Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Переговоры Кондолизы Райс в Москве


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Любовь Чижова, Ян Рунов.

Андрей Шарый: О конкретном содержании переговоров Кондолизы Райс с ее российскими коллегами пока неизвестно. Любовь Чижова, корреспондент Радио Свобода беседовала с видным российским политологом-международником, заместителем директора Московского Центра Карнеги Дмитрием Трениным.

Дмитрий Тренин: Думаю, что касается визита Райс и визита Буша в Россию, то неожиданностей ожидать не приходится. Но есть интрига, связанная с визитами Буша в соседние страны - в Латвию и в Грузию. Здесь много может быть интересного.

Что касается Риги, то кроме ожидаемой и довольно рутинной поддержки балтийских стран, есть сообщение о том, что президент Буш будет встречаться с лидерами белорусской оппозиции. Таким образом, слова, сказанные президентом во время предыдущего европейского турне в отношении необходимости поддержки борьбы за свободу и демократию в Белоруссии, они не повисают в воздухе. Это интересный момент. Интересно, как будет дальше развиваться американская политика на белорусском направлении.

Интересно, что произойдет во время визита президента в Грузию. Потому что, конечно, все визиты американского президента тщательно готовятся, это не протокольный визит, это не просто поддержка президента Саакашвили. Это, возможно, какие-то другие шаги, направленные на дальнейшее радикальное сближение Грузии с США.

Любовь Чижова: Как вот это самое радикальное сближение может отразиться на американских отношениях?

Дмитрий Тренин: Я думаю, что и Грузия, и Украина, которая тоже, наверное, уже становится на рельсы поступательного движения в западном направлении, будут представлять серьезные проблемы для российско-американских отношений. Думаю, что здесь будет, если угодно, такая затяжная политика, дипломатическая борьба. Отношения российско-американские во многом будут развиваться в тени того, что будет происходит на периферии бывшего Советского Союза.

Любовь Чижова: В чем сегодня главные претензии США к России и России к Америке? Будут ли страны в ближайшее время их друг к другу предъявлять?

Дмитрий Тренин: Я не думаю, что речь пойдет о каких-то традиционных претензиях. Что касается американцев, то главное для них, как мне представляется, то, что происходит внутри России, как будет дальше развиваться политическая ситуация в стране, как будет трансформироваться или не будет трансформироваться нынешний политический режим, что будут представлять собой выборы 2007-2008 годов, что будет после этих выборов. Что касается России, то, наверное, главные претензии Кремля к США, в основном, связаны с бывшими советскими республиками.

Как и в первом случае, во втором случае, я думаю, что у Москвы и Вашингтона больше оснований для разочарований друг в друге, чем для сотрудничества и выстраивания новой модели отношений. Американцев весьма беспокоит Иран, в том числе в области атомной энергетики. Американцев беспокоит ситуация северокорейской ядерной программы. Россию, со своей стороны, беспокоит реакция США на иранскую программу и на корейскую программу. К сожалению, сейчас приходится констатировать, что платформа российско-американского сотрудничества довольно узкая.

Любовь Чижова: У президентов США и России дружеские личные отношения. Как эти отношения могут влиять на дальнейшее развитие взаимоотношений между Россией и Америкой?

Дмитрий Тренин: Я бы сказал, что личные отношения в значительной степени сегодня покрывают межгосударственные отношения, сферу межгосударственных отношений. Если убрать отношения по линии Буш-Путин, то останется на самом деле, я подчеркиваю, в межгосударственных отношениях не так много.

Любовь Чижова: Как в ближайшее время будут развиваться российско-американские отношения?

Дмитрий Тренин: Я думаю, что в этом году российско-американские отношения сохранятся примерно на том же уровне, на каком они находятся сегодня, то есть они не перейдут в фазу противостояния, не перейдут в фазу противоборства. Думаю, что это нам не грозит не только в этом году, но и вообще на обозримую перспективу. Но я не вижу, с другой стороны, и серьезного потенциала. Если смотреть на сегодняшнюю российскую администрацию и на нынешнюю американскую администрацию, я уверен в том, что потенциал этих администраций сегодня совершенно недостаточен для того, чтобы выстраивать стратегическое партнерство, которое объявлено содержанием российско-американских отношений.

Андрей Шарый: Еще одна важная тема переговоров - это отношение к иранской проблеме, поскольку стремление и способность Тегерана создать собственное ядерное оружие, очень беспокоит США. Россия такого беспокойства не разделяет, вопреки просьбам из Вашингтона, сотрудничает с Тегераном в области атомной энергии. Эта тема стоит в этой связи на повестке дня на переговорах Госсекретаря США с российским руководством. О сути американо-российских разногласий по Ирану корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов.

Ян Рунов: В американских средствах массовой информации широко освещались российско-иранские переговоры и заверения президента Путина в том, что Россия будет и впредь сотрудничать с Ираном в области ядерной энергии. Это в то время, как Иран накапливает запасы обогащенного Ирана. Вот что говорит о сути американо-российских разногласий по Ирану, профессор политолог из университета Виланова Пенсивальнии Хафез Малик.

Хафез Малик: Суть российской политики в Иране - сближение, суть американской политики в Иране - давление, давление с тем, чтобы Иран отказался от обогащения урана. Для США это сейчас главный барьер для нормализации отношений с этой страной. Для России ядерная проблема не является главной в отношениях с Ираном.

Ян Рунов: При каких условиях Вашингтон и Москва все же смогут найти общий язык по Ирану?

Хафез Малик: Конечно, все возможно, но я очень сомневаюсь, что позиции сторон в обозримом будущем изменятся. России Иран ближе географически. У Ирана и России есть свои интересы на Кавказе, в Центральной Азии и на Ближнем Востоке. Эти интересы, правда, далеко не всегда совпадают, но сотрудничество гораздо выгоднее конфронтации. Не исключено, что США все же удастся оказать достаточно сильное давление на Россию с тем, чтобы затем вместе добиваться от Ирана отказа от обогащения урана. Возможно также, что после достижения договоренности между Ираном и Европой по иранской ядерной программе, Россия возьмет на себя некую посредническую роль по контролю за выполнением этого соглашения иранским руководством.

У России есть выборы развивать отношения с Ираном в ущерб отношениям с США, уступить США и ослабить сотрудничество с Ираном, либо третье - постараться остаться в хороших отношениях с обеими странами. У США тоже есть выбор - начать войну с Ираном из-за ядерного потенциала, либо более активно использовать дипломатию. При этом США могут использовать для своей дипломатии такой канал, как российско-иранское сотрудничество.

XS
SM
MD
LG