Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Грузинские власти готовы начать принудительный вывод российских военных баз


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Гогин.

Кирилл Кобрин: Власти Грузии готовы начать принудительный вывод российских военных баз с территории страны, если до 15 мая не удастся договориться о сроках пребывания российских военных в Батуми и Ахалкалаки. Это следует из сегодняшнего заявления председателя грузинского парламента Нино Бурджанадзе.

Сергей Гогин: Нино Буржданадзе потребовала от министра иностранных дел Грузии отчитаться о том, как выполняется постановление парламента о выводе российских баз. Подробнее о содержании этого постановления и о развитии конфликтной ситуации с выводом российских военных из Грузии рассказывает корреспондент Свободы в Тбилиси Георгий Кобаладзе.

Георгий Кобаладзе: Проблема вывода российских войск из Грузии, по всей видимости, останется одной из главных тем российско-грузинских отношений. Грузинская сторона полна решимости добиваться скорейшего выполнения постановления парламента о ликвидации российского военного присутствия в стране. Как известно, постановление предусматривает блокаду военных баз мирными способами в случае, если Россия не согласится вывести воинский контингент в течение трех лет. Москва в последнее время настаивает на четырехлетнем сроке вывода войск и выступает против конкретизации этапов данного процесса. Ряд депутатов парламента Грузии обвинил министра иностранных дел страны Саломе Зурабишвили в чрезмерной уступчивости в ходе переговоров с российским коллегой в Москве. Эти упреки фактически повторила председатель парламента Грузии Нино Бурджанадзе.

Нино Бурджанадзе: В ближайшие дни мы вернемся к вопросу выполнения исполнительной властью постановления парламента и потребуем, в том числе от министерства иностранных дел, отчета о конкретных шагах по выполнению нашего постановления.

Георгий Кобаладзе: Однако председатель комитета по внешним делам парламента Грузии Коте Габашвили отметил в интервью журналистам, что первоначально, по крайней мере, до конца года Грузия использует лишь мягкие меры, такие как, например, отказ в выдаче виз российским военнослужащим и ужесточение контроля над их передвижением по территории страны.

Сергей Гогин: Председатель Комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев резко раскритиковал заявление Нино Бурджанадзе о том, что Грузия может в одностороннем порядке перевести российские базы в режим вывода. Косачев назвал заявление спикера грузинского парламента Нино Бурджанадзе безусловным шантажом и выражением недружественного отношения к России.

Константин Косачев: Даже Папу Римского избирают до тех пор, пока не будет достигнут консенсус. И когда на двусторонних переговорах любого характера устанавливается конечная дата одной из сторон, и при этом этой стороной выдвигаются максималистские требования, то это загоняет переговоры, безусловно, в тупик. Получается, что либо мы должны до установленной даты согласиться на эти максималистские требования, либо нарваться на те санкции, которыми угрожает противоположная сторона. Так переговоры не проводятся нигде и никогда.

Сергей Гогин: Ранее Россия планировала завершить вывод двух своих баз из Грузии в течение 10-11 лет. Константин Косачев считает, что эти сроки были изначально завышены в качестве отправной точки для переговоров. Очевидно, Россия исходила из принципа: проси больше - дадут меньше. Впрочем, по словам депутата, на переговорах по срокам вывода своих военных баз Россия уже сделала ряд серьезных уступок грузинской стороне.

Константин Косачев: Мы существенным образом пересмотрели предполагавшиеся сроки вывода этих баз - с 11 до 4 лет. И второе, мы существенным образом пересмотрели свои планы по дальнейшему обустройству выводимых баз. Если изначально те сроки, завышенные, которые назывались, были связаны с тем, что предполагалось устроительство соответствующих мест размещения наших военнослужащих и техники, что называется, с нуля, то теперь по тому графику, который предполагается сегодня, соответствующие подразделения будут выводиться на уже имеющиеся инфраструктурные возможности как в Российской Федерации, так и в третьих странах, например - в Армении. И это для нас менее удобно и с военной, и с технической точки зрения решение, тем не менее, оно принято в интересах достижения компромисса.

Сергей Гогин: Как рассказал Радио Свободе военный обозреватель "Новой газеты" Вячеслав Измайлов, часть выведенных из Грузии войск предполагается разместить в Ботлихском районе Дагестана, что уже породило там конфликтую ситуацию.

Вячеслав Измайлов: Население этого района против этого размещения, потому что разместить военных хотят в месте проживания этнических ботлихцев. В Ботлихском районе живут аварцы и маленькая народность, которая насчитывает всего лишь 7 тысяч человек, - это ботлихцы. Так вот, территория, которая выделена военным администрацией района, но не администрацией села, руководством и правительством Дагестана, - это именно территория, которая принадлежит этому маленькому народу. А у ботлихцев своей земли не хватает, это горные места, где люди живут в основном за счет скотоводства и садоводства. И вот эти пастбища и эти сады отдают фактически военным. Там большой назревает конфликт. Взрослые люди еле-еле удерживают молодежь от каких-то очень активных действий.

Наше Министерство обороны, которое не вышло еще из конфликта в Грузии, создает уже новый конфликт. Военные уже начали там строиться, уже многое построено, уже вложены туда деньги. Почему не спросили у людей там? Неужели у них нельзя было найти другие земли?

Сергей Гогин: Как заявил в минувшую среду начальник Генерального штаба российских Вооруженных сил Юрий Балуевский, если срок вывода баз из Ахалкалаки и Батуми будет меньше четырех лет, тогда "может повториться печальный опыт вывода российских войск из Центральной и Восточной Европы в чистое поле". Начальник Генштаба заявил, что затраты на вывод баз из Грузии и их обустройство в России составят более 300 миллионов долларов, и что "сегодня таких денег в бюджете Минобороны нет". По словам Балуевского, вывести базы к середине 2007 года, на чем настаивает грузинская сторона, невозможно "технически и практически ", поскольку предстоит вывезти тысячи единиц техники, военное имущество, а также весь личный состав баз. Для этого, сказал Балуевский, потребуется отправить из Грузии в Россию более 50 железнодорожных эшелонов.

С мнением начальника Генштаба спорит военный эксперт Павел Фельгенгауэр.

Павел Фельгенгауэр: Там выводить-то нечего, там местные в основном. Там можно вывезти часть техники, да и то она устарела, нам эта техника не больно нужна, можно было бы грузинам оставить. Выводить оттуда, по сути, надо несколько сот офицеров с семьями. Наши, понимая, что удержать их все равно не получится, с опережением согласились на вывод, но что-то можно было бы получить от грузин. Можно было бы просто улучшить с ними отношения. А сейчас уже поздновато, потому что, как ни поставь, всем понятно, что нас просто оттуда выгоняют. Это, во-первых, унизительно. И это просто большая потеря престижа в Кавказском регионе, когда все видят, что Грузия может, в общем, пинками выгонять российские базы, а нам ничего не остается, как упираться и отступать.

Сергей Гогин: Несмотря на жесткие заявления Тбилиси, российские военачальники продолжают настаивать на своих планах вывода военных баз из Грузии. Как заявил в четверг командующий войсками Северо-Кавказского военного округа генерал армии Александр Баранов, для вывода баз понадобится не менее 4-4,5 лет. "Если это делать в спокойной, нормальной обстановке, чтобы это было цивилизованно", - подчеркнул генерал.

XS
SM
MD
LG