Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Перспективы оправдательного приговора по делу руководителей ЮКОСа


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Мелани Бачина.

Андрей Шароградский: Слова Владимира Путина, касающиеся деятельности налоговых служб и, как расценили их многие наблюдатели, возможности амнистии капитала, – эти слова прозвучали в его послании Федеральному Собранию в понедельник – возродили разговоры о возможности оправдательного приговора по делу руководителей ЮКОСа. Родители Михаила Ходорковского этот оптимизм не разделяют. Вот как в интервью Радио Свобода мать Михаила Ходорковского Марина Филипповна ответила на вопрос, остается ли у нее надежда на то, что ее сын будет оправдан?

Марина Ходорковская: Нет, не остается. Я не доверяю всему тому, что было сказано в президентской речи, не доверяю.

Андрей Шароградский: Вам лично объяснил кто-нибудь, почему перенесено оглашение приговора?

Марина Ходорковская: Нет, никто. Я считаю, а кто мог объяснить? Адвокаты сами не знали. О том, что перенесено, я позвонила адвокатам и первая сказала. Потому что мне позвонили журналисты, которые очень рано приехали, позвонили мне и сказали, и я позвонила уже в контору к адвокатам.

Андрей Шароградский: Ощущали ли вы сами давление властей после того, как был арестован ваш сын?

Марина Ходорковская: До последнего времени нет. А вот две недели назад, когда был объявлен приговор над Пичугиным, после этого выступил прокурор и сказал, что Борис Моисеевич тоже замешан в каких-то там делах с этим. Мы не поверили своим ушам, сидели и смотрели друг на друга и не знали, что сказать.

Андрей Шароградский: Как часто вы можете общаться с Михаилом Борисовичем и как он переносит свое заключение?

Марина Ходорковская: Общаться нам раз в месяц разрешено. Раз в месяц – мы, раз в месяц - жена его. А держится он великолепно. Вот только сейчас у него была адвокат, она мне позвонила – он, говорит, смеется, весел, посмотрел телевизор, смеется. По НТВ показывали. Так что он, в общем, в нормальном совершенно состоянии.

Андрей Шароградский: Кто вас поддерживает в эти дни?

Марина Ходорковская: Сотрудники бывшие Михаила Борисовича. Ну, они не бывшие, они до сих пор там пытаются работать. Много людей. Кроме родственников, много людей совершенно новых и незнакомых, которых я никогда не знала, а теперь они звонят, встречают возле суда, пишут письма. Причем это пожилые люди, и молодые, и студенты, самые разные.

Андрей Шароградский: Семью Ходорковских в эти дни поддерживают и многие томичи. ЮКОС в течение нескольких лет был главным в Томской области налогоплательщиком. Кроме того, с ЮКОСом и Ходорковским была связана реализация нескольких важных для Томска социальных и образовательных проектов.

- Свободу Ходорковскому!

Мелани Бачина: Сегодня утром десятки томских студентов выслали телеграммы родителям Михаила Ходорковского со словами поддержки. Для томской молодежи с началом так называемого «дела ЮКОСа» многое закончилось. Нет больше в Томске юкосовских стипендий, нет денег на развитие интернет-образования. В общей сложности Томск потерял примерно 250 миллионов, которые ежегодно ЮКОС выделял на Томские университеты.

- Что мы потеряли? Начиная с юкосовских стипендий, Федерация интернет-образования, «Человек года», «Детская площадка» и ряд других проектов, в которые вкладывали деньги. В сумме в год наша область потеряла 250 миллионов – вот такая вот цифра. Кто их восполнит – непонятно.

Мелани Бачина: За день до вынесения приговора в Томске прошел митинг в поддержку Ходорковского. Среди митингующих бизнесмены, студенты, преподаватели университетов, журналисты и даже пенсионеры. Компания ЮКОС и лично Ходорковский для Томской области сделали многое. И те, кто пришел на митинг, не сомневаются: «дело ЮКОСа» - политическое.

- Я возмущена этим делом! Страна не имеет права так управлять нами. Я вообще думаю, что именно Ходорковского надо в президенты.

- Я пришел сюда вообще как журналист. Но кроме этого, если бы не журналистский долг, я пришел бы по-человечески, поскольку я полностью солидарен с тем, что говорят сейчас. Свободу Ходорковскому!

Мелани Бачина: Михаил Ходорковский и его компания появились в Томске в 1997 году. Неизвестный тогда никому ЮКОС купил за живые деньги государственную Восточную нефтяную компанию. Первые шаги бизнесмена по Томской земле, по сути, были первыми шагами крупного частного капитала. Тогда было ясно, что может сделать область для Ходорковского. Непонятным оставалось, что может сделать для области Ходорковский. Вот что он сам говорил томским журналистам в 1997-ом.

Михаил Ходорковский: Мы платим налоги, а администрация ведет социальные расходы. Такие на сегодняшний день правила игры, они заданы правительством, и мы их менять не будем.

Мелани Бачина: Поначалу в Томске Ходорковского невзлюбили именно за это – подход нувориша Ходорковского никак не уживался с принципом «надо делиться». В 1998 году случился кризис, и золотой дождь на Томскую область с приходом ЮКОСа не обрушился. Но в конце 1999 года уже стартовали первые социальные программы. В 1999-ом Ходорковский меняет свою позицию.

Михаил Ходорковский: Конечно, в социальной жизни города Томска и вообще Томской области мы принимаем большее участие, чем в общественной жизни других регионов, где мы являемся одной из многих компаний.

Мелани Бачина: 2001 год. Компания Ходорковского перечислила сотни тысяч рублей ветеранам нефтяного города Стрижевой на севере Томской области. Открыты первые детские площадки, учреждены именные стипендии студентам и конкурс «Человек года». Построен интернет-клуб, основан Центр Федерации интернет-образования, заложен центр переподготовки кадров. В нефтяных регионах начинаются конкурсы социальных проектов, которые финансирует ЮКОС. В Томске проходит конкурс проектов среди предпринимателей.

2002 год – расцвет империи Ходорковского. Гиперпроект того времени – нефтяная труба на Китай, который сулил Томской области, как форпосту движения на восток, баснословные прибыли.

Михаил Ходорковский: Мы, в общем, являемся вызовом самим своим независимым существованием. Мы самая крупная в стране компания, и мы независимая компания.

Мелани Бачина: В 2003 году в Томске объявлено о строительстве клуба «Факел» с крупнейшей интернет-библиотекой, кинозалом, спортзалом и развлекательным комплексом. В бюджете Томского политехнического университета каждый десятый рубль нефтяной. В регионах входит в полную силу движение «Новая цивилизация», объединившее тысячи молодежных лидеров. Это, пожалуй, два наиболее известных проекта «Открытой России», фонда, созданного на средства акционеров ЮКОСа во главе с Ходорковским. Чаще всего в этот период от Ходорковского можно слышать…

Михаил Ходорковский: Мой выбор – Россия. Я здесь живу, я здесь работаю. И после окончания своей бизнес-карьеры, которое я наметил на 45 лет, я планирую также по-прежнему жить и работать в России.

Мелани Бачина: Летом 2003 года главу ЮКОСа вызывают на допрос в Генпрокуратуру. Так случилось, что одно из последних своих интервью Михаил Ходорковский давал в Томске. Вот как он комментировал то, что происходит с компанией.

Михаил Ходорковский: Я считаю, что все, что сейчас происходит, происходит, по моему мнению, за пределами правового поля. То есть по форме все законно, а по сути, конечно, на мой взгляд, совершенно нет.

Мелани Бачина: Сегодня судьба социальных юкосовских проектов в Томске предрешена. Кроме ЮКОСа, пока больше никто в Томскую область столько не вкладывал. И те, кто вышел на митинг в поддержку Ходорковского, пожалуй, впервые обратились к президенту.

- Мне очень хотелось бы взять на себя, конечно, слишком большую ответственность, чтобы от имени присутствующих здесь попросить президента освободить Ходорковского. Ведь даже Сталин освобождал оппонентов и тех людей, с помощью которых можно было строить Россию.

Мелани Бачина: Но даже сами организаторы митинга в поддержку Ходорковского назвали свою акцию утопичной.

XS
SM
MD
LG