Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прибалтийские страны призывают Россию признать факт оккупации


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Михаил Бомбин.

Кирилл Кобрин: Чем ближе празднование юбилея Победы над нацистской Германией, тем острее споры об итогах Второй мировой войны. Особенно серьезные противоречия - между Россией и странами Прибалтики и Польшей. Если в России считают, что советские войска освободили эти государства от нацистской оккупации, то в самих этих странах утверждают, что одна оккупация сменилось другой - советской. Спор этот не академический, он накладывает отпечаток на нынешние отношения Москвы с Ригой, Вильнюсом, Таллинном и Варшавой. От России требуют признать историческую ответственность за оккупацию и ее гуманитарные и политические последствия; российское руководство отказывается сделать это, ссылаясь на историческую необходимость действий Советского Союза в конце 30-х - 40-е годы.

Эти споры касаются, в основном, двух исторических событий. Если в Польше все громче заявляют о несправедливости решений Ялтинской конференции 1945 года, на которой эта страна была фактически «отдана» под власть сталинского СССР, то прибалтийские государства указывают на печально знаменитый пакт Молотова-Риббентропа, заключенный 23 августа 1939 года. Это советско-германское соглашение фактические открыло дорогу нападению Гитлера на Польшу, взамен этого СССР получил согласие Германии на оккупацию Эстонии, Латвии, Литвы, Буковины. Напомню, что СССР всегда отрицал факт наличия секретных протоколов к пакту Молотова-Риббентропа, в которых содержались все эти взаимные обязательства СССР и Германии. В конце перестройки Верховный Совет СССР признал, что секретные протоколы все-таки существовали.

И вот недавно президент России Владимир Путин вновь - в советских традициях - заявил, что пакт Молотова-Риббентропа был исторически неизбежен. Это заявление вызвало бурную реакцию в Прибалтике, где общественное мнение и так взбудоражено обсуждением вопроса - ехать ли на юбилей Победы в Москву в этих обстоятельствах?

И вот самое последнее событие из этого ряда: на грани срыва оказалось подписание договора о границе между Россией и Латвией. Одна из причин конфликта - отказ Москвы включить в текст договора упоминание о событиях 66-летней давности. В этих условиях, накануне 60-летия Победы, в Риге состоялась научная конференция, посвященная пакту Молотова-Риббентропа.

Михаил Бомбин: Конференция состоялась по инициативе трех организаций - Рижской Высшей юридической школы, Фонда Конрада Аденауэра и Европейской Ассоциации латышской молодежи, по сути иммигрантской организации. Рабочими языками форума были английский и латышский, и единственным свободно владеющим русским языком оказался министр иностранных дел Латвии Артис Пабрикс, который и открыл настоящую конференцию. В своем выступлении министр затронул и латвийско-российский договор о границе, и послужившую яблоком раздора прилагающуюся к нем декларацию, и последствия оккупации.

Артис Пабрикс: Наша политика, я думаю, никогда не откажется от этой цели, потому что, в принципе, это вопрос о легитимности нашего сегодняшнего государства. Мы не можем, по-моему, строить хорошие отношения с нынешней Россией, если мы, скажем так, не посмотрим на свою историю другими глазами, чем смотрели советские историки.

Михаил Бомбин: Ваше конечное слово - это все-таки, несмотря на пожелания президента, дезавуировать сопутствующую договору декларацию, да? Вы за эту декларацию?

Артис Пабрикс: Я за подписание договора о рубеже, но я не вижу другой возможности, имея в виду нашу интерпретацию нашей истории.

Михаил Бомбин: Что же касается юридических последствий пакта Молотова-Риббентропа, то прозвучавшие на эту тему доклады можно разделить на две категории. Если зарубежные гости - представители Европарламента, ОБСЕ, историки и политологи - говорили о необходимости демократии вообще и призывали к консенсусу, то в речах местных ораторов звучали куда более конкретные нотки. Так, по мнению лектора Рижской Высшей юридической школы Кристины Круме, советская оккупация 1940 года нанесла Латвии непоправимый моральный и материальный ущерб, и необходимо требовать от России выплаты компенсаций. Однако поскольку использовать для этой цели такие организации, как Европейский суд или Международный трибунал, по причинам юридического порядка возможности не представляется, то единственное, что мы можем пока сделать, это напоминать о себе международному сообществу принятием соответствующие деклараций и проведением конференций.

В то же время признание Россией факта оккупации таит в себе куда более серьезные последствия, нежели выплата компенсации. Так председатель Парламентской комиссии по иностранным делам Александр Кирштейн недавно заявил о необходимости репатриации оказавшихся в Латвии после 1940 года русскоязычных жителей как носителей последствий оккупации.

Артис Пабрикс: Мое мнение, что это вообще не реальный разговор о таких вещах. Потому что, конечно, те люди, которые сюда приехали в советское время, они являются, конечно, эмигрантами, но мы уже 10-15 лет работаем на интеграцию, и я думаю, что все, кто хочет здесь остаться и работать для этого государства, там не может быть никакой речи о каком-то высылании и о чем-то таком. Это, в принципе, не разговор об этих людях, а это разговор о том, что, в принципе, все обвинения многих российских политиков насчет, например, прав Латвии, насчет вообще наших отношений строятся на другой основе, чем смотрит Латвия. Потому что Латвия говорит, что наше государство не новое, пока Россия все время придерживается советской риторики, что "вы сами присоединились, не было никакой оккупации, не было никакой аннексии". Но это, конечно, неправда.

Михаил Бомбин: Итак, речь на форуме шла в основном о двусторонних отношениях между Россией и Латвией. Однако среди заявленных в программе ораторов я не обнаружил ни одного представителя Российской Федерации.

Николай Кабанов: Вы знаете, мне кажется, что отсутствие представителей России на данном форуме всего лишь показывает, что никто всерьез не рассчитывает на какие-то компенсации или восстановление статус-кво 1940 года. Потому что, мне кажется, если уж так глубоко копать, можно добраться и до Ништадтского мира 1721 года, по которому Россия купила у Швеции за несколько миллионов ефимков Курляндию и Лифляндию. То есть, на самом деле, мне кажется, правильно сказал бывший министр иностранных дел Эстонии, что нужно придерживаться реальной политики. Конечно, такие форумы имеют место быть, и у нас свобода слова, но мне кажется, что международно-правовых последствий не будет.

Михаил Бомбин: Так считает присутствовавший на конференции в качестве гостя депутат Сейма публицист Николай Кабанов.

XS
SM
MD
LG