Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Оглашение приговора Ходорковскому и Лебедеву перенесено на 16 мая


Виктор Нехезин: Главной темой сегодняшнего дня должны были стать события в Мещанском суде Москвы, однако запланированное на сегодня оглашение приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву было перенесено на 16 мая. Участники процесса и журналисты узнали об этом из объявления на дверях Мещанского суда. Официальную бумагу с уведомлением о переносе адвокатам Ходорковского и Лебедева вручили буквально полчаса назад.

У здания Мещанского суда находится корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова. Марьяна, итак, что сейчас происходит у здания суда на Каланчевской улице?

Марьяна Торочешникова: Во-первых, сейчас у здания суда собрался митинг, его организовала группа поддержки Ходорковского "Совесть". Хотя, судя по флагам, которыми размахивают участники митинга, здесь присутствуют также представители "Яблока" и СПС, народу довольно много. Совсем недавно приехал автобус с сотрудниками милиции, которые пытаются навести порядок. Тем не менее, можно отметить, что участников митинга примерно столько же, если не меньше, чем журналистов, которых сегодня невероятно много - по моим приблизительным подсчетам, около 100 человек. Такое бывает крайне редко на этом процессе.

Виктор Нехезин: Марьяна, официальное уведомление уже было вручена адвокатам Ходорковского и Лебедева, а будут ли объявлены причины переноса заседания суда?

Марьяна Торочешникова: Причины объявлять никто и не обязан. Здесь могут быть самые разные предположения, но суд обычно не объявляет причины переноса заседания. Адвокаты предполагают, что скорее всего судьи просто не успели написать приговор. Однако здесь можно услышать и другие мнения. Например, Валерия Новодворская, которая сегодня также пришла в суд, убеждена, что приговор перенесли исключительно из-за того, чтобы никто не помешал правительству отметить 60-летие Победы. Если приговор не будет вынесен сейчас, - а все предполагают, что приговор будет обвинительным, - то Путину, соответственно, не буду задавать лишних вопросов президенты стран, которые будут участвовать в праздничных мероприятиях. И много других еще версий, в том числе о том, что Кремль до сих пор думает о том, каким должен быть приговор, несмотря на то, что последнее слово все-таки остается за судом.

Виктор Нехезин: Моему коллеге Арслану Саидову удалось связаться с адвокатом Ходорковского Генрихом Падвой. Вот как он прокомментировал перенос оглашения приговора своему подзащитному.

Арслан Саидов: Генрих Павлович, насколько неожиданным было сегодняшнее решение суда и как вы о нем узнали?

Генрих Падва: На самом деле я допускал такую возможность, поскольку написать в такой короткий срок, как суд определил, приговор по такому большому делу было, на мой взгляд, невозможно. Меня огорчало то, что суд так быстро назначил, и создавалось впечатление, что уже приговор готов. Поэтому в этом смысле меня скорее порадовало, чем огорчило сообщение о том, что оглашение приговора отложено на 16 мая, поскольку это свидетельствует о том, что суд будет более серьезно и тщательно писать приговор. Но это не значит, конечно, что этот приговор будет лучше, чем он был бы 27-го, трудно сказать.

Мне только сегодня позвонили и сказали, что в суде висит объявление. После мы перезвонили в суд, и нам это подтвердили, просили к 12 часам подъехать, чтобы официально это было сообщено и чтобы мы расписались, что мы были уведомлены об этом. Вот, собственно, и все, что я могу сказать. Никакого невероятного события в этом я не вижу, поскольку у меня такие факты бывали, когда суд назначался на один день, и потом не успевали вынести приговор к этому дню - и откладывали.

Арслан Саидов: Вы не видите в этом решении никакой подоплеки?

Генрих Падва: Вы понимаете, в самом решении я не вижу никакой подоплеки. Может быть, она и есть, но она нам неизвестна. Но, во всяком случае, это ситуация вполне возможная и даже предсказуемая, вероятно.

Арслан Саидов: А вам объяснили причину?

Генрих Падва: Нет. А кто может объяснить? Никто ничего не объясняет в таких случаях, это невозможно. Суд на совещании выносит приговор. Как он может что-либо сообщать? Он ничего не может.

Арслан Саидов: К чему вы готовитесь 16 мая теперь?

Генрих Падва: К приговору.

Арслан Саидов: Что вы ожидаете, какой приговор?

Генрих Падва: Какой объявят. Будем ждать приговора, и после того, как он будет оглашен, будем думать, что делать.

Виктор Нехезин: Мещанский суд Москвы перенес оглашение приговора Ходорковскому и Лебедеву на 16 мая. Один из лидеров партии "Яблоко" Сергей Митрохин считает, что перенос заседания суда вызван политическими причинами.

Сергей Митрохин: Совершенно очевидно, что этот перенос связан с двумя событиями - одно, которое было, и одно, которое будет. То событие, которое было, - это речь президента о том, что нужно создавать стабильные правила игры для бизнеса, не нужно заниматься налоговым террором. Второе событие, которое связано с первым, - это приезд на 9 мая глав 60 государств, которые, видимо, ожидают, что за словами президента последуют дела, и приговор Ходорковскому и Лебедеву не будет столь чудовищным, как его сформулировала Генеральная прокуратура. Поэтому оглашение решения судебного перенесли на 16 число, когда уже все уедут, фактор давления международного сообщества на Кремль не будет столь острым. Я думаю, что 16 мая суд вынесет приговор, либо подтверждающий вердикт Генеральной прокуратуры, либо близкий к нему. Я считаю, этот перенос очень плохим симптомом.

Виктор Нехезин: Президент Высшей школы экономики, председатель Координационного совета предпринимательских союзов Александр Шохин в беседе с моим коллегой Сергеем Гогиным высказал мнение, что приговор по делу Ходорковского и его коллег, вероятно, был готов, но в связи с посланием президента Федеральному Собранию суд будет вынужден его переписать.

Александр Шохин: Я думаю, что перенос сроков оглашения приговора по делу Ходорковского и его коллег связан, прежде всего, с тем, что суд должен переварить новую информацию. Новая информация связана с посланием президента, где он достаточно жестко высказался против налогового терроризма и призвал налоговые органы не усердствовать настолько, чтобы компании, которые проверяются, разрушались. В принципе "ЮКОС" одна из компаний, которая как нельзя лучше подходит под эту мысль президента Путина. Стало быть, тот, вероятно, достаточно жесткий приговор, который мог быть оглашен сегодня, который мог совпасть с требованием обвинения, мог быть воспроизведен судом - это 10 лет лишения свободы.

Думаю, что коль скоро многие вещи в налоговом законодательстве поддаются интерпретации и могут быть истолкованы и в пользу государства, и в пользу налогоплательщика, президент дал очень мощный импульс и новому толкованию кодекса и налогового законодательства в целом, которые предполагают все-таки возможность вывода в пользу налогоплательщика. Это значит, что суд, видимо, будет переписывать тот проект приговора, который, по всей видимости, был готов к началу этой недели.

В нашей действующем Налоговом кодексе есть такие возможности толковать закон либо в ту, либо в другую сторону. Как толкует судья, во многом зависит от общественного мнения, от общественных настроений. Судьи, как живые люди, ориентируются на общественное мнение некоторое. Последние 1,5-2 года общественное мнение складывалось таким образом, что применение, скажем, тех или иных схем оптимизации по сути дела было признано незаконным, хотя на момент использования этих схем, они подтверждались и налоговыми аудиторами, и налоговой службой, проводившей те или иные проверки. После того, как из законодательства эти нормы были изъяты, позволяющие чрезмерно увлекаться оптимизацией, эти новые более жесткие правила стали применяться задним число, что называется. Очень много судебных решений выносилось именно по этой схеме.

В этой связи я не считаю, на самом деле, это давлением на суд. Думаю, что происходит как бы восстановление по механизмам взаимоотношений налогоплательщика и налогового органа. Такое восстановление, которое позволяет говорить о балансе прав и ответственности как налогоплательщика, так и государственной власти. Более того, было бы интересно посмотреть, как правительство на завтрашнем заседании оценит эти позиции президента, какие поправки к действующему законодательству будут приняты по вопросам налогового администрирования.

Сергей Гогин: А вот политический обозреватель "Литературной газеты", доктор философских наук Александр Ципко призывает спокойно ждать приговора и не давить на суд.

Александр Ципко: Мы не должны переоценивать силу влияния Кремля на приговор. Мы слишком переоцениваем вот эту вертикаль власти в России. Опыт показывает, что она во многих случаях не работает, потому что, мне кажется, что люди, которые судят о России, не учитывают, что в экстремальных ситуациях, есть российская привычка, прислушиваться к точке зрения высшей власти. Но не надо забывать, что это люди, обладающие самосознанием, что практически сама кремлевская группа, команда Путина состоит из людей с прямо противоположными взглядами, что дает стабильность, конечно, дает какой-то баланс политических сил, но, с другой стороны, предполагает самые неожиданные поступки и членов этой команды.

Думаю, что в интересах просто объективного следствия, в интересах самого Ходорковского не давить на судей. Тем более что само послание значительно облегчает судьбу Ходорковского, но думаю, что не давить, а спокойно ждать.

Сергей Гогин: Президент Фонда социально-экономических и интеллектуальных программ Сергей Филатов надеется, что в связи с посланием президента Путина приговор Ходорковскому и Лебедеву окажется не слишком строгим. Филатов говорит, что Ходорковский играл по правилам, установленным государством, за что и пострадал.

Сергей Филатов: Если правила игры были такие, а потом правила игры изменили, а судят по правилам игры старым, я, если честно, не очень понимаю в чем дело. Его же так нам и не показали, одни пока разговоры идут. Ни схема дела не показана, общественность до конца не представляет, что там все-таки произошло. Если сегодня принимается закон, вот сегодня президент инициировал закон о том, что можно долями платить налоги, скажем, задолженность по налогам, то, что делается после этого сюжета, явно, что это можно было сделать и раньше. Логика подсказывала, что и нужно было раньше это сделать. Большие такие суммы получить государству выгоднее, нежели устроить ту кутерьму, которую устроили.

Проиграли все. Проиграли все стороны. Общество проиграло, государство проиграло, и Россия проиграла на мировом пространстве. Такие вещи надо корректировать вовремя. Вся коррекция находится, безусловно, в руках у государства.

Сергей Гогин: Как вы думаете, какие перспективы у частного бизнеса в России после дела Ходорковского?

Сергей Филатов: Совершенно очевидно, кто выступает по этому поводу, все говорят, что в инвестициях мы очень сильно проиграли. Ясин посчитал, что общий убыток составляет где-то около 50 миллиардов, в том числе включая инвестиции, которые были упущены и потеряны. Страх, который сопровождает рынок, это очень плохой фактор. Он не дает добавки, он все время убавляет.

Виктор Нехезин: Запланированное на сегодня оглашение приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву было перенесено на 16 мая. Участники процесса и журналисты узнали об этом из объявления на дверях Мещанского суда. У здания Мещанского суда в Москве побывала корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.

Марьяна Торочешникова: Несмотря на то, что оглашение приговора было назначено на 12 дня, журналисты начали собираться у здания Мещанского суда задолго до полудня. Всем очень хотелось бы попасть в зал судебных заседаний, учитывая скромные размеры которого рассчитывать на то, что разместит всех желающих, не имело смысла. Однако в здание судебные приставы репортеров пускать отказались, посоветовав внимательней читать объявления, вывешенные на входе в суд. Действительно, в одном из них было указано: "Слушания по делу Ходорковского, Лебедева и Крайнова переносятся на 16 мая". Причины переноса никто не указал, да и суд не обязан это делать. Вот, что говорили по этому поводу адвокаты. Говорит Евгений Бару.

Евгений Бару: Я не хочу гадать. У суда много могло быть мотивов, связанных с отложением оглашения приговора. В первую очередь, это огромный объем материалов и доказательств, которые были представлены, в том числе и стороной защиты.

Марьяна Торочешникова: Однако сообщение о переносе оглашения приговора не смутило журналистов. Ближе к полудню на небольшом пятачке у здания суд их было не меньше сотни. Сюда же подходили и те, кто решил поддержать подсудимых бизнесменов. Их, кстати, сегодня не доставляли в суд. Здесь можно было увидеть и политиков, и бизнесменов, и известных деятелей культуры. Все они давали свое объяснение переносу слушаний. Говорит Валерия Новодворская.

Валерия Новодворская: Они, во-первых, хотели развести чтение послания Путина к Федеральному Собранию и приговор. Потому что этот приговор - это и есть послание Путина миру и стране.

Марьяна Торочешникова: Несколько иная версия у председателя "Комитета-2008" Гарри Каспарова.

Гарри Каспаров: Суд еще раз показал, что он просто является частью исполнительной власти в России, и играет по тем правилам, которые диктуются в Кремле. Ясно, что в момент визита Путина в Израиль, да еще накануне Страстной пятницы выносить обвинительный приговор было бы, наверное, политически неразумно. Еще празднование юбилея Победы, который опять приватизирован властью и превращается в бесстыдный бенефис Путина. В этом случае обвинительный приговор просто перечеркнул бы все те слова, которые Путин проговорил в федеральном послании, который он регулярно говорит своим зарубежным партнерам.

Марьяна Торочешникова: Ровно в полдень на противоположной стороне улицы начался митинг общественной группы "Совесть", поддерживающей Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Очень скоро к митингующим примкнули представители других организаций. Здесь можно было видеть флаги с символикой "Яблоко", СПС, движения "Российские радикалы" и "Оборона". Через два часа участники митинга разошлись по домам, пообещав непременно собраться здесь снова 16 мая, в день оглашения приговора.

XS
SM
MD
LG