Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Парламент Чехии принял проект закона о выплате компенсаций гражданам, пострадавшим от оккупации советскими войсками


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Праге Елена Воронцова.

Андрей Шарый: Парламент Чехии принял проект закона о выплате компенсаций гражданам, пострадавшим от оккупации Чехословакии советскими войсками в 1968 году.

Елена Воронцова: 150 тысяч чешских крон (около 6 тысяч долларов) могут получить дети или супруги тех, кто был убит в период оккупации. 70 тысяч получат те, кто был тяжело ранен. Согласно данным Департамента по исследованию и документации преступлений коммунизма, требовать компенсации могли бы чуть менее тысячи человек. Заявление должно быть подано до конца 2006 года.

Что происходило в Праге в те дни, когда сюда на танках вошла советская армия? Я спросила об этом мою соседку, пенсионерку Яну Гавранкову.

Яна Гавранкова: Множество людей целые дни проводили в городе, всё не верили тому, что такое возможно. Всё думали, что если убедить солдат в том, что никакой контрреволюции тут не было, то они развернутся и уедут. Некоторые меняли указатели и названия улиц. Все были в шоке, а потом от отчаяния бросались на оккупантов с голыми руками, пытались сбросить их с танков. А солдаты стреляли по мирным жителям. Мой приятель, переводчик, знавший 7 языков, во время комендантского часа ходил по городу, говорил с русскими солдатами. Он был такой упорный, всё пытался их убедить. Мы собрались в моей квартире, и однажды он отправился от меня к себе домой через парк Летна, а там на траве спали солдаты. Он подошел к ним и стал снова говорить, чтобы те ехали домой, что в Чехословакии всё в порядке. Какой-то полковник его ударил, не знаю точно, что дальше произошло, но через несколько дней мой приятель уехал в Америку.

Елена Воронцова: Проект закона о компенсациях был предложен несколько лет назад оппозиционной Гражданской Демократической партией. Главной причиной того, что в течение трех лет закон не принимали, были споры о сумме компенсаций. Изначально речь шла о миллионе крон семьям погибших. Противникам закона, кроме Коммунистической партии, выступала и Социально-демократическая партия. Коммунисты утверждали, что пострадавшие при оккупации Чехословакии советскими войсками уже получили компенсацию в 1969 году. Социал-демократы, соглашаясь с тем, что жертвы заслуживают компенсаций, считали, что выплачивать её должен тот, кто нанёс ущерб, - так высказался бывший премьер Чехии Станислав Гросс.

На территории нынешней Чехии, кроме советской армии, были польские, болгарские и венгерские солдаты.

Яна Гавранкова: Для моего поколения это был очень печальный период. Мы были молоды, верили, что перед нами вся жизнь, что нас ждет свобода и демократия. И вдруг оказались в оккупации. Многие долго верили, что это только на пару месяцев. Те, кто был ближе к истине и понял, что это - на годы, пытались эмигрировать. А в годовщину оккупации, в 1969-ом, в городе были манифестации протеста. А мы ехали в машине, нас остановили чешские милиционеры и поставили к стенке - проверяли, чистые ли у нас руки и нет ли камней в карманах.

Елена Воронцова: Кроме раненых и убитых во время манифестаций, историки указывают и на жертв дорожных происшествий. Например, в 80-е годы советский танк врезался в жилой дом, погибла целая семья.

Почему сейчас, спустя 14 лет после ухода последнего советского солдата, принимается закон о компенсации? Об этом я спросила обозревателя чешского радио Либора Дворжака.

Либор Дворжак: Разные политические партии долго думали о том, сколько же платить жертвам тогдашней истории просто. Так что в конце концов дошли до этой цифры - от 30 до 150 тысяч крон. И насколько я понимаю, наверное, возникнет какая-то комиссия, которая будет решать, сколько в каждом конкретном случае будет выплачено. Почему это делалось так долго? Может быть, просто у нашего парламента до этого руки не доходили. И потом надо вспомнить, что это тоже уже сегодня событие почти 40-летней давности, так что, может быть, не до того было. Конечно, напоминали каждое 21 августа, особенно когда были какие-то круглые даты. Но такого, чтобы были действительно какие-то финансовые компенсации, я просто не припоминаю. А чисто символически - это всегда так бывает.

Сегодня, действительно, немножечко поздновато, но надо припомнить, что тут происходило после 1968 года. Во времена нормализации вообще не было никакой возможности о чем-нибудь подобном говорить. И после 1989 года просто у этой страны, у этого общества были совершенно другие проблемы, чем именно это вот. Надо припомнить исторической правды ради, я бы даже сказал.

Елена Воронцова: На Петринском холме не так давно был открыт памятник жертвам коммунизма. Год назад в Праге на набережной поставили памятникам жертвам коллективизации. Недвижимость постепенно возвращается своим прежним владельцам, сложнее дело обстоит с земельной собственностью. Условием как для возвращения собственности, так и для требования выплаты компенсации является чешское гражданство. Те, кому пришлось эмигрировать, должны отказаться от своего нынешнего гражданства. Были ли попытки оспаривать это условие у чехов, которые вернулись на родину после падения советского строя?

Либор Дворжак: Очень может быть, что кто-нибудь спорить будет. Но я уже слышал, когда принимался этот закон, в опросах людей, которых это касается, все говорят именно о том, что это уже так давно, и что этих жертв никакие деньги не вернут, и вряд ли возникнут какие-то большие и значимые споры.

Елена Воронцова: Я спросила Яну Гавранкову, кажется ли ей этот закон о выплате компенсаций справедливым?

Яна Гавранкова: Не то чтобы это было справедливо, такая маленькая сумма... И потом, как вообще можно оценить смерть близкого человека? Но многим не так важен размер компенсации, как сам по себе жест, признание. Наверное, это правильно.

XS
SM
MD
LG