Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Заместитель председателя Еврокомиссии призвал Россию признать ущерб, нанесенный Латвии, Литве и Эстонии за время советской оккупации


Программу ведет Павел Давыдов и Андрей Шароградский. Принимает участие корреспонденты Радио Свобода Максим Ярошевский, Семен Мирский, Ирина Петерс и Евгений Бовкун.

Павел Давыдов: Заместитель председателя Европейской комиссии Гюнтер Верхойген призвал Россию признать ущерб, нанесенный Латвии, Литве и Эстонии за время почти 50-летней советской оккупации. Какой реакции российской стороны стоит ожидать, как отреагирует Министерство иностранных дел на подобное заявление, сделанное накануне празднования Дня Победы? На эти вопросы корреспонденту Радио Свобода Максиму Ярошевскому ответил главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов.

Максим Ярошевский: Как вы считаете, почему ранее Европейская комиссия молчала? Почему именно накануне 9 мая заявление такое сделано?

Федор Лукьянов: Скорее всего потому, что как раз сейчас эта тема очень активно поднимается некоторыми членами Европейского Союза, прежде всего, конечно, странами Балтии и Польшей. Очевидно господин Верхойген решил, что настало время ответить на их запросы. Но надо подчеркнуть, что это заявление сделал в Таллинне, именно там, где эта тема больше всего интересует публику.

Максим Ярошевский: По вашему мнению, это как-то связано именно с 9 мая то, что сейчас обратят на это внимание?

Федор Лукьянов: Конечно связано. Если даже не связано, то, безусловно, свяжут уже по контексту. Я не думаю, что это какой-то далеко идущий замысел Еврокомиссии, поскольку с точки зрения Брюсселя сейчас как раз не самый удачный повод. Если грубо говорить, то дразнить Россию накануне праздника это не очень практично. Но поскольку в Евросоюзе действуют очень специфические механизмы принятия решений, даже крупные страны, крупные субъекты не могут игнорировать мнение мелких, а этих мелких или небольших стран сейчас довольно много, я имею в виду тех, кто имеет всякие исторические претензии к России. Поэтому, очевидно, это совокупное давление со стороны Балтии, Польши, кого-то еще из Восточной Европы и привело к такому результату.

Максим Ярошевский: Чего стоит ожидать после таких заявлений?

Федор Лукьянов: Стоит ожидать, безусловно, ответа российского МИДа, который выразит свое резко негативное отношение к подобным призывам, и более, пожалуй, ничего ожидать не следует. Потому что по настоящему портить 9 мая тогда, когда уже все почти мировые лидеры согласились приехать в Москву и праздновать вместе с российскими руководителями, никому не нужно. Так что, я думаю, что эта тема несколько конъюнктурная. После 9 мая они с неизбежностью будет сходить на нет, потому что просто информационный повод пройдет, но это не значит, что она уйдет вовсе. Российским властям придется в будущем еще получать многочисленные заявления такого рода.

Максим Ярошевский: От каких именно стран, как вы считаете, помимо Эстонии, Латвии и Литвы?

Федор Лукьянов: Существуют претензии со стороны Польши, естественно. Они касаются как пакта Молотова-Риббентропа, так и вновь вернувшейся на повестку дня темы убийство польских офицеров в Катыни. Не так давно польский парламент призвал Россию признать факт геноцида Катыни. Возможно, хотя и мало вероятно, какие-то претензии со стороны других восточноевропейских стран, но, судя по всему, ни Чехия, ни Венгрия, которые тоже могли бы выдвигать всякого рода претензии в адрес бывшего Советского Союза, они в этом не заинтересованы, а вот балтийские страны и Польша вполне для них это живая актуальная политика.

Андрей Шароградский: Рассказывает Семен Мирский.

Семен Мирский: Процитированное заявление вице-президента Европейской комиссии Гюнтера Ферхойгена не может считаться выражением официальной позиции Союза Европы, хотя бы по той причине, что высшие европейские инстанции никогда не выдвигали пересмотр новейшей истории России в качестве правопреемника СССР, как условие для установления добрососедских отношений между Россией, с одной стороны, и Союзом Европы, с другой. Тоже самое можно сказать и об отношении официального Парижа к вопросу оккупации стран Балтии к Красной Армии в 1939 году в соответствии с пактом известным под названием "пакта Молотов-Риббентроп".

Насколько известно президент Франции Ширак, многократно встречавшийся с президентом России Путиным, тоже никогда не ставил вопрос в той форме, в какой его сформулировал во время своего выступления в Таллинне Гюнтер Ферхойген. Доводы политического прагматизма оказывались в данном вопросе сильнее доводов исторической истины. Как Париж, так и другие столицы Западной Европы, понимая с какими внутриполитическими трудностями связано сегодня для Путина признание преступного характера, агрессии СССР против стран Балтии накануне Второй мировой войны, предпочитали держать курс на установление добрососедских отношений с Россией здесь и сейчас без всяких предварительных условий.

Андрей Шароградский: Сейчас о том, как относятся к этой проблеме в самих странах Балтии, в Литве, корреспондент Радио Свобода Ирина Петерс.

Ирина Петерс: Президент Литвы Валдас Адамкус заявил о том, что не надеется на принесение Россией извинений странам Балтии за почти полувековую советскую оккупацию. "Я не жду и не думаю, что нынешнее российское правительство когда-либо сделает - извинится. Достаточно было бы, чтобы оно признало, что действительно имел место 50-летний период оккупации. На это надеются и жители Литвы", - сказал президент после встречи с датским премьером Андерс Фог Расмуссен в Вильнюсе. Президент Адамкус, решив в Россию не ехать на празднества 9 мая, почтит память жертв в Литве, как он сказал, вместе с народом. 8 мая в воскресенье Валдас Адамкус, премьер Альгирдас Бразаускас и спикер Сейма Артурас Паулаускас в Вильнюсе почтят память жертв Второй мировой войны. Они возложат цветы на могилы погибших к мемориалам еврейского геноцида, жертв фашизма, памятнику военнослужащим литовского местного соединения, к памятнику военнослужащим польской Армии Крайовой и гражданским лицам.

Андрей Шароградский: В Германии выплата компенсаций иностранцам - жертвам войны и национал-социализма - осуществлялась правительством на протяжении многих послевоенных лет. Юридической основой для этого служили, однако, не внутренние федеральные законы, а двусторонние соглашения ФРГ с конкретными странами. Рассказывает Евгений Бовкун.

Евгений Бовкун: Поиск справедливых решений в отношении жертв Второй мировой войны в Германии затянулся на десятилетия. В силу принятых внутренних законов о компенсациях ФРГ смогла поначалу выполнить свои обязательства лишь по отношению к одной категории жертв, а именно - преследовавшихся при национал-социализме по расовым, религиозным и политическим причинам, и то лишь при условии, что на декабрь пятьдесят второго года они проживали на территории ФРГ. Принудительный труд, который квалифицировался Нюрнбергским трибуналом как беззаконие режима национал-социализма, Федеральным законом о компенсациях не учитывался, поскольку германскому правительству удалось зафиксировать в международных документах иное определение. В Лондонском соглашении о долгах от 1953 года говорилось, что это нарушение подпадает под репарационное право. К иностранцам федеральные законы о компенсациях напрямую вообще не применялись.

Однако еще в сентябре 1952 года ФРГ заключила соглашение с Израилем о возмещении ему расходов по устройству евреев, переселившихся туда из стран, оккупированных во время войны Германией. В июле 1961 года в двустороннем порядке был подписан договор с Италией об обязательствах в отношении итальянских граждан, пострадавших во время войны от национал-социалистов. Общие же выплаты Германии пострадавшим от национал-социалистов гражданам других стран, включая Израиль и республики СНГ, составили десятки миллиардов евро.

XS
SM
MD
LG