Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве прошел саммит Россия-Евросоюз


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Максим Ярошевский и Евгений Бовкун.

Андрей Шароградский: В Москве завершился саммит Россия-Европейский Союз. Со стороны России в нем принимал участие российский президент Владимир Путин, со стороны ЕС - председатель Европейского совета, премьер-министр Люксембурга Жан-Клод Юнкер, председатель Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу и Генеральный секретарь совета Евросоюза, высокий представитель ЕС по общей и внешней политики и политики в области безопасности Хавьер Солана. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Москве Максим Ярошевский.

Максим Ярошевский: Главным итогом саммита Россия-Европейский Союз стало принятие "дорожных карт" по формированию четырех общих пространств сотрудничества государств - экономического, внутренней и внешней безопасности, гуманитарного. Об этом на пресс-конференции после закрытия саммита заявил президент Владимир Путин. Глава государства сказал, что достигнуть всех договоренностей удалось благодаря упорной совместной работе и умению находить взаимовыгодные компромиссы. Рассказывает главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов.

Федор Лукьянов: Это очень важный саммит, потому что на нем принята рамочная концепция четырех общих пространств России и Евросоюза. Документ, который готовился очень долго, с большими трудностями и надеждами, он должен заложить основу для качественно новых отношений России и ЕС. В перспективе это создание действительно, прежде всего, общего экономического пространства и интеграция рынков России и Евросоюза в некую единую общность. Это все очень давние перспективы, но тем не менее она заявляется.

Отличие от предыдущих саммитов и вообще от предыдущих лет отношений с Евросоюзом есть принципиальное. Пожалуй, впервые диалог переходит с такой общеполитической декларативной ступени на ступень практического сотрудничества, когда вместо красивых заявлений, деклараций, начинается разговор о совершенно конкретных интересах, прежде всего, экономических. В зависимости оттого, чем в ближайшие годы будет наполняться этот рамочный документ, будет зависеть вся ткань отношений России и Евросоюза. Главное, что это будет уже реальное отношение, не декларация о намерениях, а какие-то конкретные договоренности по множеству казалось бы мелких вопросов, но именно тех, из которых эти отношения и состоят.

Максим Ярошевский: На итоговой пресс-конференции Владимир Путин заявил, что реализация "дорожных карт" позволит существенно продвинуться по пути строительства единой Европы без разделительных линий и создать условия для свободного общения между людьми. Одним из главных вопросов саммита стал вопрос безвизового передвижения россиян по Европе. По мнению политолога, президента Фонда "Политика" Вячеслава Никонова, ждать скорого решения этого вопроса не стоит.

Вячеслав Никонов: На этом саммите вопросы, связанные с большей свободой передвижения граждан России и Европейского Союза, сейчас находятся в таком эволюционистском настроении. визовая проблема, безусловно, это проблема на годы, если не на десятилетия. Европейский Союз не собирается либерализовать свою миграционную политику в отношении России это очевидно.

Максим Ярошевский: А с чем это связано, по вашему мнению?

Вячеслав Никонов: Это связано с растущим национализмом в Европе, вызванным, помимо прочего, большим наплывом эмигрантов. Достаточно сложная ситуация на рынке труда, сопротивление со стороны профсоюзов многих стран к тому, чтобы открывать двери этих государств для рабочей силы извне.

Максим Ярошевский: Корреспондент Радио Свобода в Германии Евгений Бовкун беседовал с видным германским историком, специалистом по проблемам европейской безопасности Михаэлем Штюрмером.

Евгений Бовкун: Господин Штюрмер, чем характерен, по вашему мнению, нынешний московский саммит с участием политиков Европейского Союза и России?

Михаэль Штюрмер: Обилием дружеских и символических жестов, но и некоторыми огорчениями, ибо в Москву приехали далеко не все, кого Путин рад был бы видеть. Их отсутствие для него неприятный факт. Некоторые политики, в частности, Буш предприняли поездки, которые тоже не обрадовали Путина, а другие, например, Шредер толком не знали, какие мирные отношения они должны хвалить - те, которые существовали в Германии и России до 1939 года, или после последующие договоренности? Разобраться в этом во время официальных церемоний действительно непросто. Остается демонстрировать нарочитую любезность и дружелюбие.

Евгений Бовкун: Германия практикует в Европе дипломатию двусторонних встреч - Шредер-Ширак, Шредер-Путин. Может ли быть полезной для ЕС российская политика Германии?

Михаэль Штюрмер: Нет, не может. Российская политика Германии должна быть более взвешенной. Для этого Германия должна проводить уверенную политику в отношении ЕС, что означает, прежде всего, крепкие связи с Америкой. Европейский Союз раскололся на американской политике.

Евгений Бовкун: При каких предпосылках ЕС мог бы считать свои отношения с Россией продуктивными и стабильными?

Михаэль Штюрмер: Это возможно только в том случае, если снимется напряженность в российско-американских отношениях. В них все еще ощущаются признаки взаимной подозрительности и недоверия.

Евгений Бовкун: Сохраняют ли свое значение для мировой политики подобные встречи в верхах?

Михаэль Штюрмер: Разумеется, сохраняют, но не всегда положительные значения. Мне кажется, что такие саммиты нуждаются в хорошей подготовке, в тщательной и долговременной дипломатической притирке. Тогда как наспех подготовленные встречи тет-а-тет, как правило, непродуктивны. Вспомните саммит 1912 года в Эстонии перед Первой мировой войной, когда императоры Вильгельм II и Николай II уверяли друг друга в дружеских чувствах и мечтали поделить мир, действуя рука об руку против Англии и Америки. Такие саммиты бесполезны и в прошлом, и в настоящем.

Нынешние политические лидеры чересчур перегружены повседневной работой, чтобы как следует подготовиться к серьезной встрече в верхах. Я вообще не сторонник саммитов. Они имеют смысл только в том случае, если хорошо, очень хорошо подготовлены. Чем сложнее повестка дня, тем скромнее оказываются результаты.

Евгений Бовкун: Как, по-вашему, стремится Россия найти у ЕС понимание своей политики?

Михаэль Штюрмер: Безусловно. В этом убеждают официальные речи. Многие слова Путина крепко запали в немецкую душу, хотя и не имели собственного политического значения.

Евгений Бовкун: Есть ли у России шансы в ближайшем будущем стать надежным партнером Европейского Союза?

Михаэль Штюрмер: Такие шансы, конечно, есть. Я думаю, что Путин ищет эти шансы какой-то частью своей политики. Но другой частью той же политики он эти шансы разрушает. Возьмите его политику в Чечне, в отношении Ирана, Сирии или Израиля, политику нажима на США. Впрочем, должен сказать, что и в политике Германии противоречий достаточно.

XS
SM
MD
LG