Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Значение первой поездки президента России в Израиль


Дмитрий Морозов: Какое значение имеет первая поездка президента России в Израиль? На этот и другие вопросы корреспонденту Радио Свобода отвечал президент Института изучения проблем Израиля Евгений Сатановский.

Максим Ярошевский: Как вы считаете, насколько важен визит Владимира Путина в Израиль и чего от него в первую очередь стоит ожидать?

Евгений Сатановский: Насколько важен вообще первый визит лидера действующего политического в государство Израиль или, что называется, на Святую землю? Президент едет по нормальному, скажем, для американских президентов маршруту. Египет - самая мощная страна арабского мира. Израиль - самая мощная в военном, экономическом плане страна региона. И палестинский узел - это само по себе достаточно важно, потому что палестинская проблема - главный конфликт региона. Никогда такого не было. Эксперты и профессионалы искренне надеются, что, может быть, разблокирован тот пакет серьезнейших соглашений, который еще в середине 90-х годов был подготовлен и во второй половине 90-х готов к подписанию при правительстве Черномырдина. И на тему стратегических вооруженных контактов, и на тему военно-промышленного комплекса, на тему сотрудничества разведок, по космосу, по газу, по другим энергоносителям. Там были очень и очень серьезные соглашения, которые могли развязать узел израильско-российских отношений на уровне, скажем, американо-израильских. Не исключено, что визит явится тем спусковым крючком, который наконец-то даст дорогу в будущее, по крайней мере, тому, что еще релевантно.

Максим Ярошевский: Существуют ли сегодня сложности в отношениях между двумя странами - между Россией и Израилем?

Евгений Сатановский: Существует шероховатость, потому что то, что пресса определяет, как сложности и кризисы, на самом деле является мелкими шероховатостями, даже на порядок не сравнимыми с теми противоречиями, которые есть у американцев с израильтянами. Российский президент в еврейскую Пасху перед Пасхой православной в Израиле, его там ждали и серьезно ждали. Подготовлено достаточно многое. Сотрудничество может продолжаться дальше очень серьезно. Есть только одна проблема: израильская внутренняя политика. Шарон очень стар, у него на дворе оранжевая революция. Он находится в преддверии глубочайшего раскола страны, не исключено, что в преддверии перехода ее еврейской составляющей в фазу, предшествующую гражданской войне, на выводе поселений из Гуш-Катифа. И он очень много времени выделяет не выстраиванию внешней системы связей и отношений, а внутренней политике. Это может помешать.

Максим Ярошевский: Как вы считаете, влиятельна ли Россия на Ближнем Востоке сегодня?

Евгений Сатановский: На сегодняшний день российская политика набирает там влияние вот на таком позитивном нейтралитете в отношении разных сторон - и иранцев, и турок, и арабов, и израильтян. Но, разумеется, сегодняшняя российская политика - это влияние в рамках конкуренции, но без вражды.

Дмитрий Морозов: В Соединенных Штатах Америки немало политических обозревателей, которые видят не только положительные стороны визита президента Путина в Израиль и в Палестинскую автономию.

Ян Рунов: Вот как комментирует визит президента России на Ближний Восток вице-президент вашингтонского Совета по американской внешней политике Илан Берман...

Илан Берман: Я думаю, что визит в Израиль и на Палестинские территории рассчитан на внимание арабов, а не евреев. Именно этим объясняется столь острая реакция на разговоры о российских поставках оружия и военного снаряжения палестинскому руководству. Опасный шаг, если учесть продолжающуюся нестабильность на территориях Газы и Восточного берега Иордана. Вызывают также тревогу у Израиля и у США российские поставки противовоздушных ракет ближнего радиуса действия Сирии. Посещение Путиным Израиля призвано произвести впечатление на арабский мир и показать, что Россия возвращается на Ближний Восток и намерена вернуть себе роль противовеса Америке, роль сторонника традиционно недружественных по отношению к США и Израилю режимов.

Ян Рунов: Какое место занимает в переговорах с Путиным проблема Ирана?

Илан Берман: Вопрос об Иране - самый острый и для израильтян, и для американцев, когда речь идёт об отношениях с Россией. К сожалению, президент Путин не признаёт факт, что Иран представляет растущую угрозу региональной и российской безопасности. Проблема Ирана и его ядерных программ, и возможная ответная реакция на это со стороны Израиля и США, занимает самое важное место в повестке дня.

Ян Рунов: Как может отразиться на палестино-израильских переговорах усиление поддержки Палестины со стороны России?

Илан Берман: Проблема, как мне видится, в том, что появление на ближневосточной политической сцене России укрепит статус-кво и вместо того, чтобы ускорить мирный процесс, может затормозить его. Глава Палестинской автономии пытается перекроить баланс сил на территориях Газы и Западного берега путём добровольного разоружения Хамаса и Исламского джихада, путём более умеренной риторики и, одновременно, путём укрепления служб безопасности. А российские поставки оружия и политическая поддержка из Москвы может вселить надежду в палестинских противников мира с Израилем, которые увидят, что Россия действует советскими методами и всё может вернуться к старому. Вот почему российское возвращение в регион может помешать любой реальной трансформации Западного берега и Газы.

Ян Рунов: В общем, какими могут стать американо-российские отношения в свете восстановления роли России Ближнем Востоке?

Илан Берман: Думаю, медовый месяц американо-российских стратегических связей прошёл. Это стало очевидно из недавнего выступления Госсекретаря США Кондолизы Райс в Москве.

XS
SM
MD
LG