Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Генпрокурор России выступает за ужесточение правил усыновления российских детей иностранцами


Никита Татарский: Генеральный прокурор России Владимир Устинов выступает за ужесточение правил усыновления российских детей иностранцами. С таким предложением Генпрокурор обратился к российскому правительству. Но некоторые российские эксперты считают, что лучше не ужесточать существующие правила, а соблюдать имеющиеся. В продолжение темы интервью со специалистом по проблемам детства, кандидатом педагогических наук Ольгой Маховской. С ней беседовала корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.

Ольга Маховская: Эта процедура очень сложная. Я знаю, что на это уходит до года терзаний и скрытая взятка для того, чтобы этот процесс был завершен. Она составляет 2-4 тысячи долларов из-за того, что процедура очень длинная и требования совсем не понятные. Иностранцы, как правило, это американцы, основные усыновители из этой страны, пытаются вот таким советским способом, потому что они понимают, что взяточничество - это уголовно наказуемая вещь, сократить этот путь и пройти его как можно быстрее. Я боюсь, что ужесточение и увеличение контроля - это не совсем тот путь. Понимаю всю трагичность произошедшей истории. Скорее всего, нужно договариваться с иностранными государствами и идти по пути разработки международного законодательства, потому что в том-то и дело, что преступление, сеть преступлений, я бы даже сказала, начинается на территории нашей страны, а завершается на территории Америки. Поэтому весь путь и вся мотивация участников, в том числе и чиновников, которые берут взятки, и педагогов, которые запускают наших детей и не дают им нормально развиваться, весь этот путь должен учитываться, вот эти ложные справки. От усыновителя скрывают истинное состояние здоровья ребенка, возраст ребенка или наличие других родственников. Этот весь путь транснациональной преступности должен быть обнаружен и наказан.

Любовь Чижова: Как реально сделать так, чтобы российский ребенок, попавший в американскую или в европейскую семью, не пострадал от жестокости родителей? Кто должен собирать информацию об этих родителях?

Ольга Маховская: Органы опеки. Я думаю, что американские, нужно создавать запросы. В лучшем случае сейчас требуют справки от родителей о том, что они психически здоровы, о том, что они экономически состоятельны и у них есть реальные мотивы усыновить детей. Я абсолютно убеждена, что иностранцы, которые хотят усыновить, имеют самые благородные мотивы поддержать детей. Так воспитывается американский гражданин с детства, в ощущении, что есть очень много стран и много страдающих детей, в Африке и в Китае, которые недоедают. И всякий, по-настоящему успешный и богатый человек обязан помогать другому человеку. Но, наверное, такие справки или такое расследование готовности семей к усыновлению должны проводиться американской стороной, то есть на месте. Кроме того, за процессом усыновления... Усыновление - это всегда психологически очень тяжелый процесс, никогда не происходит гладко, есть кризисы, когда отношения между новыми родителями и детьми обостряются, через 2, через 4 месяца, иногда родители понимают, что ошибочно усыновили. Вот за тем, чтобы усыновление проходило гладко или в нормальном ключе поддерживалось, должны следить социальные работники, и по процедурам американского законодательства родители, которые усыновили, должны ставить на учет этого нового ребенка и оповещать органы опеки о том, что приехал новый гражданин и у них особая ситуация развития в семье и образование. В этом трагическом случае родители не поставили своего ребенка на учет.

Повторяю, есть общие требования. Специалисты стран уже давно договорились, что преимуществами при усыновлении пользуются семьи, у которых уже есть дети, которые уже доказали свою способность воспитывать нормальных детей и имеют опыт воспитания детей, это не абстрактное желание иметь полную семью, конечно, экономически состоятельные родители. К сожалению, основными категориями родителей-усыновителей, например, в нашей стране являются матери-одиночки, женщины уже в возрасте, семьи, которые потеряли детей, бездетные семьи, иногда очень молодые. То есть по психологическим показателям это не самая лучшая категория усыновителя. Другое дело, что у нас и этих не хватает. Чтобы прояснить картину, нужно сказать, что всего 4% наших детей усыновляются сейчас иностранцами. Но у нас вызывает это бурю протеста, и нас очень волнуют и задевают все трагические истории с усыновлением детей. При этом, к сожалению, нет никаких очередей наших собственных граждан, желающих усыновить наших же детей. Ситуация трагическая, парадоксальная и здесь одними законодательными мерами ничего не сделаешь. Наша страна до сих пор с советских времен идет по пути собирания детей-сирот в детских домах и приютах, в то время как на Западе это приемная семья. То есть семья - это единственный нормальный социализатор для ребенка, а детский дом - это всегда судьба неудачная, это как бы минимум пропитания и проживания, который не дает никакого шанса на реализацию ребенку в будущем. Прогноз такой. Американцы, те, кто хочет усыновить, будут усыновлять китайских мальчиков и девочек или темнокожих мальчиков и девочек из Африки. Несчастных детей по всей планете очень много. И повторяю, это никак не повлияет на процент усыновителей. Жалко, потому что эти единичные случаи, которые требуют специального рассмотрения международных договоров, лишат шансов многих других детишек на нормальную жизнь в нормальной, пускай простой семье в американской или другой западной стране.

Любовь Чижова: В Белоруссии эту проблемы уже решили. Приняты специальные законы, по которым иностранцам почти невозможно усыновить белорусских детей или оказать им материальную помощь. Рассказывает наш корреспондент в Белоруссии.

Игорь Карней: Все законы, подписанные Александром Лукашенко в течение последних лет, ощутимо усложняют достаточно прозрачные ранее процедуры, главными заинтересованными лицами в которых были дети. Отказываясь от западных подачек, Лукашенко практически запретил гуманитарную помощь. Дети, возвращаясь из-за рубежа, должны платить 30 процентов налога с любых денег, полученных в качестве подарка. В этом году приостановлен выезд детей для оздоровления. Сам Лукашенко объяснил это так: "Наши дети возвращаются из-за рубежа абсолютно другими людьми".

Руководитель благотворительной организации "Дети Чернобыля" Геннадий Грушевой говорит, что эту позицию Лукашенко конкретизировал сразу же после прошлогоднего референдума.

Геннадий Грушевой: Поездки детей за рубеж - это позор для страны. Усыновление приводит к тому, что дети становятся жертвами преступников. Органы используются для медицинских целей. А оздоровлять нужно в Белоруссии. Нужно взять все деньги, которые эти западные спонсоры тратить, построить здравницы - и будем сами их оздоровлять. И нечего им туда ездить.

Игорь Карней: Как это традиционно водится, призыв был взят на вооружение - 9 марта ограничения обрели форму. Разрешение на усыновление детей из Белоруссии должно быть подписано лично министром образования. Понятно, что такая ответственность руководителю ведомства не нужна, и эксперты констатируют многократное сокращение числа детей, покидающих Белоруссию. В Министерстве образования не скрывают, что международное усыновление применительно к Белоруссии может происходить лишь в исключительных случаях.

XS
SM
MD
LG