Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Президент России начал четырехдневный визит на Ближний Восток


Андрей Шарый: Президент России Владимир Путин начал сегодня четырехдневный визит на Ближний Восток. Во вторник и среду путин проводит переговоры с египетским руководством в Каире, затем отправится в Израиль и - в последний день - на Палестинские территории. Обозреватели считают, что Москва пытается вернуть себе важную роль на Ближнем Востоке и, прежде всего, в арабском мире.

Что же касается отношений России с Израилем, то здесь в последнее время возникли сложности из-за недавней продажи российских ракет Сирии. Сегодня министр обороны России Сергей Иванов высказал мнение, что поставки в Сирию российских ракетных комплексов "Стрелец" не изменят баланса сил в регионе, поскольку Израиль сейчас вооружен гораздо лучше Сирии. О программе визита Владимира Путина и основных темах предстоящих переговоров мой коллега Кирилл Кобрин.

Кирилл Кобрин: Официальные переговоры в Каире начнутся завтра. Стороны намерены подписать Совместную декларацию, содержание которой пока неизвестно, известно только одно - она носит политический характер. Речь идет о двустороннем сотрудничестве, что, безусловно, отвечает стремлению Москвы отчасти восстановить свою политическую роль в регионе.

Завтра же вечером Владимир Путин проведет переговоры с секретарем Лиги Арабских государств Амром Муссой. Напомню, что штаб-квартира организации находится в Каире. Безусловно, главной темой станут пути урегулирования израильско-палестинского конфликта.

Российский президент будет обсуждать в Каире не только политику. Речь наверняка пойдет и об экономическом сотрудничестве, которое было определяющим для Египта еще тридцать лет назад. Сейчас же объем двусторонних экономических связей незначителен.

Из Каира российский президент отправится в Израиль. Двусторонние отношения в последнее время были омрачены, прежде всего, печально знаменитым антисемитским письмом депутатов Госдумы. Российский президент не придает этому факту серьезного значения и считает, что нельзя говорить о значительном распространении антисемитизма в стране.

Владимир Путин: Мы категорически против любых проявлений ксенофобии и национализма. Я не думаю, что в сегодняшней России антисемитизм что-то может определять и представлять из себя какую-то угрозу, хотя относиться к этому нужно очень внимательно.

Кирилл Кобрин: Другим фактором, повлиявшим в последние недели на российско-израильские отношения, стала продажа Сирии российских зенитных ракет. Израиль опасается, что это оружие может попасть в руки террористов и, таким образом, приведет к дальнейшей дестабилизации в регионе. Путин отрицает это.

Владимир Путин: Речь идет о противоракетных системах ближнего радиуса действий. Эти системы расположены на автомобилях, их невозможно незаметно передать террористическим организациям. Кроме того, наши военные имеют право контроля и инспекции.

Кирилл Кобрин: Подробнее о том, какие темы будет обсуждать российский президент в Израиле и как относятся власти этой страны к отношениям с Россией наш израильский корреспондент Ровшан Гусейнов.

Ровшан Гусейнов: Вопреки ожиданиям накануне визита российского президента средства массовой информации Израиля скорее замалчивают вопрос о продаже российских зенитных ракет Сирии, которая до сих пор официально в состоянии войны с Израилем. Ожидается, что Израиль попытается добиться ограничения в сфере военного сотрудничества Сирии, которой Россия простила миллиардные советские долги, а также будет поднят вопрос о российской помощи Ирану в развитии его ядерной программы.

По мнению аналитиков, Россия намерена достаточно жестко отстаивать свою позицию в отношениях с Израилем и не ограничится успокоительными заверениями, как это происходило в ходе последних визитов Ариэля Шарона в Москву. Тогда израильская сторона была практически уверена в российской поддержке в ряде вопросов, в том числе антиизраильских резолюций ООН, пересмотре политики в отношении Сирии и Ливана, прекращении ядерных поставок в Иран. Ни одна из этих надежд не оправдалась.

Сегодня Израиль, по логике вещей, должен достаточно скептически относиться к российским обещаниям. Однако начинать переговоры на высшем уровне в атмосфере недоверия неразумно. Возможно, поэтому израильские газеты стараются сгладить противоречия. Сегодня газеты больше пишут о позиции Кремля в отношении иранской ядерной программы, чем о зенитном скандале. Отмечаются такие положительные моменты, как готовность российских представителей сотрудничать с МАГАТЭ по иранскому вопросу, а также декларация об отказе Москвы поддерживать иранские военные программы.

В то же время военных аналитиков тревожит ряд вопросов, связанных с российскими ракетами. Первый - кто будет контролировать размещение и перемещение российских зенитных установок на сирийской территории? Второй вопрос - даже если технология этого вида оружия не предусматривает его превращение в мобильную ракетную установку, нельзя гарантировать, что сирийские умельцы не переделают ее в таковую. Уместно вспомнить сколько бед принесли Израилю самопальные ракеты "Касам", которые боевики собирают на подпольных фабриках без соблюдения требований техники безопасности и без оглядки на технологические требования.

Ожидается, что Москва станет добиваться от Израиля выдачи медиа-магната Владимира Гусинского и Леонида Невзлина, в прошлом одного из руководителей нефтяной компании "ЮКОС". Известно также, что Москва готовится подарить Палестинской автономии два российских вертолета Ми-17 и 50 бронемашин БРДМ, списанных из российской армии, взамен военной техники Ясира Арафата, которая была полностью уничтожена израильской армией в 2001 году в ходе интифады.

Андрей Шарый: Начинается визит Владимира Путина на Ближний Восток. К действиям Кремля в этом регионе относятся в последнее время с возрастающей настороженностью. По каким причинам? Об этом вашингтонский корреспондент Радио Свобода Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: На ближневосточную политику России в Вашингтоне смотрят, прежде всего, в контексте борьбы с международным терроризмом. Здесь обратили внимание на то, что Москва попыталась получить поддержку Организации Исламская конференция своим действиям в Чечне. Однако попытка эта оказалась не вполне удачной. Россия до последней возможности оказывала поддержку режиму Саддама Хусейна, и извлекла немалую выгоду из своего участия в гуманитарной программе ООН "Нефть в обмен за продовольствие". Об этом в США тоже говорят много и подробно.

Американцам не внушает симпатий участие России в иранском ядерном проекте, которая, с их точки зрения, подрывает безопасность региона. Наконец, резкую критику навлекла на себя российско-сирийская ракетная сделка, о которой говорил не так давно сенатор Джозеф Байден, заместитель председателя Комитета верхней палаты по международным делам.

Джозеф Байден: Вот уже несколько лет, как президент Путин повернул вспять курс на развитие демократии, защиту прав человека и власть закона в России. Администрация в основном молчала. Как это возможно, заботиться о продвижении демократии на Ближнем Востоке, и в то же время с таким безразличием относиться к реставрации в России?!

Не далее как на прошлой неделе появились сообщения о том, что Россия собирается продать Сирии свои новые ракеты, которые будут угрожать стабильности и миру на Ближнем Востоке.

Владимир Абаринов: В Вашингтоне опасаются, что ракеты, поставленные Россией, могут оказаться в руках палестинских террористов и угрожать Израилю. Вследствие различного понимания того, какие группировки являются террористическими, а какие нет, американо-российская координация на Ближнем Востоке носит ограниченный характер.

Вопрос, волнующий сейчас американцев больше всего в связи с Ближним Востоком, - непомерно высокие цены на бензин. Именно эту тему обсуждал в понедельник президент Буш на своем техасском ранчо с наследным принцем Саудовской Аравии. В этом вопросе интересы России и США тоже расходятся.

XS
SM
MD
LG