такое завершение масштабной, радикальной реформы, цель которой еще более ужесточить контроль над выборами. Помимо того, что мы сегодня обсуждаем, это и демонтаж целых сегментов избирательной системы - отказ от выборов губернаторов, отказ от выборов депутатов-одномандатников и так далее.

Честно скажу, что мне показался вчерашний пакет таким рецидивом застарелой болезни, то есть очевидно, что уже те элементы реформы избирательной системы, которые реализованы, в частности, отказ от прямых выборов избирателей, они приводят к результатам, обратным тому, чего добивался Кремль. Они провоцируют социальную напряженность, социальные процессы в регионах, потому что другого пути поменять руководителя – нет. Мы видим, что в целом ряде регионов возникают постоянные уже митинги, цель которых достучаться до президента, чтобы он поменял губернатора. В этих условиях, казалось бы, в жизненных интересах Кремля, с одной стороны, эти силы с улицы приводить в парламент, переводить в законодательное русло, в русло нормальной парламентской работы, а с другой стороны, усиливать легитимность, усиливать авторитетность демократических институтов.

Андрей Шарый: Если поставить происходившее сегодня в Думе (вот этот пакет избирательных инициатив, о котором мы с вами говорим) в контекст общей политической ситуации в стране, в частности, соотнести это с разговорами и дискуссиями о возможной той или иной формуле продления срока полномочий Владимира Путина во главе государства. Говорят, что он возьмет 4-летний отпуск, а потом опять станет президентом. Вам понятно, куда рулит Кремль?

Николай Петров: Мне понятно, но мне, кажется, что сейчас уже не так актуальна проблема 2008 года, как проблема дожить Кремлю до 2008 года. Речь сейчас должна стоять не о том, каким образом будет осуществлена передача власти или ее сохранение в руках Путина, а что надо сделать с политической системой, чтобы она осталась контролировать страну до этого момента передачи власти.

Андрей Шарый: Вы хотите сказать, если я верно вас понимаю, что Кремль перетянул гайки?

Николай Петров: Я хочу сказать, что последние элементы реформы - это подтягивание гаек в ситуации, когда вся эта гигантская машина, гигантская станина может быть перевернута социальным протестом, именно в силу того колоссального контроля со всех сторон, который Кремль устанавливает над процессом выборов.

Андрей Шарый: Вы считаете возможность социального взрыва серьезной, верно?

Николай Петров: Безусловно, я считаю, что варианта два - либо эволюция режима и высвобождение каких-то из этих гаек, либо опасность социального взрыва.

Андрей Шарый: Какой вариант вам представляется более вероятным?

Николай Петров: Безусловно, эволюционный вариант предпочтительнее, но я пока не вижу признаков того, что Кремль это понимает.

Андрей Шарый: Говорят сейчас многие ваши коллеги-политологи о том, что в России организована так называемая малопартийная система. В контексте того, что происходит сейчас в Думе, как вам представляется, Кремль и "Единая Россия", ее депутаты, это одно и тоже, или у "Единой России" есть какие-то свои, отдельные от Кремля политические интересы, которые они пытаются или могут пытаться отстаивать?

Николай Петров: Дело в том, что "Единая Россия" так и не превратилась по существу в партию власти, то есть в структуру, которая просто послушна воле Кремля, а действительно может играть относительно самостоятельную политическую роль. Хотя депутаты время от времени взбрыкивают и проводят какие-то решения и поправки, выгодные им, а не Кремлю, как в нынешнем случае, но в целом они абсолютно контролируемы. В целом для них вопрос выживания, то есть вопрос сохранения депутатских мандатов в 2007 году, это вопрос, который решается в Кремле.

Андрей Шарый: Мне представляется, что Россия в очередной раз стоит на некоем политическом перекрестке. С одной стороны, все эти изменения проводятся под флагом усиления формирования партийной системы в России, системы партий. Однако это все приводит к тому, что парламент будет таким же серым, как он есть сейчас, а может быть еще более серым. С другой стороны, если вспомнить более яркий состав Государственной Думы, когда не было голосований только по партийным спискам, то там получается большое количество неподконтрольных власти кандидатов. Есть ли здесь какое-то противоречие, которое видят в Кремле? По вашему мнению, какой вариант для России все-таки предпочтителен, исходя из исторических традиций и ситуаций в стране?

Николай Петров: Мне кажется, что главная проблема сейчас заключается не в том, каким образом формируется Государственная Дума, а в том, что Государственная Дума не представляет собой реально действующего органа власти. Как бы мы не посылали, не набирали туда депутатов, все равно возможность их влиять на принятие политических решений минимальны. В этом я вижу главную проблему. Когда в России говорят о том, что нет политических партий или нет достаточно сильных политических партий, это связано не с тем, что нет политиков, которые могут предложить завлекательную программу, а связано с тем, что Дума не имеет возможности реализовывать программу ни одной из политических сил, которые туда входят. Это машина, которая работает на холостом ходу.

Андрей Шарый: Но при все при том, при тех недостатках или возможности падения в пропасть, о которой вы говорите, Митрохин считает, что шансы либеральных партий попасть в парламент не сильно уменьшаются при изменениях в законодательство. Вы согласны с его трактовкой событий?

Николай Петров: Нет, я думаю, что в этом случае, он говорит скорее как политик, демонстрируя некий оптимизм, чем аналитик. Дело в том, что, запрещая блоки, Кремль наносит большой удар не только по выборам 2007 года, а мы видим, что "Яблоко" не может достичь никакого согласия с СПС и другими демократическими силами. В случае блока шансы бы были, а в случае участия только партии, шансов нет. Но, что еще более важно, что это будет играть уже сейчас на выборах в законодательные собрания регионов, где именно блоки выступали, как наиболее серьезные оппоненты "Единой России", которым в ряде случаев удалось одержать победу.

XS
SM
MD
LG