Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Визит Джорджа Буша в Грузию


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Кирилл Кобрин.

Андрей Шароградский: Визит президента США Джорджа Буша в Грузию. Одна из главных тем этого визита - проблема вывода российских военных баз с грузинской территории. С подробностями Кирилл Кобрин.

Кирилл Кобрин: Джордж Буш был с энтузиазмом встречен в Грузии. По приезде он заявил, что получил от властей России заверения в том, что российские военные базы будут выведены из Грузии. По словам Буша, президент России Владимир Путин сказал, что Москва выполнит соответствующие обязательства, взятые на саммите ОБСЕ в Стамбуле в 1999 году.

Джордж Буш: Он напомнил мне о заключенном в 1999 году соглашении. Он сказал, что Россия хочет работать с грузинским правительством, чтобы выполнить обязательства по этому соглашению. Я думаю, это важно было услышать людям здесь в Грузии, это дает основу для решения этого вопроса.

Кирилл Кобрин: Сказал президент США Джордж Буш. Подробнее о визите американского лидера в Тбилиси наш корреспондент Георгий Кобаладзе.

Георгий Кобаладзе: Главным событием двухдневного визита президента США в Грузию стало выступление двух президентов на 100-тысячном митинге на площади Свободы в центре Тбилиси. Президент Саакашвили наградил Джорджа Буша орденом Святого Георгия за вклад в освобождение Грузии. Эмоциональная речь грузинского лидера неоднократно прерывалась восторженными возгласами и аплодисментами десятков тысяч людей.

Михаил Саакашвили: Эти стены знали многих завоевателей. Все великие империи приходили сюда для уничтожения и порабощения Грузии - римляне, византийцы, турки и русские. Но сегодня мы приветствуем лидера великой страны, который пришел как друг, чтобы поддержать нашу свободу. Грузин Мелитон Кантария водрузил знамя свободы над рейхстагом.

Мы всегда боролись за свободу. Я горжусь, что грузинские солдаты бок о бок с американцами сражаются за свободу в Ираке. Я хочу мирно объединить страну, и вновь протягиваю руку братства и дружбы осетинскому и абхазскому народам. Мы хотим стать членами НАТО. Америка поддерживает в этом.

Георгий Кобаладзе: Не менее эмоциональной оказалась и речь президента Буша. В первую очередь, он приветствовал собравшихся по-грузински. Затем произнес речь, содержание которой вышло за рамки лишь грузинской проблематики.

Джордж Буш: 9 апреля 1989 года здесь на этой площади советские войска убили десятки мирных демонстрантов. 14 лет спустя в 2003 году, грузины вновь пришли на эту площадь, чтобы бороться за свободу и, тем самым, показать пример другим народам. Я благодарен вам за то, что грузинские солдаты находятся в Ираке и в Афганистане.

Свободное общество - это мирное общество. Чем больше вы будете свободны, тем больше мы будем поддерживать ваше стремление стать членами НАТО. Свободолюбивые народы смотрят на вас и надеются на окончательный успех вашей революции.

Георгий Кобаладзе: По итогам переговоров никаких документов не подписывали, но на совместной пресс-конференции Джордж Буш заявил, что он поддерживает стремление грузинского лидера объединить страну мирными способами и решить вопрос о выводе с грузинской территории российских войск путем переговоров с Москвой.

Кирилл Кобрин: Американская сторона весьма позитивно расценивает готовность России вывести свои базы из Грузии. Об этом наш корреспондент в Нью-Йорке Ян Рунов побеседовал с американским экспертом.

Ян Рунов: Что означает приезд Буша в Тбилиси как для американо-грузинских, так и для американо-российских отношений? Вот как ответила на этот вопрос научный сотрудник вашингтонского Центра стратегических и международных исследований, директор российских и евразийских программ Селесте Валандер.

Селесте Валандер: Я думаю, поездка в Грузию призвана с одной стороны продемонстрировать, что США строят свои отношения с постсоветскими регионами не через Москву, а напрямую. С другой стороны США дают понять, что посещение Тбилиси это поддержка не столько персонально президента Саакашвили, сколько Грузии, совершившей «розовую" революцию и строящей свою демократическую государственность. Я полагаю, что это в Тбилиси понимают.

Что же касается России, то здесь в центре внимания вопрос о российских военных базах на грузинской территории. Сейчас создаётся впечатление, что договор министерств иностранных дел России и Грузии о выводе российских войск к началу 2008 года не будет выполнен. Но мы не оставляем надежду на то, что российское Министерство иностранных дел сможет профессионально, конструктивно продолжить переговоры с правительством Грузии о выводе своих войск, потому что Грузия, как суверенное государство, имеет полное право требовать этого. Сейчас получается, что у самого российского правительства нет внутреннего согласия.

Ян Рунов: Президент Буш в этом вопросе полностью на стороне Грузии, или готов понять и российскую позицию?

Селесте Валандер: Я думаю, у Буша сбалансированная политика в этом вопросе. Он поддерживает право Грузии заявить российскому правительству: «Мы ожидаем вывода российских войск, как было обещано». Это вполне соответствует международному праву. Можно согласиться на разумные временные рамки, но более двух лет вполне достаточно для выполнения договорённости. Такова американская позиция, вполне сбалансированная. Хотя, вероятно, ответственные лица в Москве смотрят на это иначе.

Ян Рунов: Таково мнение Селесте Валандер, научного сотрудника вашингтонского Центра стратегических и международных исследований.

Кирилл Кобрин: Россия, которая заявляла, что не в состоянии быстро вывести свои базы из Грузии, теперь демонстрирует готовность пойти на компромисс. Какова военная составляющая этой проблемы? Какова военная ценность российских баз на грузинской территории? Об этом мой коллега Михаил Фролов побеседовал с известным военным экспертом Павлом Фингельгауэром.

Павел Фингельгауэр: В действительно вопрос уже по большому счету решен. Держать эти базы у России нет никакой физической возможности. Смысла от них тоже большого нет, но и держать их невозможно. Так что, Москва ерепенилась, но в реальности все козыри сейчас на руках у Саакашвили. Поскольку на этих базах в основном служит местное население, то в случае, если грузины начнут там блокады и прочее, сопротивляться никто не будет. Так что, держать эти остатки советских гарнизонов на турецкой границе не сможем, по сути дела, речь идет о выторговывании каких-то возможных уступок, но тактического плана, но мне не выторгуешь.

Американская поддержка при этом поможет, но у них сейчас ситуация внутри страны сложилась так, что в не зависимости от американской точки зрения, грузинское руководство просто вынуждено будет закрыть эти базы, из-за внутриполитических соображений продолжать их там удерживать не смогут.

Михаил Фролов: Вместо российских баз не появятся ли базы США?

Павел Фингельгауэр: Там, где находятся сейчас российские базы на турецкой границе, то есть одна в Батуми, другая в Ахалкалаки - это турецкая крепость в горах, именно в этих местах для Запада смысла никакого нет. Это когда-то была цепочка баз вдоль турецкой границы. Турция была членов НАТО. Это были очень важные опорные пункты в той войне, которая предвиделась, к которой готовились. Сейчас они не представляют никакого реального интереса ни для Запада, ни в действительности для России, ни для грузин.

Кирилл Кобрин: Мой коллега Михаил Фролов беседовал с известным военным экспертом Павлом Фингельгауэром.

XS
SM
MD
LG