Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Президент в своем послании обошел самые неприятные для него темы..."


Программу ведет Арслан Саидов. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Мумин Шакиров, Михаил Соколов, Олег Кусов.

Арслан Саидов: На линии прямого эфира один из участников сегодняшнего собрания в Кремле независимый депутат Государственной Думы Владимир Рыжков.

Господин Рыжков, добрый день.

Владимир Рыжков: Добрый день.

Арслан Саидов: Каковы ваши впечатления от речи Путина? Насколько убедительными для вас выглядели его заявления о приверженности демократии?

Владимир Рыжков: В целом впечатление у меня от послания достаточно странное. Потому что президент обошел самые неприятные для него темы, в частности тему Украины, тему Грузии, тему Беслана и терроризма, тему ЮКОСа. Практически по этим ключевым провалам прошлого года ничего не было сказано. Он дал некоторые надежды бизнесу, заявив о необходимости приватизационной, налоговой амнистии и амнистии капитала, и очень много говорил о свободе демократии. Но для меня это были пустые слова, потому что этот лидер за последние 5 лет демонтировал основные демократические институты в стране, такие, как свободные, честные выборы, выборы губернаторов, выборы депутатов-одномандатников. Именно он продавил через парламент драконовский закон о референдуме, по которому нельзя провести референдум. Именно он пролоббировал новый закон о партиях, который фактически лишает граждан возможности создать новые оппозиционные партии. Именно он пролоббировал новый закон о выборах депутатов, который не допускает независимых международных наблюдателей на избирательные участки. Одним словом, все эти годы он душил свободу и поэтому в его устах заявления о приверженности свободе и демократии, с моей точки зрения, это не более чем пустой звук.

Арслан Саидов: Господин Рыжков, вот мнение Ирины Хакамады. Она считает, что в целом послание Владимира Путина было рассчитано для Запада. Как вы думаете?

Владимир Рыжков: Мне кажется, в значительной степени так оно и есть. Потому что в последнее время международное общественное мнение довольно критически оценивает Владимира Путина, особенно ситуацию с демократией и свободами в нашей стране. В какой-то степени это попытка создать благоприятное впечатление о своем политическом курсе. Но, я думаю, что и в стране, и за ее пределами политиков оценивают не по словам, а по делам. А дела Владимира Путина носят явно авторитарный и антидемократический характер.

Арслан Саидов: Первый вице-спикер Госдумы Любовь Слиска считает, что президент в послании Федеральному собранию дал ясно понять, что он не совсем доволен деятельностью нынешнего кабинета министров. Следует ли ждать отставки правительства или кого-либо из ключевых министров?

Владимир Рыжков: Нет, я так не думаю. Он легонько пожурил правительство за несовсем, как он выразился, продуманные реформы. Но критика была мягкая, отеческая, так что я не думаю, что стоит ждать каких-то изменений в кабинете министров. По крайней мере, министры выглядели очень довольными сегодня в Мраморном зале Кремля.

Арслан Саидов: Эксперты пока еще гадают, что имел в виду Путин, говоря о взаимоотношениях бизнеса и власти. Одни считают, что власть выразила намерение провести амнистию капитала, другие полагают, что Путин имел в виду нечто совсем другое. Какого мнения придерживаетесь вы?

Владимир Рыжков: Я полагаю, что президент, действительно, обеспокоен той паникой, которая случилась в российской экономике в прошлом году из-за дела ЮКОСа и других неблагоприятных процессов, и он, действительно, хочет несколько подсластить пилюлю бизнесу и создать более либеральные условия в нашей стране. Но, опять-таки, между словами лидера и реализацией всегда в стране огромная дистанция. Я даже шучу так, что часто в России послание можно комментировать так: товарищи, многое не сделано, еще больше предстоит не сделать. Так что разрыв между словами и делами огромный. Посмотрим, как это реально будет реализовано. Я предпочитаю дождаться действий, а не слов.

Арслан Саидов: Еще одна важная тема - это свобода слова. Путин предложил отдать контроль за деятельностью государственных телекомпаний будущей Общественной палате. Как вообще относиться к этой инициативе?

Владимир Рыжков: Я к этому отношусь очень скептически. Я хочу напомнить, как формируется сама Общественная палата. Сначала назначает ее членов президент, потом члены Общественной палаты, назначенные президентом, назначают остальных. Фактически это полностью подконтрольный президентом орган. Знаете, что в лоб, что по лбу - это одинаково. Как сейчас телеканалы находятся государственные под полным контролем администрации, так же они будут находиться и в будущем. Просто для внешнего мира будет отмазка, что, мол, теперь у нас телевидением руководит Общественная палата, но это не более чем фикция и мираж.

Арслан Саидов: Еще одно мнение, которое я попрошу вас прокомментировать, это заявление лидера Компартии Геннадия Зюганова. Он, выслушав послание президента, сделал вывод, что Путин резко полевел. Вы в этой части согласны с Зюгановым?

Владимир Рыжков: Я не знаю, что такое левое, правое в данном случае. Дело в том, в России, действительно, в последние годы крайне неблагоприятно развивается социальная ситуация. У нас социальное расслоение достигло африканских показателей. И когда президент говорит о том, что это недопустимая вещь и что доходы должны выравниваться, это не левая программа, это либеральная программа, это программа более справедливого общества и более справедливой экономической системы. Так что в данном случае, как ни назови, он стал более либеральным, более левым, но этот сдвиг есть и он, кстати говоря, правильный.

Арслан Саидов: Президент России Владимир Путин сегодня же говорил о повышении эффективности государственного управления. Он, в частности, сказал, что наше чиновничество еще в значительной степени представляет собой и замкнутую, и подчеркнуто надменную касту, понимающую государственную службу как разновидность бизнеса. Не входят ли эти его слова о повышении эффективности государственного управления с той структурой, которую он строит в России, с укреплением вертикали власти?

Владимир Рыжков: Да, конечно. Он впадает в обычное заблуждение, если он искренне заблуждается, что можно с помощью вертикали избавиться от коррупции. Дело в том, что вертикаль - это и есть коррупция. Разрушая парламента, разрушая оппозицию, разрушая свободу слова, разрушая независимость суда, Путин сделал все для того, чтобы у нас была одна из самых коррумпированных стран мира. Так оно и получилось. Автор российской коррупции сам президент. И все его оханья теперь по этому поводу - это просто... не знаю, понимает ли он, что он сам автор этой коррумпированной системы. Коррупция лечится только демократией и независимым судом. Он убрал из России демократию и изгнал независимость суда, а теперь удивляется, почему мы такая коррумпированная страна. Так что его методами коррупцию не вылечишь.

Арслан Саидов: Владимир Путин продолжает говорить о своем рецепте решения конфликта в Чечне, теперь это проведение парламентских выборов. Путин уверен, что эти выборы станут основой стабильности в регионе. Как вы считаете?

Владимир Рыжков: Я за парламентские выборы в Чечне. Я считаю, что парламентские выборы в Чечне, действительно, могут дать благоприятный импульс для нормализации ситуации в том регионе. При одном условии: если на парламентских выборах не повторится история с президентскими выборами в Чечне, когда несколько фаворитов, несколько авторитетных кандидатов были просто сняты с этих выборов и не допущены до этих выборов. И это превратило президентские выборы в Чечне просто в политический фарс. Вот если на парламентских выборах все основные политические силы (я не говорю о террористах, я говорю о тех нормальных политических силах, которые есть в Чечне) будут допущены к выборам и пройдут в парламент, это может иметь позитивные последствия.

Арслан Саидов: Владимир, скажите, что-то в речи Путина стало для вас неожиданным или вы услышали то, что ожидали услышать?

Владимир Рыжков: Много было неожиданного. Много было неожиданного из того, о чем он не сказал, я об этом уже говорил. Неожиданной была такая свободолюбивая риторика. Неожиданным было то, что эта риторика не подкреплялась никакими конкретными предложениями, и кое-какие либеральные экономические меры были достаточно смелыми, я от него их не очень ожидал. Так что неожиданного было довольно много, и слушать послание мне лично было интересно.

Арслан Саидов: Спасибо, Владимир. Итак, послание президента Федеральному собранию - одно из главных официальных политических событий в жизни страны. Выступление президента транслировали в прямом эфире телеканал "Россия", радиостанции "Радио России" и "Маяк". Среди журналистов, которые присутствовали в Кремле, был и наш корреспондент Мумин Шакиров.

Мумин вернулся из Кремля и находится рядом со мной в студии. Добрый день, Мумин. Расскажите о ваших впечатлениях.

Мумин Шакиров: Добрый день. Более часа пришлось простоять во дворе Кремля двум сотням журналистов, прежде чем попасть в вестибюль Мраморного зала, откуда губернаторы, сенаторы, депутаты Госдумы и руководители министерств попадают в зал заседаний. Тщательная проверка сумок, аппаратуры, документов и временное изъятие мобильных телефонов в общей сложности заняло около двух часов. Высокопоставленные чиновники до выступления Владимира Путина к общению с журналистами не стремились и быстро проносились мимо выставленных в ряд камер и фотообъективов прямиком в Мраморный зал.

Без дела слонявшиеся корреспонденты могли спокойно прохаживаться мимо книжной полки, где продавались дорогие, в красивом переплете издания, рассказывающие о российском государстве, о царских династиях и атрибутах власти. Ажиотаж, как и следовало ожидать, начался после окончания доклада президента России. Одним из первых к журналистам вышел независимый депутат Госдумы Владимир Рыжков.

Владимир Рыжков: У меня вообще хорошее впечатление осталось. Мне кажется, что главные вызовы прошлого года - СНГ, Беслан, проблемы со свободой, проблемы с демократией в нашей стране, которые очевидны - они все получили ответ в послании. Другое дело, что есть определенный диссонанс. Дело в том, что сам президент во многом разрушал свободу и демократию в нашей стране. Например, совершенно возмутительный закон о выборы в Государственную Думу, возмутительный закон о референдуме, возмутительная практика назначения губернаторов. Сегодня он немного отступил от этого, сказав, что партия, победившая на выборах в регионе, должна предлагать кандидатуры.

Мумин Шакиров: Представитель правительства России в Конституционном, Верховном и Арбитражном судах адвокат Михаил Борщевский заявил о том, что в России произошла демократическая революция.

Михаил Борщевский: Фактически налоговая амнистия. Это наш путь в Европу определен. Доступность телеканалов для всех - и для левых, и для правых, для любых. Был период стабилизации, сейчас период роста.

Мумин Шакиров: Независимый депутат Михаил Задорнов говорил об ожиданиях и о том, что он не услышал в речи президента России.

Михаил Задорнов: Некоторые вещи, которые ожидали, то есть парламентские расследования, отмена налога на наследование и дарение, это вещи ожидаемые. Выступление в целом не тянет на изменение серьезное политического и экономического курса. Осталось очень короткое время у президента для того, чтобы сделать такое изменение. Сегодняшнее выступление, оно правильное по словам, но оно не создает ощущения изменения и социально-экономического, и политического курса.

Мумин Шакиров: Глава думской фракции "Родина" Дмитрий Рогозин положительно оценил выступление президента и теперь ожидает выполнения намеченных задач.

Дмитрий Рогозин: Все, что сказано президентом, все проверяемо и в ближайшее время оно будет проверено. Доступ к СМИ, создание института парламентских расследований, дебюрократизация, громкие коррупционные скандалы - все это будет известно. Если этого не будет нам известно, значит, это осталось все словами.

Мумин Шакиров: Среди высказываний депутатов, сенаторов и губернаторов не было резких речей в адрес президента России. Даже лидер коммунистов Геннадий Зюганов при своем скептическом отношении к власти признал, что выступление президента было более левым, нежели правым, по сути и содержанию.

Арслан Саидов: Спасибо, Мумин.

Путин сделал несколько важных заявлений, касающихся политического устройства страны. Об этом политический обозреватель Радио Свободы Михаил Соколов.

Михаил Соколов: В своей речи Владимир Путин сразу отослал российского слушателя ко всем больным проблемам сразу, показывая – они возникли до него. Вполне в духе концепции постсоветского имперского консерватизма, Путин назвал распад СССР крупнейшей геополитической катастрофой века, привычно разоблачил террористическую интервенцию и деятельность олигархических группировок 90-х, в борьбе с коими он преодолел деградацию государства. После чего Путин изъяснил теоретический свой идеал: извечно, что Россия имела общую судьбу с Европой, ее жители стремились к такой же, как там, свободной, справедливой и правовой жизни.

Президент Путин, посетовал, что не выполнена задача – повышение эффективности работы чиновников, его пугает, что эта каста действует в своих интересах, срастается с бизнесом.

Президент выступил против перспективы торжества бюрократической реакции, обличил государственный правоохранительный рэкет и заметил, что в планы его не входит передача страны в руки неэффективной коррумпированной бюрократии.

Кроме того, Путин сбалансировал свой накат словами, что партийная и корпоративная бюрократия не лучше государственной.

Владимир Путин признал, что якобы, освободив СМИ от олигархической цензуры, их - не оградили от бюрократического давления. Он пообещал обеспечить свободу прессы почему-то с помощью комитета Общественной палаты. "Доступ к прессе необходимо обеспечить всем парламентским фракциям", - абстрактно заметил президент России, и более четко предложил утвердить законом процедуру парламентских расследований.

Внеправовые методы борьбы за демократию, намекая на «оранжевые революции», Владимир Путин осудил, и пообещал на это реагировать силами государства.

Своей задачей номер два Путин объявил укрепление Федерации.

Механизм назначения глав регионов он предложил украсить такой схемой: кандидатом на пост губернатора может предлагаться представитель победившей на выборах в регионе партии. Впрочем, сама формула сомнительна – может, а не должен, предлагаться. А поскольку идею Путин предложил обсудить на Госсовете, где успешно хоронятся все прожекты, идею партгубернаторов может ждать небытие.

Путин приветствовал укрупнение субъектов Федерации, но предупредил, оно не должно превратится в кампанейщину. И тут же президент ударил субъекты Федерации по рукам, и за что! - за использование правового института: резко осудил их обращения в спорах о полномочиях и налогах в Конституционный суд.

Теперь стоит ждать, что с перепугу начнется отзыв исков, так что фактически хозяин Кремля закрывает еще один механизм федерализма.

Эксперты уже отметили: все словесные удары Путина по бюрократии стоят недорого, когда они противоречат делам. Дмитрий Рогозин сказал, что в России существует два Путина. Один - этот тот, кто провозглашает определенные ценности, с которыми, безусловно, согласны все, и призывает к их выполнению. И другой - который ничего не сделал для выполнения своих же призывов.

Слой чиновничества легко пропускает ритуальные инвективы президента мимо ушей, он получает из Кремля настоящие сигналы, например, в региональной политике, где, вопреки словам об укреплении Федерации, уничтожается остаточный федерализм.

Можно легко ориентироваться и на кадровые решения: на высоких постах находятся, поощряются и получают отличия, имея карьерный рост, заполнившие Кремлевский зал исполнители и адепты авторитарного режима и практики силового президентского курса.

Как заметил один из лидеров «Яблока» Сергей Митрохин, слова Путина о том, что темпы строительства демократии в России «мы будем определять сами» означают, что авторитарные тенденции в политике Кремля будут усиливаться.

Ну а либералам же высочайше будет дозволено вещать, писать вполне прогрессивные тексты посланий главы государства Федеральному Собранию, рисовать декорации России, как вполне европейской, свободной страны.

Арслан Саидов: Президент России Владимир Путин сегодня заявил, что считает основой стабильности в Чеченской республике выборы в местный парламент. Мнение на эту тему собирал корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.

Олег Кусов: Почти в самом начале своего послания Владимир Путин вспомнил о первой чеченской войне. Судя по тексту его выступления, Россия ту войну проиграла.

Владимир Путин: Целостность страны оказалась нарушена террористической интервенцией и последовавшей хасавюртовской капитуляцией.

Олег Кусов: Говоря о положении дел на Северном Кавказе, Владимир Путин подчеркнул, что основой стабильности в Чечне должны стать парламентские выборы в республике.

Владимир Путин: Поддерживаю проведение уже в этом году парламентских выборов в Чеченской республике. Они должны стать и основой стабильности, и основой развития демократии в этом регионе. Отмечу, что уже сейчас в северокавказском регионе есть неплохие предпосылки для опережающего экономического роста.

Олег Кусов: Российский политолог Андрей Пиантковский так объясняет смысл сказанного президентом о ценностях демократии и о задачах Кремля на Северном Кавказе.

Андрей Пиантковский: А потом он сказал: "Ценой демократического развития не может быть стабильность избранного нами пути". В переводе с такого птичье-бюрократического языка на русский это значит, что демократия должна быть настолько управляемая, чтобы мы - находящаяся у власти группировка - никогда не была отстранена от власти. Это означает понимание и стабильность избранного ими пути.

То же самое относится к Чечне: стабильность, значит, должны пройти парламентские выборы, которые подтвердят власть Алханова и Кадырова.

Олег Кусов: По мнению Андрея Пиантковского, президент России намеренно избегает во многих своих выступлениях слово "Чечня".

Андрей Пиантковский: Это для него очень болезненная тема. Он прекрасно понимает, как он стал президентом. Это была гениальная пиар-операция известных людей, Березовского, Волошина, основным элементом ее была война в Чечне и телевизионная картинка этой войны, то есть гибель десятков тысяч мирных жителей, тысяч солдат. Поэтому это неприятное воспоминание. Тем более если поставить те жертвы, которые были принесены для избрания Владимира Владимировича президентом, с теми целями, которые были достигнуты, то картина вообще получается катастрофическая.

Олег Кусов: Андрей Андреевич, судя по посланию президента России, в Чечне сегодня уже нет боевых действий, не идет война.

Андрей Пиантковский: Он уже сказал несколько месяцев назад в Германии: успокойтесь, идите, отдыхайте, война давно закончена. В его представлении в картине, которую ему докладывают, война не идет. Но когда он пролетал на вертолете над Грозным, он ведь искренне ужаснулся той картине, которую он увидел и о которой он, видимо, не имел представления. Так же он не имеет представления о том, что творится сегодня в Чечне и не только в Чечне, но и по всему Северному Кавказу.

Олег Кусов: Так в интервью Радио Свобода известный российский политолог Андрей Пиантковский прокомментировал фрагмент ежегодного послания президента Владимира Путина, в котором шла речь о ситуации на Северном Кавказе.

XS
SM
MD
LG