Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Представители российских и украинских демократических движений примкнули к акциям протеста белорусской оппозиции


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Минске Игорь Карней.

Арслан Саидов: Почему белорусские власти столь радикально подавили шествие белорусской оппозиции 26 апреля, акцию, к которой впервые примкнули представители российских и украинских демократических движений? Что думают об этом непосредственные организаторы “Чернобыльского шляха” и белорусские политики?

Игорь Карней: Все задержанные 26 апреля в Минске участники оппозиционного шествия “Чернобыльский шлях”, отбывают от 8 до 15 суток ареста. Впрочем, за одним исключением: организатор шествия, председатель Минской областной организации Объединенной гражданской партии Марина Богданович, отделалась штрафом. Правда, узнав о размере материальных претензий к ней со стороны государства, многие говорят, что лучше все-таки отсидеть 15 суток. Решением суда Марина Богданович должна выплатить штрафных санкций аж на 1700 долларов! Накануне правоохранительные органы в целях гарантии выплаты штрафа описали имущество Марины Богданович. Сейчас она говорит, что в ее адрес идут угрозы иного плана.

Марина Богданович: Пообещали, что лишат материнских прав, если еще выведу молодежь. Они не могут посадить, потому что у меня дочери 10 лет, а по закону до 14 лет, если находится ребенок на содержании у одного из родителей, они не имеют права посадить.

Игорь Карней: Почему такие радикальные методы были предприняты и к российским гражданам, к украинским? Это в целях профилактики?

Марина Богданович: Это однозначно на перспективу. Я вообще это говорила еще после парламентских выборов, что избрали новую форму работы. Бросили зерно, чтобы не дай бог не проросло, потому что даже хилый росток может пробить асфальт, я имею в виду нашу власть, а они боятся этих даже хилых ростков, поэтому, когда асфальт начинает приподниматься, они сразу же солдатскими сапогами топчут. Естественно, боятся этого сообщества, этой дружбы россиян, украинцев, белорусов.

Игорь Карней: А вы считаете, что после этого не поедут больше сюда из России?

Марина Богданович: Да поедут еще больше, вы что. Я-то была сторонником совершенно другого содержания "Чернобыльского шляха". Это передача обращения президенту и потом передача ему наших предложений по решению проблем последствий чернобыльской аварии и по решению проблем с детьми. Мы хотели добиться от властей выполнения их обязанностей перед своими гражданами. Митинг должен был закончиться принятием резолюции. Я лично это все равно буду дальше делать и работать с людьми, с теми специалистами, которые действительно хотят изменить эту ситуацию после Чернобыля.

Игорь Карней: То есть подобные суды, расправы не остановят вас?

Марина Богданович: Да конечно! Я же настоящая женщина, на которых держится вся эта страна. Для Луки самая страшная проблема, что они не знают, как себя вести с женщинами вообще, потому что они же умеют работать только с мужчинами, которые кричат на них, ругаются, лозунги выкрикивают.

Игорь Карней: Ну а сколько должно быть таких женщин в стране, чтобы убедить?

Марина Богданович: Их очень много, просто они настолько сейчас заняты тем, чтобы выжить, вытащить своих детей из этой ситуации, в которой оказалось государство, что просто не хватает времени на решение этих государственных проблем.

Игорь Карней: Почему белорусские власти столь радикально разобрались не только со своей внутренней оппозицией, но и с представителями демократических движений из России и Украины? Бывший заместитель министра иностранных дел, европейский координатор гражданской инициативы “Хартия-97” Андрей Санников говорит, что это не связано с какой-то конкретной акцией: жесткое отношение к оппозиции наблюдается в течение всего последнего времени.

Андрей Санников: Надо вспомнить последние все акции, которые разгонялись, и даже то, что не подпадает под определение демонстрации, это молчаливые пикеты с портретами пропавших в последнее время вытесняются с площади. И просто-напросто взят курс на то, чтобы никаких проявлений недовольства не было в Белоруссии. А тут добавил этот фактор приезда из соседних государств, из России и Украины, агрессивности властям. Я думаю, они сознательно это делали для острастки, чтобы больше неповадно было.

Игорь Карней: Почему, на ваш взгляд, арестованы журналисты? В принципе журналисты выполняли свои профессиональные обязанности?

Андрей Санников: У нас по виткам развивается. Если вспомнить, 25 марта 2000 разгоняли журналистов, потом какое-то время не трогали, сейчас, видимо, все, взят курс на ужесточение и не будут разбираться. Журналисты опасны для режима, журналисты рассказывают о том, что проходит в стране, поэтому как раз журналисты, может быть, опять же для запугивания, для того, чтобы потом думали, как освещать, приезжать ли, не приезжать на акции в Беларусь. Это я пытаюсь изложить логику действия властей. Естественно, это такая порочная логика, которая журналиста не остановит, не должна останавливать и, я уверен, не остановит.

Игорь Карней: Говорят много о союзном государстве, об ответственности одинаковой белорусов и россиян. Можно ли говорить, что это реальный пример того, что ответственность делится поровну на белорусов и россиян?

Андрей Санников: Безусловно. В Москве тоже разогнали пикет у белорусского посольства. Тут синхронность действий антидемократических видна.

Игорь Карней: Можно ли говорить, что между белорусским и российским руководством все больше каких-то общих черт находится?

Андрей Санников: К сожалению, российское руководство следует по пятам белорусского руководства в этом плане.

Игорь Карней: Некоторые считают, что Белоруссия - это полигон для России. Вы согласны с этим?

Андрей Санников: Здесь, как ни относись, я знаю, что Россия скептически к этому относится, давайте посмотрим на факты, и факты показывают, что это действительно так.

XS
SM
MD
LG