Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Темы переговоров Владимира Путина в Израиле


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимают участие корреспондент Радио Свобода в Тель-Авиве Рафшан Гусейнов, в Праге Кирилл Кобрин, в Нью-Йорке Ян Рунов и в Москве Максим Ярошевский.

Виктор Нехезин: В Иерусалиме в эти минуты должна начаться встреча президента России Владимира Путина и премьер-министра Израиля Ариэля Шарона. Каким бы не был результат переговоров, визит Путина в любом случае уже стал историческим. Владимир Путин - первый российский президент, посетивший государство Израиль. С нами на связи находится корреспондент Радио Свобода в Израиле Рафшан Гусейнов. Итак, можете ли вы подтвердить то, что встреча уже началась или есть у вас какая-то другая информация, и какие первые комментарии об этом дне визита Путина в Израиль?

Рафшан Гусейнов: Об итогах встречи будет объявлено позже. Ожидается, что израильский премьер поднимет вопрос о помощи России Ирану в его ядерной программе, а также вопрос о поставках российского оружия Сирии и Палестинской автономии. Ожидается также, что российский президент выдвинет предложение о проведении в Москве конференции по ближневосточному урегулированию, которое уже прозвучало во время визита Путина в Египет. Израильская сторона пока неофициально это предложение не одобрила, характеризуя его, как преждевременное. Госдепартамент США также эту идею не поддержал.

До встречи с Шароном Владимир Путин сегодня встретился с президентом Израиля Моше Кацавом. Стороны подписали совместную российско-израильскую Декларацию о борьбе с террором и антисемитизмом. В декларации, в частности, говорится, что стороны вновь заявляют о неприемлемости силовых решений международных конфликтов и будут искать пути справедливого разрешения ближневосточного конфликта. Стороны считают террор одной из самых главных угроз человечеству и будут активно сотрудничать в бескомпромиссной борьбе с террором во всех его формах и проявлениях, говорится в декларации.

На пресс-конференции в Иерусалиме президент России Владимир Путин заявил, что Иран обязан отказаться от производства ядерного оружия. Российский лидер подчеркнул, что Москва помогает Тегерану производить ядерную энергию в мирных целях. Владимир Путин также заявил, что запретил продажу ракет дальнего радиуса действия Сирии. По его словам, это было сделано для того, чтобы не нарушать военный баланс на Ближнем Востоке. Путин вновь подчеркнул, что ракеты, которые получит Сирия, не представляют угрозы для Израиля. Добавлю, что Израиль в основном тревожит вероятность того, что эти ракеты попадут в руки террористов. Российская сторона такую возможность исключает, аргументируя тем, что чисто по техническим причинам эти ракетные комплексы невозможно использовать в переносном варианте.

Виктор Нехезин: Различные точки зрения на цели ближневосточного турне Владимира Путина, а также о том, как Россия пытается вернуть себе важную роль на Ближнем Востоке, рассказывает Кирилл Кобрин.

Кирилл Кобрин: Перед Израилем Владимир Путин посетил Египет, одной из важнейших тем его переговоров с президентом этой страны Хосни Мубараком и главой Лиги арабских государств Амром Муссой стали пути урегулирования израильско-палестинского конфликта. Естественно, эта тема является определяющей в сегодняшних переговорах Путина в Израиле. Российский лидер предлагает провести осенью этого года в Москве международную конференцию по ближневосточному урегулированию - именно это предложение он повез в Израиль и в Палестину, куда он прибудет завтра. Впрочем, как сообщают израильские и российские средства массовой информации это предложение уже отвергнуто Израилем. США также считают преждевременной подобную конференцию. Как заявил представитель госдепартамента США Скотт Маклеллан...

Скотт Маклеллан: Что касается проведения международной конференции, то необходимо учитывать нынешний момент. План "Дорожная карта" действительно предусматривает такую конференцию, и мы считаем, что конференцию следует проводить, но не сейчас и вряд ли к осени.

Кирилл Кобрин: Что же до палестинцев, то они поддержали предложение Путина.

Сегодня утром российский президент встретился с президентом Израиля Моше Кацавом. После встречи Путин сказал...

Владимир Путин: Действительно, отношения между нашими странами в последнее время развиваются неплохо. Но еще совсем недавно трудно было себе представить, что глава российского государства может с официальным визитом посетить Израиль.

Кирилл Кобрин: Визит российского президента в Израиль уже назвали «историческим» - это первая поездка российского лидера в эту страну. Вне зависимости от его результатов, визит характеризует совершенно новый тип отношений между постсоветской Россией и Израилем, который невозможно было представить во времена СССР. В то же время, эксперты отмечают, что Россия пытается вернуть себе важную роль в ближневосточной политике и экономике, утерянную после распада Советского Союза. Таково, например, мнение руководителя московского института изучения проблем Израиля Евгения Сатановского. С ним беседовал корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.

Евгений Сатановский: Насколько важен вообще первый визит лидера действующего политического в государство Израиль или, что называется, на Святую землю? Президент едет по нормальному, скажем, для американских президентов маршруту. Египет - самая мощная страна арабского мира. Израиль - самая мощная в военном, экономическом плане страна региона. И палестинский узел - это само по себе достаточно важно, потому что палестинская проблема - главный конфликт региона. Никогда такого не было. Эксперты и профессионалы искренне надеются, что, может быть, разблокирован тот пакет серьезнейших соглашений, который еще в середине 90-х годов был подготовлен и во второй половине 90-х готов к подписанию при правительстве Черномырдина. И на тему стратегических вооруженных контактов, и на тему военно-промышленного комплекса, на тему сотрудничества разведок, по космосу, по газу и по другим энергоносителям. Там были очень и очень серьезные соглашения, которые могли развязать узел израильско-российских отношений на уровне, скажем, американо-израильских. Не исключено, что визит явится тем спусковым крючком, который наконец-то даст дорогу в будущее, по крайней мере, тому, что еще релевантно.

Максим Ярошевский: Существуют ли сегодня сложности в отношениях между двумя странами - между Россией и Израилем?

Евгений Сатановский: Существует шероховатость, потому что то, что пресса определяет, как сложности и кризисы, на самом деле является мелкими шероховатостями, даже на порядок не сравнимыми с теми противоречиями, которые есть у американцев с израильтянами. Подготовлено достаточно многое. Сотрудничество может продолжаться дальше очень серьезно.

Максим Ярошевский: Как вы считаете, влиятельна ли Россия на Ближнем Востоке сегодня?

Евгений Сатановский: На сегодняшний день российская политика набирает там влияние вот на таком позитивном нейтралитете в отношении разных сторон - и иранцев, и турок, и арабов, и израильтян. Но, разумеется, сегодняшняя российская политика - это влияние в рамках конкуренции, но без вражды.

Кирилл Кобрин: Впрочем, многие специалисты по международным отношениям выражают скепсис - как по поводу возвращения России на Ближний Восток, так и по поводу возможных последствий этого возвращения. Этого мнения придерживаются и многие американские эксперты. С одним из них побеседовал корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов.

Ян Рунов: Вот как комментирует визит президента России на Ближний Восток вице-президент вашингтонского Совета по американской внешней политике Илан Берман...

Илан Берман: Я думаю, что визит в Израиль и на Палестинские территории рассчитан на внимание арабов, а не евреев. Именно этим объясняется столь острая реакция на разговоры о российских поставках оружия и военного снаряжения палестинскому руководству. Вызывают также тревогу у Израиля и у США российские поставки противовоздушных ракет ближнего радиуса действия Сирии. Эти ракеты не только представляют угрозу для израильских самолетов, но могут оказаться в руках ливанской террористической организации "Хезболлах", поддерживаемой Дамаском и Тегеранов. Посещение Путиным Израиля призвано произвести впечатление на арабский мир и показать, что Россия возвращается на Ближний Восток.

Ян Рунов: Какое место занимает в переговорах с Путиным проблема Ирана?

Илан Берман: Вопрос об Иране - самый острый и для израильтян, и для американцев, когда речь идёт об отношениях с Россией. К сожалению, президент Путин не признаёт факт, что Иран представляет растущую угрозу региональной и российской безопасности. Проблема Ирана и его ядерных программ, и возможная ответная реакция на это со стороны Израиля и США, занимает самое важное место в повестке дня.

Ян Рунов: В общем, какими могут стать американо-российские отношения в свете восстановления роли России Ближнем Востоке?

Илан Берман: Думаю, медовый месяц американо-российских стратегических связей прошёл. Это стало очевидно из недавнего выступления Госсекретаря США Кондолизы Райс в Москве. Россия играет все более негативную роль в целом ряде вопросов, будь то Сирия, Иран, торговля оружием. Возникла интересная ситуация в войне с терроризмом. Когда Соединенные Штаты изгоняли террористов из Афганистана, Россия оказывала нам очень ценные услуги, передавая важную разведывательную информацию, но когда фронт войны с терроризмом сместился в сторону Ближнего Востока, в район традиционного российского влияния, роль Кремля стала более двойственной.

Кирилл Кобрин: Владимир Путин завершит ближневосточное турне в Палестинской автономии - завтра он проводит там переговоры с лидером автономии Махмудом Аббасом.

XS
SM
MD
LG